ЛитМир - Электронная Библиотека

– Так я и думала! «Кларион» окончательно утратила не только самостоятельность, но и остатки мужества!

– А на черта ей это надо? Умирающему требуется скорее что-нибудь успокоительное. Отправляйтесь-ка отдыхать, деточка, у вас утомленный вид. Хотите поужинать с нами?

– Спасибо, но не сегодня. Вечером у меня свидание. Так что в другой раз.

– Вы от меня что-то скрываете, Клара! – В глазах Сэма заплясали лукавые огоньки. – Уж не влюбились ли вы?

– Я? О нет! – Девушка смущенно хихикнула. – Вы же знаете, я замужем за работой.

– То же самое и я говорил как раз незадолго до женитьбы. Так кто же это?

– Очень милый молодой человек по имени Питер Каллен, – промолвила Клара, не отрывая глаз от окна, а Сэм смотрел на нее с легкой улыбкой. – Мы познакомились несколько месяцев назад, и он мне в общем нравится. Два раза в неделю мы ужинаем вместе, и иногда я позволяю себя поцеловать. Вот и все. Вы довольны?

– Он вам и вправду по душе?

– Я же вам сказала. А что до... нет, не думаю...

– Но вы хоть счастливы?

– Очень... но мне пора бежать. Так что мы будем делать с этой историей? Вы точно не хотите напустить меня на них?

– Предоставьте все мне. – Сэм сделал на календаре пометку. – И будьте осторожны с этим молодым человеком, деточка!

Клара уже от двери обернулась.

– Не волнуйтесь! – рассмеялась она. – Если мне больше ничего не грозит, то я могу спать спокойно!

И она вышла.

Глава 3

Гарри Дьюк чуть склонился над зеленым сукном стола. Его тонкая загорелая рука небрежно подбрасывала красные и белые кости.

– Болтают, будто у Бельмана от страху поджилки трясутся, – сказал он.

Келлс сонно наблюдал, как кости, подпрыгнув в руке Дьюка, покатились по столу и замерли. На каждой выпало шесть очков.

– Вот это да! – воскликнул Келлс. – Один на тысячу!

Дьюк собрал кости и снова бросил. И опять выпало по шесть очков.

Келлс развалился на стуле. Он был среднего роста, темноволос и худ. Узкое лицо казалось упрямым, почти жестоким. Сейчас его мягкая шляпа съехала на затылок, левая рука спокойно лежала в вырезе жилета, а в правой Келлс держал щепку и ковырял в зубах.

Дьюк повторил замечание насчет Бельмана.

– Не слушай всякую чепуху! – устало посоветовал Келлс. – Это вообще на тебя не похоже. Кто угодно – пожалуйста, но только не ты.

– Ладно. – Дьюк снова смешал кости. – Так, по-твоему, и поджилки в норме и с пищеварением порядок?

Он бросил кости. Опять одни шестерки.

– Чего Бельману не хватает, – отозвался Келлс, – так это твоей поддержки. Он думает, вам стоит объединиться. Ты бы занялся рулеткой, а он – управлением.

– Бельман уже год как открыл лавочку. И только сейчас вдруг подумал обо мне? Странновато!

Дьюк вытащил из кармана коробку сигар, выбрал тонкую крапчатую гавану и протянул остальные Келлсу, но тот покачал головой:

– Бельман малость медлителен, но парень надежный. – Келлс уставился в одну точку где-то за спиной Дьюка. – Сейчас дело на полном ходу, и он может позволить себе оглядеться. Меньше всего доходу от рулетки, а ты знаешь эту штуку как свои пять пальцев. Так почему бы тебе ею не заняться? Бельман не станет скаредничать.

– Надо думать. Всем известно, что я не привык работать за просто так, – улыбнулся Дьюк.

– Да тебя никто и не просит рвать кишки. – Келлс заерзал на стуле. – Просто появись – и клиенты мигом сообразят, что на рулетке можно заработать.

Дьюк прикусил сигару мелкими, ослепительно белыми зубами:

– Спички есть?

– Держи! – Келлс бросил коробок на стол и вкрадчиво добавил: – Подумай, за такой пустяк – до пятисот долларов в неделю.

Дьюк закурил и вернул спички.

– Право же, он, видать, здорово перетрухнул! – Гарри рассмеялся. – Но зачем темнить? Почему не сказать прямо, что нужна моя защита?

– Ладно, поразмысли об этом деле, – проворчал Келлс, вставая и застегивая пиджак. – Сходи к Бельману, взгляни на заведение. Установка – шик-модерн, куча смазливых бабенок, любая жратва и выпивка. Хочешь – можешь получить собственный кабинет с телефоном. И никто не станет давить на психику. Нужна секретарша, чтоб занималась писаниной и отвечала на звонки, – пожалуйста. А коли вдруг поднимется давление – она и этим сможет заняться... Короче, дело выгодное.

Дьюк снова принялся небрежно подбрасывать кости.

– Что-то я не очень уверен, – сказал он, не поднимая глаз. – Бельману нужна «крыша», это ясно. И вот, зная, что я не боюсь ввязываться в драку, он хочет воспользоваться мной, чтобы нагнать страху на кого-то другого. Меня такие дела не прельщают.

– Но ты все-таки подумай, – посоветовал Келлс, открывая дверь. – И не попади пальцем в небо. Бельман никого и ничего не боится. Впрочем, ты его знаешь.

Дьюк покачал головой:

– Разумеется. Разве он не тот самый тип, что, собираясь принять ванну, надевает спасательный пояс?

Келлс нахмурился, хотел было что-то возразить, но передумал и молча вышел.

Минут пять кости продолжали кататься по столику. Дьюк смотрел на них, не видя. Сигара ровно обгорала, обволакивая лицо густым едким дымом и заставляя жмурить глаза.

Зазвонил телефон. Дьюк протянул руку, снял трубку и вытащил изо рта сигару.

– Да! – сказал он, неподвижно глядя на стену напротив.

– Дьюк? – спросил женский голос.

– В чем дело?

– Вы Гарри Дьюк?

Голос звучал мягко, с легким южным акцентом.

– Да, – нетерпеливо бросил Дьюк. – Кто говорит?

– Тогда слушайте внимательно, – проговорила женщина. – Бросьте Бельмана. Я не шучу, это очень серьезно. Собирайте чемодан и отправляйтесь куда угодно, но только не связывайтесь с Бельманом. Мне было бы неприятно узнать о вашей смерти.

Раздался щелчок – и связь прервалась. Дьюк задумчиво опустил трубку.

– Так-так, – пробормотал он вполголоса, еще раз машинально подбросил и снова поймал кости, потом встал, взял шляпу и вышел из кабинета.

В одном из залов первого этажа несколько мужчин, собравшись у большого стола, играли в крэп. В воздухе стоял тяжелый табачный смог. Увидев входящего Дьюка, Питер Каллен отвернулся от стола и шагнул навстречу:

– Слушай, Гарри, ты знаешь, что я хочу представить тебя своей невесте?

– Какой невесте? – рассеянно спросил Дьюк, следя за ходом игры.

– Да проснись же, старик. – Каллен потянул его за руку. – Только не говори, что забыл. Я уже не одну неделю за тобой охочусь. На сей раз предупреждаю – никаких отговорок.

Дьюк стряхнул оцепенение, и его узкое суровое лицо осветила неожиданно добрая улыбка.

– Прости, дружище, я думал о другом. Так ты хочешь познакомить меня со своей невестой? Отлично. Где и когда?

– Она приедет в восемь. Поужинаем вместе?

– Ну уж нет. – Дьюк покачал головой. – Никогда не надо нарушать междусобойчик влюбленных. Лучше скажи, где вас найти, и я присоединюсь попозже.

Каллен улыбнулся:

– Не болтай чепухи, мы еще не на той стадии. Так куда пойдем?

– В «Пери», к Бельману. Годится? Тогда давай договоримся на полдевятого.

– О'кей, – согласился Каллен и, понизив голос, добавил: – Скажи-ка, это, случайно, не Келлс только что был у тебя?

Дьюк метнул на него быстрый взгляд и погладил усы.

– Да, он самый.

– Ужасный мерзавец! – Каллен нахмурил брови. – Хотел бы я повстречаться с ним в темном уголке...

– А я – нисколько, – с улыбкой заметил Дьюк. – Такие встречи приятны только с девочками. – И, резко меняя тему, спросил: – Не знаешь, Шульц наверху?

Каллен кивнул.

– Мне надо с ним потолковать. – Дьюк направился к лестнице. – До скорого, дружище!

Каллен помахал ему рукой и вернулся к столу.

Поднявшись на последнюю площадку лестницы, Дьюк выбросил окурок и открыл застекленную дверь, на которой виднелась когда-то позолоченная, а теперь полустертая надпись: «Пол Шульц, администратор». Жирный и лысый хозяин кабинета восседал за громадным столом. У него были тревожно бегающие холодные глаза, а щеки прорезали две глубокие вертикальные борозды – следствие постоянной «дежурной» улыбки. «Надо же – Гарри», – пробормотал Шульц и указал жирной лапой на кресло. Дьюк сел, скрестил на плоском животе руки и без особой симпатии воззрился на Шульца.

3
{"b":"541313","o":1}