1
2
3
...
14
15
16
...
48

ГЛАВА 6

Утром четвертого дня большая часть джентльменов собралась в бильярдной, в то время как одни дамы еще оставались в постели, а другие уехали за покупками в деревню, находившуюся в двух милях от Ротерхэм-Холла.

Виконт Уэнделл с грустью вспоминал, что бильярд был одним из светских развлечений младшего брата и играл он превосходно.

— Да, — подтвердил лорд Кренсфорд. — Знаете, когда Тедди брал в руки кий, вы могли спокойно отправляться за хорошей книгой. Игра была окончена.

— Кажется, Диана вполне пришла в себя, — заметил сэр Джошуа Ноулз, — если вспомнить, какой растерянной она выглядела всего год назад. Она похорошела. Но она еще молода, конечно. Она снова выйдет замуж.

— Миссис Диана Ингрэм, — сказал с подчеркнутой многозначительностью мистер Томас Пибоди, — будет наградой, за которую стоит побороться.

— Я очень любил Тедди, — добавил виконт Уэнделл и, прищелкнув языком, когда шар не попал в угловую лузу, уступил место Лестеру Хаундсли. — Но должен признаться, мы никогда не могли понять, почему Диана его выбрала. Она могла бы заполучить любого. Притчард волочился за ней, и Ханиуэлл, и Дарлингтон, и это только из титулованных.

— Все это, без сомнения, ошеломило ее, — сказал сэр Джошуа. — Она попала на лондонский сезон прямо со школьной скамьи и прямо из провинции, не так ли, Кларенс? А у Тедди было то, в чем она больше всего нуждалась, — добрая улыбка.

Лорд Кренсфорд с изумлением посмотрел на него.

— И это все, что было у Тедди и не было у меня? — не подумав сказал он. Все взгляды устремились на него.

— Надеялся получить ее сам, Эрни?» — усмехнулся сэр Джошуа.

— Она бы не вышла за тебя, — сказал Лестер. Прищурившись, он смотрел на кончик кия, готовясь произвести обреченный на неудачу удар. — Тебе надо было иметь нос покороче, чтобы понравиться Диане, Эрни.

— Тедди не был красивее меня, — с негодованием возразил его кузен.

— Но у него действительно была приятная улыбка, — напомнил ему дядя.

— И у него были мозги, — ухмыльнувшись, добавил лорд Уэнделл. — Диана достаточно умна, чтобы ценить мозги.

— Да ну вас. — Бедный лорд Кренсфорд больше ничего не сказал.

Лорд Кенвуд хлопнул его по плечу.

— Пойдем погуляем, Эрни, — предложил он. — Я еще не видел речку, о которой ты мне рассказывал.

— Я так и не научился вовремя придерживать язык, — сказал лорд Кренсфорд, когда они вышли из бильярдной. — Признаюсь, было время, когда я был влюблен в Диану. Но я не питал никаких надежд. Только потом, после того как она приняла предложение Тедди, я подумал: может быть, если бы я был смелее… Я больше не влюблен в нее. Я могу думать о ней только как о жене Тедди. И как о сестре.

Лорд Кенвуд вывел его в сад и с наслаждением вдыхал теплый воздух, напоенный ароматом множества цветов.

— Я бы не придавал этому значения, — заметил он. — Они просто поддразнивали тебя. Так, значит, Пибоди нравится Диана?

— Она не выйдет за него, — сказал лорд Кренсфорд. — Он больше чем на двадцать лет старше ее. У него сын, должно быть, ее возраста.

— Но кажется, никто не предполагал, что она выберет Тедди, — сказал маркиз.

Эрнест бросил на него острый взгляд.

— Диана никогда не поддавалась чужому влиянию, — сказал он. — А ты уж слишком крутишься вокруг нее, Джек.

— Как еще я могу выиграть пари? — спросил он. — А я выиграю его, Эрни, можешь не сомневаться.

— Имя Дианы вообще не должно было появляться в этой книге. Ни в каком качестве. Но это! Довольно грязное дело.

— Но оно уже туда попало, — рассудительно заметил маркиз.

— Выиграть должен Риттсмэн, — сказал лорд Кренсфорд. — Ты должен проиграть ему, Джек. Я заплачу ему эти пятьсот гиней.

— Ты, Эрни? — Маркиз с насмешливым удивлением взглянул на него. — Ты часто бываешь в долгах, не так ли?

— Я найду пятьсот гиней, — заверил его кузен, — ради Дианы.

— Ты все еще влюблен в нее! — Лорд Кенвуд даже остановился.

— Нет. — Лорд Кренсфорд покраснел от негодования. — Но она моя родственница, Джек. А Тедди мертв и не может защитить ее. Как-то даже неловко видеть ее здесь без него. Я считаю, что теперь я должен защищать ее, поскольку Кларенс занят Клодией и детьми. И я намерен это сделать. Забудь о пари.

Несмотря на то что, выходя из дома, они намеревались прогуляться до реки, текущей через лес, они дошли только до угла дома.

Маркиз Кенвуд заложил руки за спину.

— Эрни, — обратился он к кузену, — ты мне угрожаешь? Тот помолчал, раздумывая.

— Полагаю, что да, — наконец ответил он. — Я предупреждаю тебя, не приставай к Диане. И это значит, что, если ты не оставишь ее в покое, я что-то с тобой сделаю.

— Что? — Маркиз качнулся на каблуках.

— О Господи, — капельки пота выступили над верхней губой лорда Кренсфорда, — неужели ты не можешь поступить как джентльмен и согласиться со мной, Джек? Неужели должно до этого дойти? Я ударю тебя, полагаю. Поколочу. Заставлю прислать твоих секундантов. Стащу у отца дуэльные пистолеты. Не знаю, что я сделаю. — Он нахмурился. — Но что-то я сделаю. Оставь ее.

— Ты когда-нибудь слышал, чтобы я принуждал какую-то женщину? — насмешливо спросил маркиз.

— Нет, не слышал, — явно растерявшись, признался лорд Кренсфорд, — но я слышал о покинутых тобой женщинах, проливавших горькие слезы и собиравшихся покончить с собой, когда они узнавали, что ты, Джек, лишь забавлялся с ними. Ты, конечно, можешь говорить, что ты доставлял им удовольствие и все такое, и я не сомневаюсь, что это правда, хотя не понимаю, как это у тебя получалось. Но некоторым людям одного удовольствия недостаточно. Особенно женщинам. Здесь затронуты их сердца. Это хорошо для тебя, Джек. У тебя нет сердца.

Маркиз продолжал раскачиваться на каблуках.

— Браво, — сказал он, — я и не знал, что ты способен на такую длинную и страстную речь, мой мальчик. Но послушай, Эрни, пари есть пари. Да еще в «Уайте»! Я и представить не могу, что проиграю его. Я бы не пережил такого позора. Мне жаль, что это оказалась Диана, раз уж ты так яро защищаешь ее. Но знаешь ли, я не собираюсь обидеть ее или разбить ее сердце. Один раз пересплю, вот и все. Не сомневаюсь, что такая разумная женщина, как Диана, не расчувствуется и не наделает глупостей из-за одного раза.

— Диана может, — упрямо произнес лорд Кренсфорд. — Диана серьезно относится к таким вещам.

— Послушай! — Лорд Кенвуд начинал терять терпение и спрашивал себя, зачем он стоит здесь и спорит об одном и том же. — Эрни, может случиться, что она и знать меня не захочет. Мы здесь уже три дня, и ты, должно быть, видел, как она задирает нос и становится холоднее мрамора, когда я оказываюсь ближе восьми футов от нее.

— Что происходит весьма часто, — заметил лорд Кренсфорд.

Маркиз усмехнулся.

— Думаю, за это ты должен благодарить свою мать, — сказал он. — Она явно решила стать свахой и соединить Диану со мной браком.

— Это послужило бы тебе заслуженным наказанием, — сказал кузен, — если бы тебе пришлось жениться на ней. Я бы был очень рад этому, но я знаю, что потом Диана влачила бы жалкое существование.

Боже мой, — сказал маркиз, растягивая слова, тоном, который всегда приводил его родственника в бешенство, — ты решил сражаться, не так ли? К счастью, твоей драгоценной Диане ничто не угрожает. Даже старания десятка свах не приведут меня к алтарю. И похоже, что сегодня дело все равно не дойдет до драки. Кстати, эта подъезжающая карета не та ли, в которой дамы поехали в деревню?

Лорд Кренсфорд повернулся и посмотрел на громоздкую старую карету, остановившуюся перед входом в дом. В ту же минуту двери дома распахнулись, и граф с графиней спустились по мраморным ступеням навстречу прибывшим гостям.

Лорд Кренсфорд вздохнул.

— Это карета Уикенхэма, отца Клодии. Полагаю, это мать и сестра Клодии. А я-то надеялся… Но это не важно. Поскольку Аллан и Майкл с Нэнси приехали вчера, теперь все гости в сборе.

15
{"b":"5414","o":1}