ЛитМир - Электронная Библиотека

– Главное, чтобы не обиделись и не завезли к черту на кулички.

В конце концов стороны вроде бы поняли друг друга. Водитель повернул кран вправо, и «гидрокар» величаво отчалил от остановки. Плыл он быстро, но очень плавно. Если бы не клин волны за «кормой», можно было бы подумать, что его просто сносит течением.

– Сто тридцать две пары веслообразных лапок, – сообщила Полина, любуясь, как оные мельтешат по краям панциря. – Зато глаз вообще нет, только чувствительные щетинки на брюхе, а сверху, как видишь, прочная пятисантиметровая броня.

Зоолог присела на корточки и наглядно постучала по ней кулаком. «Гидрокар» вздрогнул и погрузился сантиметров на десять, но тут же снова всплыл.

Лика впилась в локоть Теодора:

– А вдруг оно нырнет?

– Только если сильно испугается, – заверил ее брат. – Или если кое-кто решит проверить, едят ли эти тараканы просроченные кексы. Которые, как выяснилось, тонут.

Полина фыркнула и оскорбленно сложила руки на груди, показывая, что сегодня они пусты.

Центр города не сильно отличался от окраины, разве что растений стало поменьше, а домов и жителей – побольше. С многих веток и крыш свисали странные, явно рукотворные конструкции из разноцветных прутьев, на человеческий взгляд совершенно бессистемные и бессмысленные.

– Рекламные плакаты? – предположила Лика. – Или что-то ритуальное. Может, у них сейчас какой-то праздник?

– Что, в твоих книжечках об этом не написано? – поддразнил ее брат.

– Я же не могу знать все инопланетные обычаи! – возмутилась девушка. – И вообще, аммы не относятся к семнадцати основным галактическим расам, в университетском курсе им и то всего четыре часа отведено…

– Да-да, оправдывайся, малявка!

Лика сердито зашипела и пихнула его плечом. Без каблуков, в скафандре не по размеру она растеряла так поразившую Теда взрослость, что одновременно и сблизило их, и вернуло покровительственно-снисходительное отношение старшего брата, от которого Лика тщетно пыталась избавиться все восемнадцать лет. Самое обидное, что оно оказалось заразным: теперь похожие нотки сквозили в голосах всех членов команды, даже киборга.

Вода сменилась густой вязкой грязью, но «гидрокар» по-прежнему уверенно двигался вперед. Оказалось, что, помимо лапок, у него имеется длинный, непрерывно извивающийся членистый хвост, оставляющий за собой медленно сглаживающуюся волнообразную борозду.

– Да это не гидрокар, а целый вседорожник, – уважительно сказала Лика.

– Не-а, совсем по суше он не ходит, – с сожалением возразила Полина. – Даже за кексы. Станислав Федотович, нам вон туда?

Капитан тоже начал узнавать местность и, кивнув, показал водителю на один из домов – по местным меркам, роскошный многокомнатный особняк, а то и родовой замок. Огораживаться у аммов было не принято, но водитель все равно не стал подъезжать вплотную, остановился метрах в двадцати и протянул к Станиславу сложенные чашечкой ладони. Капитан высыпал в них заранее приготовленную плату – горсть грубо обточенных шариков, напоминающих мраморные, по три за каждого пассажира, как договаривались.

– Ты есть все? – уточнил водитель.

Станислав хлопнул правой рукой по левой стороне груди – простейшие жесты согласия – отрицания он уже выучил, и амм, к удивлению капитана, вернул ему четыре шарика.

– Оптом дешевле? – пошутил Теодор.

– Видимо, да. – Капитан отважно спрыгнул в пузырящуюся под дождем грязь, поскользнулся, перевешенный футляром, но устоял. – Хотя в прошлый раз мы тоже вчетвером ехали, а скидки не было.

– Была, – возразил Дэн, помогая Лике слезть с «гидрокара». Полина с поросячьим энтузиазмом соскочила в грязь сама, забрызгав всех сверху донизу, но дождь быстро поправил дело. – Тед платил за нас обоих, пять шариков.

– А с меня три взяли, – вспомнила зоолог.

– С меня тоже. – Обычно Станислав брал транспортные расходы на себя, но в тот раз ему не хватило местных денег, а обналичить счет можно было только в здании космопорта. – Что ж, будем знать: с аммами выгоднее рассчитываться кому-то одному.

Двери как таковой у дома не было, просто метровое полукруглое отверстие на уровне пола, с низеньким порожком, через который непрерывно текла вода. Такое впечатление, будто у хозяев прорвало канализацию, а они спят и не знают. Но когда космолетчики подошли поближе, из отверстия быстро-быстро, как мыши из норы, полезли жильцы – двое крупных коричневых самцов и один поменьше, почернее. Выпрямились, загородив вход, и замерли. Космолетчики тоже. Несколько минут ничего не происходило. Аммы слегка покачивались из стороны в сторону, активно шевеля усами и моргая белесыми веками. Это явно что-то означало и, возможно, требовало ответа, но капитан понятия не имел какого. Впрочем, и в прошлый, и в этот раз охрана в конце концов смягчилась, расступилась, и самый крупный самец пробулькал-прощелкал:

– Иди, хороший друг.

– Благодарность, – лаконично сказал Станислав: чем проще речь, тем меньше погрешность транслятора.

Космопсихолухи. Том 1 - i_014.png

Гости на четвереньках заползли внутрь, с футлярами на спине чувствуя себя неповоротливыми черепахами. Лика тихонько ахнула – стены пропускали свет, преломлявшийся в мириадах застывших пузырьков, и внутри было сумрачно, как в палатке, но не темно. По дальней стенке журчала дождевая вода, собранная крышей и спущенная не в сточную канаву, а в ряд потолочных отверстий. Легкий уклон пола гнал ее к выходу, создавая самоочищающийся ковер глубиной три-четыре сантиметра. Уборкой постоянно влажных, обрастающих водорослями стен занимались разноцветные слизни размером с кулак, ползающие по темным пятнам, как миниатюрные газонокосилки. Полина смотрела на них с вожделением, но держалась.

Космопсихолухи. Том 1 - i_015.png

Хозяин дома сидел возле длинного плетеного матраса-стола, забавно сложив задние лапы пятка к пятке. Крупный, мордастый, светло-шоколадный, сразу видно – солидный бизнесмен. При виде гостей он не встал, а только глубоко качнулся вперед-назад и указал на другую сторону стола – присоединяйтесь, мол!

– Хм… что-то новенькое, – удивился Станислав. На столе стояло большое дымящееся блюдо, явно рассчитанное на компанию. Вместо ложек-вилок вокруг него лучиками лежали деревянные крючки. – Раньше аммы нас не угощали.

– Нам же не обязательно это есть, правда? – боязливо спросила Полина.

Дымок над блюдом обнадеживал, намекая на термическую обработку яства, но оно с тем же успехом могло оказаться концентрированной серной кислотой.

– А вдруг они обидятся, если мы откажемся? – предположила Лика.

– А вдруг мы обидимся, если не откажемся? – проворчал Теодор.

– Давайте я первым попробую, – разрешил их сомнения Дэн. – И скажу, съедобное оно или нет.

Но вначале космолетчики сдали свою ношу охранникам, проскользнувшим в дом вслед за гостями. Аммы почтительно поднесли футляры хозяину, но тот едва на них глянул и взмахом лапы отослал на склад, показывая, что доверяет Станиславу. Лика с интересом отметила, что каждый из аммов, проходя мимо главы дома, потерся о его спину боком, как ласкающаяся кошка, а тот сделал встречное движение.

Космолетчики расселись вдоль стола прямо в воде. В открытые шлемы ворвался горячий влажный воздух с резким запахом мускуса. Дышать им с непривычки было тяжеловато, сдавливало грудь и кружилась голова, как в перетопленной бане, однако аммы высоко ценили этот жест доброй воли.

Прежде чем начать разговор, купец торжественно водрузил на стол фрисский мультитранслятор и приветственно качнулся и ему. Лика хихикнула, но потом покосилась на Дэна и прикусила язычок. Если на «Космическом мозогоеде» не то что с киборгом – с бортовым компьютером болтают, то почему бы и амму не уважить умную вещичку?

Фрисская техника была громоздкой, зато неубиваемой – в том числе сыростью и водяными брызгами. Транслятор живо просканировал собеседников, определяя их расы, и спроецировал на них полупрозрачные аватары. Купца представлял мужчина лет сорока, лысый, широкоплечий и мускулистый; своего аватара Станислав не видел, но надеялся, что с аммской точки зрения он выглядит не менее солидно.

12
{"b":"541435","o":1}