ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты, братец, посторонись, – попросил я. – Дай войти уважаемым людям!

Стюрмир и Ове Толстый.

– Ха! – воскликнул Ове. – Гримар! Ты что тут делаешь? Как дела у Харека-конунга? Можешь ему передать, что мы теперь тоже любим христиан[6]. Мы взяли у них много хороших вещей, а наш хёвдинг, – кивок в мою сторону, – даже заполучил отличного лекаря из жрецов франкского бога. Хочешь поговорить с ним о вере? Он это любит. Ульф, я так понял: ты звал нас к обеду. А где еда?

– Ты всё такой же болтун, Толстый! – дружелюбно пророкотал Короткая Шея. На фоне Ове он уже не казался таким здоровенным. – Я ушел от Харека. Теперь мой вождь – Ивар Рагнарсон. А ты, значит, больше не служишь Хрёреку Соколу?

– С чего ты взял? Хрёрек – наш конунг. А Ульф поставил меня к кормилу, когда мой корабль утопили люди Полумесяца. Ты, верно, слыхал: в прошлом году мы зашли так далеко на юг, что наши лица уже ощущали жар Муспельхейма[7].

– Я слыхал об этом славном походе, – сдержанно произнес Гримар. – Потому и ушел от Харекаконунга. Служба ему весьма почетна, но ни славы, ни золота там не добыть.

И поглядел на золотые побрякушки, украшавшие мою Гудрун. Сначала на золото, потом – на меня. Уже не столь надменно, как раньше. Осознал, надо полагать, что мне принадлежит не только то, что под платьем, но и то, что на нем. И такое осознание прибавило мне росту. Фута этак на два.

– Эти двое из Хедебю могут болтать хоть до вечера, – подал голос Стюрмир. – А у меня от смолы и дыма глотку дерет. Гудрун, краса твоя может сравниться только с пивом, которое ты варишь! Дай же мне вкусить этого дивного напитка!

Напряжение рассосалось. Гости и хозяева уселись за стол, который мои домочадцы проворно завалили разнообразной снедью. Дом наполнился хрустом, чавканьем и бульканьем. Впрочем, славные викинги не забывали о возлияниях богам и о высокопарных тостах. Причем каждый третий тост произносил Гримар. В стихах. Исключительно о красоте моей невесты.

Дать бы ему в рыло хорошенько, но – не получится. Даже если откинуть в сторону тот факт, что он – мой гость, всё равно не получится. По такой роже надо не кулаком бить, а сразу топором.

Чтобы как-то развеяться, я вылез из-за стола и отправился поглядеть, всё ли в порядке в моей «младшей дружине».

Вместе со мной вышел Ове Толстый. Встал на крыльце, с дикарской непринужденностью обнажил «инструмент» и пустил струю.

– А со двора выйти? – сварливо поинтересовался я.

– Да ладно, Черноголовый! Сегодня, считай, праздник.

– Это какой же? – удивился я. – Приезд Гримара Скаммхальса? Так у Медвежонка таких родичей – сотня с хвостиком. И каждый мнит себя будущим ярлом.

– Да какое мне дело до Короткой Шеи? – в свою очередь удивился мой кормчий. – Закончили мы сегодня. Через четыре дня можно в море выходить.

Глава вторая

Игра в мяч по-скандинавски

Те, кого не пригласили за стол в доме, кушали во дворе. Без пива. И никто им на стол не накрывал: сами старались. Кушавшие четко делились на две компании. Одна группировалась вокруг отца Бернара, во второй, в отсутствие Скиди, лидировал сынок здешнего богатея-коннозаводчика Каппи Обжора, и в нее входили все мои «недоросли», за исключением Вихорька. Бывший пастушок занял место поближе к англичанам, Юсуфу и отцу Бернару. Это было неправильно. Парень должен быть в группе своих сверстников. Это проблема, и решить ее должен я. Но не сейчас.

Убедившись, что моя «младшая дружина» не останется голодной, я вернулся в дом…

Как раз вовремя, чтобы пресечь поползновения Гримара в направлении Гудрун.

Впрочем, борзеть он не стал. Увидел меня – и переключился на выпивку.

Я уселся на скамью напротив.

– Значит, хочет видеть меня Ивар Рагнарсон?

– Хочет, – прочавкал Гримар.

– Передай конунгу: я приду.

– Чё? – Гримар даже жевать перестал.

– Я сказал: передай своему конунгу, что я приду. – Так ты с нами не поедешь, что ли?

Хотелось ответить некорректно, но я все же решил не обострять. Не дай Бог этот человек-таран передаст конунгу сказанное дословно. А хамить Бескостному – всё равно что дракона за усы тягать. Фукнет огнем – и нет человека. Зато есть жарко́е. – Я отправлюсь через два дня. Важные дела.

Сзади ко мне подошла Гудрун, обняла, прижалась животом… И, готов поспорить на серебряную марку, начала строить глазки Гримару. По привычке девичьей – кокетничать со всеми симпатичными, с ее точки зрения, мужскими особями. Надо будет напомнить ей при случае, что она уже не девушка на выданье, а обрученная невеста.

Вот, как в постель ляжем, так и напомню.

Как следует подкрепившись и набулькавшись пива, Гримар показал свою крутость. Сначала – в армрестлинге, передавив сначала Стюрмира, потом Ове. Затем – в силовой борьбе: кто кого перетолкает.

Для этого мы все вышли во двор, где Короткая Шея и реализовал амбиции, хотя Ове Толстого, на мой взгляд, он победил нечестно, финтом. По мне, так уже если состязаешься в грубой силе, так силой и дави.

Очень довольный хольд надулся индюком и предложил посостязаться в метании. Состязания по метанию предметов у скандинавов делятся на две части: на меткость и на дальность. Гримар, естественно, предпочитал первые. А я – никакие.

– Может, лучше в мячик поиграть? – предложил я.

– Без палок! – мгновенно отреагировал Свартхёвди.

Очень правильное решение. Здешняя игра в мяч с применением бит отдаленно напоминает хоккей на траве. И весьма травматична, поскольку допускает силовую борьбу игроков.

Еще один вариант игры в мячик, очень популярный здесь, на Сёлунде, прямой контакт исключает. Тоже не обходится без травм. Туго набитый шерстью кожаный мяч в рожу – это больно. Как раз во время такой игры, причем облегченным мячом, набитым перьями, а не шерстью, Медвежонок схлопотал сотрясение мозга, после которого и стал берсерком. Правда, не от меча, а от кулака, но на результат это не повлияло. Игры воинов – не вышивание крестиком. Нормальная мужская забава.

Поле уже было размечено: молодежь лупила мячик регулярно. Я был не против. Даже попытался внедрить в массы футбол. Не получилось. Народ здесь ортодоксальный. Хорошая игра – та, в которую играли предки. Футбола в знакомом мне отечественном варианте предки сёлундцев не знали. Не исключаю, что футбол американский пришелся бы им больше по вкусу. Но правил этой заокеанской игры я не знал.

Разделились на команды: в одной – Медвежонок, Стюрмир, Толстый и я. В другой – гости, Иваровы хирдманы. Не очень люблю спортивные игры на полный желудок, но меня никто не спрашивает. Викингам – пофиг. Эти могут цельного порося сточить, а потом в длину прыгать. Результат, конечно, выйдет похуже, чем без набитого брюха, но тут важнее не результат, а молодечество проявить.

Первый удар – Гримаров. И этот человек не стал финтить. Подкинул мячик да и врезал по нему ногой со всей дури. Однако послал его не вперед (тогда бы он улетел далеко за пределы игрового поля), а прямо в небо. Мяч взвился вверх аж со свистом и спустя хренову тучу секунд, тоже со свистом, обрушился на нашу половину поля… Где и встретился с рукавицей Ове. Звук был такой, будто стрельнули из ружья. Однако рука Ове не пострадала. Лапа у викинга твердостью соперничает с деревом. Хлоп! – и отбитый мяч летит в сторону Свартхёвди, который отбивает его коленом мне, я же, точным ударом, возвращаю его Ове, который лупит по нему, аки по роже злейшего врага. Мяч, крутясь, летит на вражескую территорию, где его ухитряется зацепить ногой один из Иваровых хирдманов, но мяч соскальзывает и плюхается на землю в метре от разделительной черты.

Ура! Мы выиграли очко.

Медвежонок и Гримар скрупулезно отсчитывают «футы», и часть «вражеской» земли становится нашей. В этом и суть игры. Каждое выигранное очко увеличивает территорию выигравшей команды. За счет команды проигравшей. И высчитать этот прирост – дело хитрое. Он зависит от того, куда упал мяч, и от того, кто его касался последним… Я в подсчет не вникаю. У нас есть капитан команды, Медвежонок, пусть у него голова и болит. Впрочем, иногда капитаны не сходятся во мнениях и к спору подключаются остальные игроки. Ну и зрители, конечно. Нередко и до драки доходит. Весело, одним словом. А в остальном правила просты. Бей по мячу, чем хочешь. Рукой, коленом, ступней, головой. Запреты тоже просты: нельзя хватать мяч, и бросать его тоже нельзя. Только бить. Впрочем, увлекшиеся игроки и хватают, и бросают. Но в этом случае «очко» могут не засчитать. Или, если судья строг, вообще отдать победу противнику.

вернуться

6

Харек Второй Младший, датский конунг с 853 года, сначала закрыл церковь в Хедебю, но через год снова ее открыл и разрешил построить церкви в Риве и Бирке.

вернуться

7

Согласно скандинавской «теории мира», Муспельхейм – расположенная на юге страна огненных великанов.

4
{"b":"541316","o":1}