ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Сколько я тебе плачу, Джонни?

– Две сотни в неделю.

– То же самое мне сказал Энди. Да… Две сотни. Тебе давно уже стоило пожаловаться мне.

– Я не жалуюсь, – тихо ответил Джонни. – Мне кажется, человеку платят столько, сколько он заслуживает.

Массино недоверчиво покосился на него:

– Остальные так не считают. Они просят все больше и больше денег. – Он отпил немного виски, помолчал, затем продолжил: – Ты мой лучший человек, Джонни. Что-то в тебе мне нравится. Может быть, воспоминания о том, как ты стрелял. Меня бы сейчас тут не было со всеми этими чертовыми книгами, если бы не ты… Три раза, верно?

– Точно…

– Три раза. – Массино покачал головой. – Ты отлично стрелял. – Вновь последовала долгая пауза, затем он продолжил: – Если бы ты пришел ко мне два-три года назад и попросил больше денег, я бы дал их тебе. – Он направил сигару в Джонни. – Почему ты этого не сделал?

– Я уже сказал вам, мистер Джо, – ответил Джонни. – Человек получает то, что заслуживает. Я не много делаю. Я то работаю, то нет. В основном я работаю только по пятницам. Так что…

– Вы с Сэмми хорошо ладите?

– Конечно.

– Он боится. Он ведь ненавидит эту работу?

– Ему нужны деньги.

– Это точно. Я собираюсь кое-что поменять. Мне об этом уже говорили пару раз. Времена меняются. Похоже, людям не нравится, когда какой-то черный забирает деньги. Мне нужен твой совет, Джонни. Ты думаешь, мне стоит что-нибудь поменять?

Джонни не нужно было думать долго. Было не время кого-то защищать, даже Сэмми. Через шесть дней, если дело выгорит, у него будет сто пятьдесят тысяч долларов.

– Я работаю с Сэмми, – тихо ответил он. – Я делаю это уже десять лет, мистер Джо. И я буду делать это с тем, с кем вы мне скажете.

– Я собираюсь все поменять, Джонни, – сказал Массино. – Тебя и Сэмми. Десять лет – это чертовски большой срок. Сэмми умеет водить машину?

– Конечно, и он неплохо в них разбирается. Он вырос в автомастерской.

– Я слышал об этом. Ты думаешь, он бы хотел стать моим шофером? Жена мне уже давно с этим надоедает. Она говорит, что мне не пристало самому водить «ролле». Господи, она даже придумала форму! Ей кажется, Сэмми будет отлично выглядеть в форме.

– Может быть, но спросите его самого, мистер Джо.

– Поговори с ним, Джонни. Сколько он получает?

– Сотню.

– Хорошо, скажи ему, что на новой работе он сможет получать сто пятьдесят.

– Я скажу ему.

Еще одна длинная пауза. Джонни ждал, когда решится его судьба.

– Теперь о тебе, Джонни, – наконец сказал Массино. – Тебя хорошо знают в городе. Люди любят и уважают тебя. У тебя хорошая репутация. Как насчет того, чтобы заняться игральными автоматами?

Джонни побледнел. Это было последнее из того, что он ожидал услышать… Последнее из того, что он хотел. Берни Шульц, толстый пожилой человек, занимался этим. Он занимался игральными автоматами уже пять лет. Берни постоянно говорил Джонни о своих бедах, говорил, что Энди постоянно на него давит, если выручка от автоматов оказывается меньше запланированной. А, как говорил Берни, выполнить план Энди просто невозможно.

Джонни вспомнил Берни: весь в поту, черные круги под глазами.

«Чертова работа, Джонни, – говорил он. – Ты даже представить себе не можешь. На тебя постоянно давит этот сукин сын. Ты стираешь свои чертовы ноги, пытаясь заставить хоть кого-то купить эти машины. Потом, если кто-то наконец соглашается, какой-нибудь чертов ребенок ломает их. Работа никогда не прекращается».

– А что с Берни? – спросил Джонни, чтобы потянуть время.

– Берни уже ничего не может. – Расслабленность и спокойствие вмиг сменились у Массино холодом и жестокостью. – Ты справишься с этим, Джонни. У тебя не будет проблем с поиском покупателей. Люди тебя уважают. Я буду платить тебе четыре сотни плюс один процент с продаж, так ты сможешь получить восемь сотен, если будешь хорошо работать. Что скажешь?

Джонни думал. Это было предложение, от которого он не осмелился бы отказаться. Он был уверен, что его вышибут, если он откажется. А он еще пока не был готов получить пинок под зад.

– Когда начинать? – спросил Джонни, глядя прямо в глаза Массино.

Массино ухмыльнулся и, наклонившись вперед, снова хлопнул Джонни по колену.

– Вот то, что мне в тебе нравится, Джонни, – сказал он. – Я знал, что не ошибся в тебе. Начнешь работать со следующего месяца. К тому времени я разберусь с Берни. Поговори с Энди, он тебе объяснит, что делать. – Он поднялся и взглянул на наручные часы. Джонни тоже встал. – Мне нужно идти. Я должен быть с женой на какой-то чертовой вечеринке. Ну что ж, Джонни. Считай, что теперь у тебя в кармане восемь сотен в неделю. – Он положил свою толстую руку Джонни на плечо и проводил к двери. – Поговори с Сэмми. Если ему нужна эта работа, пусть он поговорит с Энди, тот приготовит для него форму. В следующую пятницу вы двое соберете деньги в последний раз, а потом начнете новую работу… Так?

– Что касается меня – да, – ответил Джонни, выходя в холл, где его уже ждал дворецкий.

– До встречи, – сказал Массино и устремился вверх по лестнице, что-то насвистывая себе под нос.

Подойдя к машине, Джонни посмотрел на часы. Было пять минут десятого. Хорошо зная аппетит Мелани, он решил, что она будет занята еще полчаса. А значит, есть время перекинуться парой слов с Берни Шульцем.

Через пятнадцать минут он был уже в квартире Берни. Тот сидел перед телевизором с кружкой пива в руке.

Жена Берни, полная женщина, всегда приветливая, открыла ему дверь и сразу же ушла в кухню. Она знала, что эти двое будут говорить о делах, а она никогда не лезла в дела Берни.

Джонни не стал ходить вокруг да около. Как только Берни выключил телевизор и предложил пива, от которого Джонни отказался, он сразу перешел к делу.

– Я только что говорил с мистером Джо, – сказал он. – Тебе дают пинок под зад, Берни, и я получаю твою работу.

Берни непонимающе уставился на него:

– Повтори?

Джонни снова озвучил новость.

– Это правда? Ты не шутишь?

– Я тебе говорю.

Берни глубоко вздохнул и вдруг засиял, как медный таз, разом помолодев как минимум лет на десять.

– Отлично! – Он хлопнул в ладоши. – Я годами молился об этом! Итак, теперь я свободен!

– Я думал, что тебе это понравится, – сказал Джонни. – Вот почему я сразу же пришел к тебе. Что ты теперь будешь делать, Берни? Теперь ты уже не будешь в деле.

– Делать? Я? – Берни радостно смеялся. – У меня есть деньги. У моего шурина фруктовая ферма в Калифорнии. Вот что я буду делать! Собирать фрукты под солнцем, ни о чем не беспокоясь в этом чертовом мире!

– Да… – Мысли Джонни перенеслись к мечтам о море. – Ну что ж, Берни, теперь я буду делать твою работу. Скажи, это чего-нибудь стоит?

Берни допил пиво и поставил кружку:

– Мистер Джо платит мне восемь сотен в неделю и один процент с выручки, но этот один процент ничего не значит. За все те чертовы годы, что я работал, я никогда не выполнял план этой скотины Энди, так что ты можешь забыть об одном проценте. Но все равно платят восемь сотен, Джонни, хотя это адская работа. У меня получилось откладывать от того, что мне платили, значит, и у тебя получится.

Восемь сотен в неделю. Массино обещал ему только четыре и один процент, который, если верить Берни, ничего не значил!

Злоба съедала Джонни, но он держал себя в руках. «Ты мой лучший человек, Джонни. Что-то мне в тебе нравится» – вот что говорил этот вор, жирный сукин сын!

«Ну что ж, ничего, – убеждал себя Джонни, вставая с кресла, – я тоже стану таким же!»

Оставив Берни, он сел в машину и поехал к Мелани.

На следующее утро, когда Мелани ушла на работу, Джонни вернулся к себе домой и приготовил завтрак. Ему предстоял целый день, и он не знал, чем заняться. У него было плохое настроение. Джонни все еще думал о подлости Массино. Теперь он уже точно не сомневался насчет ограбления.

6
{"b":"541311","o":1}