ЛитМир - Электронная Библиотека

– С чего это столько счастья на моем Дневном Лице? – полюбопытствовал он.

– Меня опять любят девушки, – отрапортовал Мелифаро. – Так что Мир, пожалуй, не рухнет. По крайней мере, не сейчас. Готовься к роли обманутого мужа, Ночной Кошмар. Тебе это пригодится в самое ближайшее время, клянусь всеми тошнотворными медами утопающего в сахаре Кумона!

– А в чем, собственно, должна заключаться подготовка к этому знаменательному событию? – фыркнул я. – Есть какие-то специальные упражнения?.. Ладно уж, рассказывай, что у тебя случилось. Дело-то в некотором роде семейное. К тому же ты лопнешь, если не выговоришься, это видно невооруженным глазом.

Мелифаро с некоторым сомнением покосился на Джуффина. Шеф демонстративно заткнул уши, посидел так несколько секунд, снова скрестил руки на груди и рассмеялся.

– Макс абсолютно прав. Сэр Мелифаро, вам обоим угрожает смертельная опасность. Если не принять срочные меры, ты лопнешь от переизбытка невысказанных чувств, а он – от простого человеческого любопытства. К тому же вряд ли дело зашло настолько далеко, что тебе действительно следует промолчать.

– Не зашло, так зайдет, – гордо ответствовал Мелифаро. Потом не выдержал, махнул рукой и тоже рассмеялся. – Знали бы вы, что вытворяла эта барышня! Грешные Магистры, ну и влип же я с этими вашими дикими степными обычаями…

– И что же она вытворяла? – настороженно спросил я.

Хотя, в общем, уже догадывался.

– Сначала все было очень мило. Леди Кенлех наконец-то согласилась встретиться со мной без своего конвоя. Только она потребовала, чтобы это случилось утром. Кстати, я уже не раз замечал, что многие девушки считают мужчин какой-то заколдованной нечистью, которая становится совершенно безвредной при солнечном свете. Опасное заблуждение! И еще Кенлех сказала, что хочет позавтракать в любом трактире, где подают лапшу. Честно говоря, я не придал этому никакого значения. Не в «Меде Кумона» – и хвала Магистрам.

Я не выдержал и заржал.

– Ясно, – вздохнул Мелифаро. – Так и знал, что без тебя в этом деле не обошлось.

– Ты продолжай, – попросил я. – Имей в виду, я действовал исключительно в твоих интересах.

– Ладно, предположим. В любом случае, вышло совсем неплохо. Я повел Кенлех в «Счастливый Скелет», благо до заката там подают простую пищу, в том числе и лапшу. Поначалу мы чинно сидели на своих местах и вели светскую беседу. Леди Кенлех то и дело оглядывалась по сторонам, чтобы лишний раз удостовериться, что нас окружает куча народу. И что никто не занимается любовью прямо на столе – а значит, и я, скорее всего, не решусь. Ну, с этим все было в порядке, «Счастливый Скелет», хвала Магистрам, заведение приличное, так что девочка понемногу успокоилась. Наконец нам принесли еду, и тут началось нечто невероятное. Кенлех на полуслове оборвала свой щебет, потянулась к миске, извлекла оттуда горсть мокрой лапши и начала аккуратно вешать ее мне на уши. Теперь я понимаю, что имеют в виду люди, когда говорят, что были шокированы. Понемногу я свыкся со своим положением и решил, что это вполне может оказаться одним из малоизученных обычаев ее далекой родины. Ну хоть менкальим навозом накормить не пытается, и хвала Магистрам. Можно расслабиться и просто получать удовольствие от ее нежных прикосновений. Надо полагать, посетители «Счастливого скелета» были счастливы ничуть не меньше, чем сам скелет. Даже шеф-повар вышел в зал посмотреть на это безобразие. Кенлех не обращала на зевак ни малейшего внимания и продолжала развешивать лапшу, а я не решался оскорбить ее простые, невинные чувства грубым вмешательством в творческий процесс… Это тянулось довольно долго, я уже весь был в этой грешной лапше, а барышня только вошла во вкус. Когда лапша подошла к концу, она вдруг погладила меня по голове, а потом принялась снимать лапшу и складывать ее обратно в миску. Я подумал, что процедура завершилась, но не тут-то было. Собрав лапшу, Кенлех начала все сначала. Я, впрочем, не возражал.

– Тебе так понравилось?

– Ага. Особенно финал. Леди Кенлех так увлеклась, что дело закончилось самым настоящим поцелуем. Очевидно, при развешивании лапши на ушах существа противоположного пола поневоле становишься пленником жестокой страсти. А потом эта удивительная девушка вежливо спросила, не возражаю ли я, если она и впредь будет вести себя подобным образом. Я сказал, что готов предоставить ей свои уши в любое время суток, по первому требованию. Правда, мне пришлось бегом отправиться домой, чтобы умыться и переодеться, но ради Кенлех я готов еще и не на такие жертвы. – Мелифаро перевел дух и укоризненно уставился на меня. – И все-таки это твои интриги, чудовище! Признание уже написано на твоей физиономии, так что можешь не отпираться.

– Да я и не собираюсь. Но это была не интрига. Обыкновенное недоразумение фразеологического свойства.

– Что ты имеешь в виду? – заинтересовался Джуффин.

– У меня на родине есть такое выражение: «вешать лапшу на уши», – объяснил я. – То есть просто молоть ерунду, не слишком заботясь об интересах собеседника. Я случайно употребил его в разговоре с Кенлех. Разумеется, мне и в голову не пришло, что она не знает это выражение и примет мои слова за чистую монету… Я могу не продолжать, да?

Дружный смех был мне ответом.

– Я могу не просить прощения за опоздание? – вежливо поинтересовался сэр Кофа. – Вижу, что вы не скучаете.

– Я как раз планировал начинать на вас сердиться, с минуты на минуту, – сообщил Джуффин. – Так что вы очень вовремя появились.

– Мне нельзя завтракать дома, – вздохнул Мастер Слышащий. – Это такое неземное наслаждение, что решительно невозможно остановиться.

– Могу вас понять, – согласился шеф. – Ладно, если уж все в сборе, придется сменить тему и поговорить о Гленке Тавале, бывшем Великом Магистре Ордена Спящей Бабочки. Который был и, увы, остается одним из лучших колдунов, когда-либо отягощавших своим присутствием этот Мир.

– А нам обязательно говорить об этом скучном господине? – поинтересовался сэр Кофа. – С ним, по-моему, и так все ясно. Оторвать ему голову и утопить ее в ближайшем болоте. Лучше поздно, чем никогда.

– Совершенно верно, – сухо согласился Джуффин. – Именно что-то в этом роде я и намерен вам предложить. Но дело зашло слишком далеко. Сейчас Гленке охраняет целый отряд Одиноких Теней. Впрочем, с ними легко справится Макс, так что Тени – не ваша проблема.

Я судорожно сглотнул слюну, и все имеющиеся у меня возражения заодно. Если сэр Джуффин почему-то считает, что я легко справлюсь с целым отрядом Одиноких Теней – что ж, ему виднее.

Шеф смотрел на меня с заметным сочувствием.

– Я понимаю, что ты несколько удивлен. Тем не менее одного твоего Смертного шара может оказаться более чем достаточно. Главное – послать его в нужном настроении, а это у тебя обычно получается. Наша основная проблема состоит в том, что Гленке Тавал обитает в Мире и на Темной Стороне одновременно. Редчайшее мастерство. Недаром я всегда восхищался его талантами.

– Даже чересчур, – язвительно заметил Кофа. – Если бы вы в свое время не выторговали у Нуфлина его жизнь, и проблемы бы не было.

– Ваша правда, Кофа. Но в то время я был одержим идеей, что жизнь каждого избранника Хумгата – величайшая драгоценность, которую не следует отнимать без особой необходимости. Впрочем, не могу сказать, что я окончательно от нее отказался.

– Ну, вам виднее, – пожал плечами Кофа. – Кстати, давно хотел вас спросить, на каких условиях ему были дарованы жизнь и свобода?

– На самых обычных. Гленке обязался никогда не появляться в Угуланде, не встречаться с другими членами своего Ордена, не набирать учеников, и все в таком роде. Кроме того, при личной беседе он поклялся мне, что ограничит область своих изысканий Истинной магией. Собственно говоря, он честно выполнил все эти условия. Если верить пойманной мною Одинокой Тени, Гленке по-прежнему тихо сидит в своем поместье, где-то в окрестностях Великого Озера Мунто, и покидает его только для того, чтобы прогуляться на Темную Сторону. Очевидной Магией от его делишек тоже не пахнет. Формально мне даже не к чему придраться. За одним маленьким исключением: этот безумец привел нас на самый край пропасти, когда занялся дрессировкой Одиноких Теней. Я готов заплакать слезами ограбленного скупца – его бы таланты какому-нибудь симпатяге, вроде лейтенанта Городской полиции Апурры Блакки, или хоть тому же сэру Рогро – но нет!

16
{"b":"541383","o":1}