ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Феннер поморщился:

– Я сейчас занят, приятель. Позвоните мне в офис завтра, когда я буду свободен.

Гроссет сделал многозначительный жест в сторону двух полицейских в штатском, стоявших у выхода.

– Мы можем поговорить здесь или у меня в кабинете, – вежливо возразил он.

Феннер усмехнулся:

– Это что, захват? О’кей, давайте поговорим здесь, и побыстрее.

– Я кое-что забыла, – внезапно проговорила Паула. – Сейчас вернусь. – И она пошла в коктейль-бар. Линдсей все еще был там, и она устроилась рядом с ним.

– Вы не должны думать, что мистер Феннер злой человек, – промолвила она. – Его очень беспокоит одно дело, и он думает только о нем, а против вас он ничего не имеет.

Линдсей поднял голову и посмотрел на нее.

– Думаю, мне не нужно было его просить, – сокрушенно сказал он, – но моя маленькая девочка так много для меня значит!

Паула открыла свою сумочку и достала небольшой блокнот.

– Расскажите мне, что случилось, – попросила она. – Ничего не могу обещать, но постараюсь как-то его убедить.

В глазах Линдсея сверкнул огонек надежды.

– Я очень надеюсь, – произнес он. – Что мне вам рассказать?

Феннер с Гроссетом прошли в укромный уголок вестибюля и сели. Феннер был настороже.

Гроссет держался вежливо, даже подчеркнуто вежливо. Он щелчком открыл золотой портсигар и предложил сигарету Феннеру, а потом дал ему прикурить от своей золотой зажигалки.

– Хорошо вы там у себя в прокуратуре живете, – сухо заметил Феннер.

– Кажется, у нас с вами раньше не было никаких дел, – сказал Гроссет. Он закинул ногу на ногу, так что стали видны его носки в полоску. – Я проверил вашу лицензию. Вы хорошо заработали на этом деле с похищением мисс Блэндиш, вокруг которого было столько шума. Вам повезло, и вы смогли перебраться из Канзаса сюда. Разве не так?

Феннер выпустил из ноздрей большую струю дыма.

– Хорошо излагаете, – промолвил он. – Пока все верно.

Гроссет принял многозначительный вид:

– В Нью-Йорке вы уже шесть месяцев. Кажется, за это время вам ничего не удалось сделать.

Феннер зевнул.

– Я не берусь за все подряд, – ответил он равнодушно.

– Сегодня утром мы получили относительно вас довольно любопытную информацию.

Феннер саркастически усмехнулся:

– Да? Настолько любопытную, что прислали ко мне нескольких своих мордоворотов, но им ничего не обломилось.

Гроссет улыбнулся:

– Мы после этого тщательно осмотрели здание и в одном из кабинетов нашли мертвого китайца.

– Ну и в чем дело? – вскинул брови Феннер. – Вы хотите, чтобы я отыскал его убийц?

– Согласно сведениям, полученным нами сегодня утром, мертвого китайца следовало искать в вашем кабинете.

– Ну и что за печаль? Что, его по ошибке положили не в ту комнату?

Гроссет раздавил окурок в пепельнице.

– Послушайте, Феннер, нам с вами незачем ссориться. Я выложу карты на стол. Этот китаец был убит тридцать шесть часов назад. Это было подстроено, и довольно неуклюже, но нам надо было все проверить. Ну а теперь нас интересует этот китаец, и мы хотим с ним разобраться. Как насчет того, чтобы вы поделились своими соображениями на этот счет?

Феннер почесал свой нос.

– Братишка, – сказал он, – я чувствую, что после ваших слов мне захотелось вступить в Армию спасения. Если бы я хоть что-то знал, то обязательно вам рассказал бы. Но у меня в офисе никогда никаких китайцев не было. Я никогда не видел вашего мертвого китайца и, дай бог, никогда не увижу.

Гроссет задумчиво на него посмотрел.

– Я слышал, что вы всегда себя так держите с полицией, – пробурчал он. – Вам нравится все делать самому и потом предоставлять нам готовые результаты. Ладно, если вы хотите так играть, – валяйте. Мы вам окажем содействие, если сможем, но, если вы вляпаетесь, мы вас возьмем на крючок, да так, что мало не покажется.

Феннер усмехнулся и поднялся на ноги.

– Все? – спросил он. – Если вы закончили, то мне надо идти по делам.

Гроссет кивнул:

– Будьте поблизости, Феннер. Скоро вы мне еще понадобитесь. – Он махнул рукой своим помощникам, и они вышли из вестибюля.

Феннер последовал за ними, но в дверях его поймала вышедшая из коктейль-бара Паула.

– Где ты была? – спросил он.

– Послушай, Дэйв, – сказала она, – я поговорила с мистером Линдсеем и записала, что случилось с его дочерью. Ты не взглянешь?

Феннер холодно на нее посмотрел:

– Ты сегодня все свои доспехи надела?

– Тебе-то что до того, что я надела?

– Мы с тобой, детка, поговорим как следует, когда вернемся в офис, и после этого тебе придется пару недель постоять на ушах. А теперь послушай: больше ни слова об этом Линдсее и его дочери. Он меня никогда не интересовал и не будет интересовать. У меня голова и так переполнена.

– Это меня не удивляет, если иметь в виду размеры твоей головы, – холодно заметила Паула и вышла за ним на улицу.

Войдя в кабинет, Феннер подошел к столу и сел. Он закурил сигарету и крикнул Пауле:

– Иди сюда, красотка!

Паула проскользнула через дверь и села на подлокотник его кресла, приготовив карандаш и блокнот.

Феннер покачал головой.

– Я не собираюсь диктовать, – сказал он. – Я хочу, чтобы ты составила мне компанию.

Паула положила руки себе на колени.

– О’кей, – ответила она. – Я вся внимание.

Феннер задумался.

– Может быть, я бы получил возможность ухватиться за какую-нибудь ниточку, если бы вернул копам эти деньги. Но тогда бы они тоже во все это влезли. Гроссет очень беспокоится об этом китайце. И ко мне присматривается. Все, что я сделаю, этот красавчик употребит в свою пользу.

– А почему бы и нет? Он мог бы найти для тебя эту девушку, если бы ты ему предоставил такую возможность.

Феннер покачал головой.

– Я полагаюсь только на самого себя, – ответил он. – Что-то мне подсказывает, что копам сюда лучше не соваться.

Паула посмотрела на часы. Время приближалось к пяти.

– Мне надо поработать, – сказала она. – Сейчас-то все равно ничего не сделаешь.

Феннер нетерпеливо заерзал.

– Сиди, сиди. Ты что, не у меня работаешь?

Паула устроилась поудобнее. Она знала, что, когда Феннер в таком настроении, лучше ему не перечить.

– Если эта мышка больше не придет, дело заглохнет само собой. Я не знаю, что тут делать и кто она такая. Она может быть кем угодно. Все, что мне известно, – это то, что у нее есть сестра, которая интересуется двенадцатью китайцами. Если этот мертвый китаец был одним из них, то осталось еще одиннадцать. Зачем она оставила мне эти деньги и потом сбежала?

– Может быть, она увидела кого-то, кого знала, испугалась и потеряла голову? – осторожно предположила Паула.

Феннер задумался.

– Видела она кого-нибудь, кто мог ее напугать?

Паула покачала головой:

– Ты знаешь, на что походит вестибюль отеля «Балтимор» в это время?

– Конечно. – Феннер встал и начал возбужденно расхаживать по устилавшему пол ковру. – Если все так складывается, нам не остается ничего другого, как сидеть у телефона и ждать звонка. Может быть, она не позвонит, но, если это произойдет, я должен сразу об этом узнать.

Паула застонала.

– Итак, – продолжил Феннер, – поезжай домой, собери сумку и возвращайся сюда. Выспишься и здесь.

Паула поднялась на ноги:

– Насколько я понимаю, сам ты отправишься домой и будешь спать у себя в теплой кровати.

– Не беспокойся о том, что я буду делать. Я тебе скажу, где меня можно будет найти.

Паула надела шляпу и пальто.

– Если привратник узнает, что я здесь сплю, он может черт знает что подумать.

– Все будет в порядке. Он понимает, что я не простой человек, и не станет поднимать шум.

Паула вышла, захлопнув за собой дверь. Феннер усмехнулся, снял трубку и набрал номер.

– Прокуратура? Дайте мне Гроссета. Скажите, что с ним хочет поговорить Феннер.

4
{"b":"541312","o":1}