ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, вижу.

– Это все построил Дедал.

– Да, я знаю. И что же? Что ты задумал?

– Отец сделает мне крылья, я надену их и стану таким же, как ты! Я смогу летать! И мы с тобой будем вместе!

Она снова засмеялась, но в этот раз ее смех был горек, как степная полынь.

– Милый мой, ты рассуждаешь как дитя!.. Никакие крылья не уподобят человека ангелу. И летать люди никогда не смогут, во всяком случае, на крыльях за плечами…

Однако Икара было не остановить.

– Это неправда! Ведь птицы летают! Летают, потому что у них есть крылья. И люди, если бы они у них были, тоже смогли бы летать. Мой отец сумеет сделать крылья, как у птиц!

– Но…

– Подожди, не перебивай меня! Я уже все обдумал. Если я просто так попрошу отца сделать крылья, он, может, и откажется. Но меня недаром с самого детства называли смышленым мальчишкой. Я знаю, как заставить Дедала сделать их.

– И как же? – голос девушки-ангела был полон тревоги.

– Ты знаешь, что здесь, на Крите, на чужом острове среди моря, мой отец живет у царя Миноса как пленник. Царь обращается с ним, как с дорогим гостем, кормит за своим столом, поит лучшим вином, осыпает золотом, но… Мой отец не знает отказа ни в чем, кроме единственной своей просьбы – Минос не разрешает ему вернуться в родные Афины. Оттого отец так часто и подолгу сидит на берегу и с печалью смотрит на море. Он тоскует по родине, но Минос никогда не отпустит его, и ни один корабль, отплывающий от Крита, не посмеет нарушить приказ царя и взять Дедала на свой борт.

– Так что же, ты хочешь…

– Да! Я уговорю отца сделать крылья, чтобы мы перелетели на них море и вернулись в Афины. Такую просьбу он обязательно исполнит, я в этом уверен!

– Икар, любимый мой, не делай этого, это очень опасно! – воскликнула девушка-ангел. – Ты можешь упасть и разбиться насмерть!

Но юноша был непреклонен.

– Нет, не отговаривай меня! Я уже все решил. Пусть даже я и погибну, но до этого хоть на миг стану таким, как ты! И поднимусь в небо, прямо к солнцу!

Пролог на Земле и на Небесах

Раскаленное полуденное солнце заставило всех жителей прекрасного острова Крит бежать от его обжигающих лучей. В поисках вожделенной прохлады люди спрятались под крышами домов, укрылись под сенью густых деревьев, нашли приют на берегах прозрачных ручьев. Площадь перед дворцом царя Миноса опустела. Остались лишь стражники, но и те избегали выходить на солнцепек и украдкой дремали в тени мраморных колонн и портиков. И потому никто из людей не заметил, как из дворца тихонько выскользнула стройная фигура юноши. В руках у него что‑то белело. Тревожно оглядываясь, юноша поспешил прочь от дворца, не обращая никакого внимания на жару.

Беспокойство юноши было напрасным – люди его не видели. А вот ангелы… Тот, кто охранял одного из стражников, заметил юношу и проводил его внимательным взглядом. Он был еще очень молод, этот ангел, и любопытен, как все молодые существа, и потому ему очень, ну просто очень-очень хотелось понаблюдать за юношей! Тем более что ангел сразу догадался, что белело у того в руках. Поколебавшись некоторое время, бросив несколько озабоченных взглядов на своего подопечного и убедившись, что тот спит и просыпаться не собирается, ангел все‑таки решился и поднялся на крышу дворца. И там, у высокого портика, венчавшего главный вход во дворец, встретился со своим собратом постарше. Тот тоже внимательно наблюдал за юношей, который к тому времени уже успел пересечь площадь и направлялся в сторону моря, но не к порту, а чуть в сторону, туда, где над лазурной водой нависали высокие скалы.

– Ты видишь его, видишь? – взволнованно проговорил молодой ангел. – Выходит, Икар все‑таки уговорил отца сделать ему крылья!

– Да, это так, – сдержанно отвечал его старший товарищ. – Икар рассказал отцу о своем плане, и Дедал загорелся идеей сбежать с острова и вернуться в родные Афины. Несколько ночей он не спал, тайно мастеря крылья из воска и птичьих перьев. Он делал две пары – себе и сыну. И как только закончил первую, Икар тут же стащил ее потихоньку от отца…

– Смотри, он поднимается на самую высокую скалу! – воскликнул молодой ангел. – И она, его хранительница, тоже с ним… Интересно, что они задумали?

– Не знаю, что они задумали, но, боюсь, ничего хорошего из их затеи не выйдет, – покачал головой старший ангел.

– Да, у меня такое же предчувствие, – согласился с ним юный собеседник.

В смятении оба ангела наблюдали, как Икар в сопровождении своей хранительницы вскарабкался на вершину самой большой скалы, возвышавшейся над всем островом.

– Гляди, гляди, он надевает крылья! – почти кричал хранитель стражника. – Неужели он хочет полететь? Безумец, он же идет на верную смерть!

Взрослый ангел лишь молча и печально кивнул головой.

– Но она!.. Его хранительница! – возмущался молодой ангел. – И как она ему позволила? Мало того, что она нарушила все наши законы, показавшись ему…

– Замолчи! – строго прервал его старший. – Нам, ангелам, не пристало сплетничать. Ни о людях, ни об их хранителях. Все, что происходит здесь, на Земле, происходит по воле Всевышнего, и именно так, как должно происходить. Создатель дал всем право выбора – но не давал ангелам никакого права судить кого‑либо, будь то человек или их собрат!

– Да, конечно… – молодой ангел смутился и потупил глаза.

– Лучше бы ты занялся своими делами! – продолжал нотацию старший. – И наблюдал за собственным подопечным.

– А что за ним наблюдать? – оправдывался первый ангел. – Сейчас ведь полдень, самое жаркое время дня. Мой подопечный сладко спит в тени галереи дворца и видит во сне, как стал начальником всей дворцовой охраны… Сейчас все люди спят. В том числе и тот, кого охраняешь ты. Ты ведь тоже, вместо того чтобы оберегать сон Дедала, стоишь тут рядом со мной и смотришь за влюбленными! Так что не ворчи на меня.

– Мне положено это делать, – отвечал старший. – Ведь Икар – сын моего подопечного.

Однако в его интонации не прозвучало уверенности, и молодой ангел тотчас это уловил.

– Ой, не выдумывай! – хихикнул он. – Тебе просто так же любопытно, как и мне, что из этого выйдет…

Старший ангел уже хотел возмутиться, но тут его внимание привлекло происходящее на скале. Пока ангелы спорили, Икар уже подготовился к полету. Он водрузил себе на спину крылья и стоял теперь на самом краю скалы, явно намереваясь вот-вот прыгнуть вниз. Его хранительница находилась рядом, и по оживленным движениям обоих нетрудно было догадаться, что она всячески пытается отговорить подопечного от опрометчивого шага – но он не прислушивается к ее словам. Последний маленький шаг к краю пропасти, и…

– Смотри, смотри! Он все‑таки прыгнул, он летит! – раздался крик на крыше дворца. – Ну, ни пуха ему ни пера!..

– Что ты сказал? – удивленно переспросил старший ангел.

– Сам не знаю, – растерянно пожал плечами молодой. – Так, с языка сорвалось… Ой, смотри, смотри! Он летит, и она рядом с ним! Она… Она обняла его!.. Постой!.. Что это с ней происходит?

– Ничего особенного – она обрела плоть. Ты разве не знаешь, что мы, ангелы-хранители, иногда можем это делать?

– Знаю, конечно, но… Гляди, они целуются прямо в воздухе, они… Ой!.. Ну надо же!.. Что они делают, о Всевышний, что они делают!.. Они как люди… Даже неловко смотреть! Я не знал, что ангелы могут делать это

Старший ангел забыл о своей строгости – он был ошеломлен и потрясен увиденным не меньше молодого.

– Да, признаюсь, о таком даже я не слыхал за всю свою долгую жизнь. – Он смущенно развел крыльями. – Знаю, что когда‑то, очень давно, бывали случаи, когда ангелы-мужчины совокуплялись с дочерями человеческими. Помнится, тогда из этого вышел бо-ольшой скандал… Но чтобы подобное случилось с женщиной-хранительницей… Представить себе не могу, что теперь бу…

– Смотри, смотри! – бесцеремонно перебил его молодой ангел. – По-моему, они поднялись слишком высоко! Солнце палит так нещадно, что воск, из которого сделаны крылья Икара, начинает плавиться. Но они этого не замечают.

3
{"b":"541433","o":1}