ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но в разведение же он меня не пускает!

– А ты отказался бы? – захихикала Полина.

– Ха! – Пилот скрестил руки на груди, изображая свободолюбивого орла, который не снизойдет до размножения по приказу, даже если Станислав Федотович наставит на него бластер.

– А может, для аммов это вовсе не унижение, а как талантливую дочку в колледж отправить? – предположила Лика, вытягивая из пачки очередную салфетку и шумно ее используя. – Надо полистать справочники, что там про них написано.

Кошка вспрыгнула на спинку диванчика, устроилась за Полининой головой и принялась маниакально чесаться и вылизываться.

– Ну что ты там все копошишься? – не выдержала зоолог, стаскивая ее и раскладывая на коленях. – Неужели у тебя действительно блошки? Ой, Тед, смотри!

– Поймала? – равнодушно отозвался пилот.

– Нет, но под лапой такое же пятно, как у Лики. – Полина растерянно уставилась на силиконовую полоску антиблошиного ошейника. – Ничего не понимаю, он же совсем новый!

– Это для тебя новый, а сам по себе, может, просроченный.

– Да вроде нормальный был… Ладно, куплю ей ультра плюс, помощнее. Уй ты, моя бедненькая! – Полина страстно чмокнула кошку прямо в черные губы с кончиками торчащих из-под них клыков.

– Вэ-э-э… – передернуло Теда. – Надеешься, что она превратится в прекрасного заколдованного принца?

– Она же девочка, ее мужчина целовать должен. – Полина в шутку протянула кошку другу.

– Скажи еще с другого конца, – отмахнулся тот. – Все-таки не зря я не люблю это Болото, скорей бы отсюда свалить!

Хорошее настроение было только у Дэна, уютно развалившегося в кресле с банкой сгущенки. Ему нравились нечеловеческие планеты: если ксеносы и знали, что такое киборг, то понятия не имели, как он должен себя вести. Можно расслабиться. Остерегаться следовало только центавриан и альфиан, да и те не чувствовали всех нюансов.

Космопсихолухи. Том 1 - i_016.png

Лика воспользовалась моментом и, когда аллергия наконец отступила, атаковала рыжего верхом на стуле с копьем-ручкой и щитом-блокнотом наперевес. Для просмотра учебников и записывания лекций у девушки был современный планшет, а тяжелый винтажный молескин совмещал в себе цитатник из трудов известных ксенопсихологов и дневник полевых наблюдений.

– Ну что, начнем с вербальной диагностики самооценки личности? – объявила она как само собой разумеющееся.

Однако киборг наотрез отказался позировать для психологического портрета.

– Нет, – вежливо, но твердо сказал он, и дальше, как друзья знали, клянчить было бесполезно. Дэн ненавидел тестирования – даже понимая, что за «неправильные» ответы ему ничего не будет.

Но Лика еще не подозревала, с кем столкнулась.

– А почему? – Девушка с участливым видом придвинула стул поближе. – Ты мне не доверяешь, боишься глупо выглядеть или не любишь настолько тесного общения?

– Потому, – не попался на удочку Дэн.

– Это же совсем не больно, – ласково заверила Лика, как мать, уговаривающая капризного ребенка. – Я просто хочу попрактиковаться в ксенопсихологии, этих результатов никто, кроме меня, не увидит.

– Я же не инопланетянин.

– Но ведь и не человек! – Девушка прикусила язык. – Ой, прости, я имела в виду, что искусственный интеллект все-таки отличается от естественного, и мне жутко интересно чем.

Навигатор молча ткнул ложкой в приосанившуюся Машу.

– Она же виртуальная, – разочарованно сказала Лика. – А психика сильно завязана на теле и его физиологических потребностях. Фрейд, например…

– С Фрейдом – тем более к Машке! – пришел на помощь другу Тед. – Ей в этом плане отсутствие тела совершенно не мешает. Малая, тебе же прямым текстом сказали: отвали!

Космопсихолухи. Том 1 - i_017.png

Девушка прикинулась, будто не видит и не слышит брата.

– А если я тебе за каждый вопрос буду по конфетке давать?

– Он ведь не собачка! – возмутилась и Полина, опасаясь, что рыжий обидится и вообще перестанет разговаривать с Ликой.

Но Дэна ситуация только смешила: объект не проявлял враждебности и не представлял угрозы, к тому же слишком напоминал увлеченного чем-то Теда, временами даже одинаковые фразочки и интонации проскакивали. Тут киборг и сам мог прекрасно за себя постоять.

– Давай, – протянул он руку.

Лика радостно вытащила из кармана горсть мелких карамелек в шуршащих зеленых фантиках – из тех, что бесплатно раздают при перелетах, – и вручила киборгу первую:

– Как ты считаешь, люди тебя не понимают? Можно просто «да, нет, иногда, довольно часто».

Дэн молча развернул фантик, кинул конфету в рот и неспешно ею захрустел.

– А…

– А отвечать я не обещал.

– Учись правильно формулировать техзадание, малая, – захихикал Тед.

– Я предупреждала, – сочувственно добавила Полина.

У Лики стало такое детски-обиженное лицо, будто конфетку у нее отобрали силой, причем единственную.

– Так нечестно! – по-ребячески возмутилась она. – Тебе не стыдно?!

Дэн с чистой совестью взял вторую заработанную карамельку, а Полина с Тедом живо расхватали остальные.

– Все равно зря растратишь, – пояснил брат.

У Лики задрожали губы, но она овладела собой и сухо сказала:

– А ты зря хихикаешь, психология – очень серьезная и важная наука. Вдруг у твоего друга есть комплексы или неврозы, с которыми я помогу справиться?

– Не «вдруг», а стопудово есть, – согласился Теодор. – Но после того как ты диагностировала у меня параноидальный синдром, отягощенный манией преследования, я твоим конспектикам что-то не доверяю.

– Так это когда было, – пренебрежительно отмахнулась сестра. – Я уже и годовой заочный курс лекций по ксенопсихологии прослушала, и в куче инфранет-тренингов поучаствовала, и вступительный экзамен, между прочим, на высший балл сдала! – Если бы Лика на этом остановилась, брат, может, и проникся бы, но желание вернуть ему шпильку пересилило: – А ты с тех пор так и не лечился!

Все труды пошли насмарку. Тед обидно рассмеялся и попытался потрепать Лику по голове, но сестра увернулась и, оскорбленно задрав подбородок, вышла из пультогостиной.

* * *

На следующий день лечебный гель понадобился самой Полине. Ненасытная блоха тяпнула ее между лопатками, где и чешется сильнее всего, и куда дотянуться сложно.

– Придется тебе два ошейника покупать, – насмешливо сказал Теодор.

– И кляп с цепью, – проворчала зоолог.

– Для блохи?

– Для тебя!

– Слава богу, – возвел глаза к потолку пилот. – А то я уж испугался, что наш экипаж пополнится еще одним маленьким, но проворным членом. Будешь выгуливать ее по капитану на поводке и кормить своей кровью.

– Чего? – чутко переспросил Станислав из шлюза. На сей раз капитан решил взять с собой более представительного Вениамина; к тому же, возможно, в меньшей компании разговор будет откровеннее.

– Можно мы пока по округе прошвырнемся? – повысил голос Тед.

– Нет, до нашего возвращения сидите тут! – строго велел Станислав: вдруг амм передумает и придется срочно вызывать парней за грузом?

– Как скажете, – не слишком расстроился пилот.

Гулять по промозглой трясине его совершенно не тянуло, разве что сестре экскурсию устроить. В детстве Тед вечно таскал ее по запретным, но жутко интересным местам: то к озеру Пяти Утопленниц, то к развалинам фермы Старого Фреда, обильно заселенным призраками (на поверку – пауками-визгунами), а однажды даже сдернул с уроков и свозил в столицу. Сам до этого он бывал там всего один раз, но ходил меж высоченных домов с видом старожила, а Лика цеплялась за его руку и смотрела снизу вверх с восхищением и обожанием. Потом влетело, конечно, жутко, но оно того стоило. Главная (и почти единственная!) прелесть младших сестер – что они позволяют братьям почувствовать себя старшими.

14
{"b":"541435","o":1}