ЛитМир - Электронная Библиотека

Сью Парнелли была очаровательной блондинкой лет восемнадцати.

«Похоже, она тратила много денег на свою внешность, – подумал Террелл, глядя на свеженаманикюренные ногти на руках и ногах и на эффектно уложенные волосы. – И любила солнечные ванны – все тело покрыто золотистым загаром».

Убийца, вероятно, с дикой злобой набросился на нее. На верхней части тела были четыре ножевые раны, а нижняя часть живота совершенно искромсана.

За долгие годы службы Террелл повидал многое, но от этой картины у него начал выворачиваться желудок.

– О боже мой! – воскликнул Беглер.

Ему стало дурно, и он выбежал на улицу. Террелл осмотрелся. Под одним из шезлонгов стоял бело-голубой чемодан. Капитан обошел кровать и открыл дверь в маленькую душевую. На стеклянной полочке баночка с кремом, тюбик с зубной пастой и кусок мыла. На полке возле душа лежала губка и купальная шапочка.

Он вернулся в спальню и вышел на маленькую веранду, где его ожидали сотрудники.

– Достаньте простыню, – приказал он Хессу. – Где врач?

– Он уже выехал, – ответил Хесс. – Должен скоро прибыть.

Не успел он закончить фразу, как на подъездной дорожке остановилась машина, из нее вышел доктор Лоуис, полицейский врач, и поспешил к ним.

– Вы можете войти, доктор, – сказал Террелл. – Получите большое удовольствие.

Доктор Лоуис, толстый, низенький мужчина, бросил на него вопросительный взгляд и вошел в домик.

Террелл обратился к сотрудникам:

– Когда доктор закончит свое дело, осмотрите и тщательно обследуйте помещение. Мы должны как можно быстрее разобраться с этим. Убийца – половой извращенец – находится на свободе. Часто они совершают повторные убийства.

Он снова вошел в домик и вернулся с бело-голубым чемоданом в руке.

Глава 3

Доктор Густав вошел в холл своей клиники, где у открытой двери на веранду стояли Валери с отцом. Элегантная комната впечатляла и внушала уважение к врачу.

Доктор Густав был высокий, хорошо сложенный мужчина, с лысиной, массивным подбородком и внимательными черными глазами. Одет он был в безукоризненно белый костюм.

Когда Валери и ее отец обернулись, он с профессиональной улыбкой подошел к ним.

– Извините, что заставил вас ждать, – начал он. – Крис сейчас в постели.

Валери испытала большое облегчение, услышав, что он так непринужденно назвал ее мужа по имени. Это означало, что между врачом и пациентом были хорошие отношения.

– Прежде чем вы войдете к нему, нам надо немного поговорить.

– Что он делал все это время? – спросил Треверс.

Густав взял Валери под руку и подвел к креслу.

– Прежде всего присядьте, – сказал он, словно не слышал вопроса Треверса.

Он сел возле Валери, а потом спросил:

– Вы хотите знать, что он делал? Ответ такой: он этого не помнит. Возможно, он потом и вспомнит, но в настоящий момент спрашивать его совершенно бесполезно. Потеря памяти характерна для течения подобного рода заболеваний. Сейчас этот милый молодой человек очень несчастен, и за это на него нельзя обижаться. Рана его давно зажила, но, несмотря на это, потребуется еще время, чтобы он стал совсем нормальным. Он сознает, что та история, которая с ним приключилась, может еще раз повториться…

– Значит, нет перспектив его вылечить? – нетерпеливо перебил Треверс. – Это тянется уже почти два года. Мы надеялись, что он на пути к выздоровлению, а этот случай…

– Отец, прошу тебя… – остановила его Валери.

Треверс нервно махнул рукой:

– Дитя мое, если Крис вскоре не поправится…

– Мистер Треверс, – возразил доктор Густав. – Никто не может утверждать, что он не поправится. – Он повернулся к Валери и посмотрел ей прямо в глаза. – Вы, наверно, хотите повидаться с мужем, пока я беседую с вашим отцом, не так ли?

Валери кивнула.

– Тогда идите. В большом зале ожидает сестра, она проводит вас к нему. Сейчас ваш муж особенно нуждается в любви, которую только вы можете дать ему.

Валери встала и вышла, не обращая внимания на возражения отца. Пожилая сестра проводила ее в палату на втором этаже, где лежал Крис.

Крису Бурнетту исполнилось тридцать шесть лет. У него была приятная внешность: черные волосы и черные глаза, упрямая складка рта. До несчастного случая его считали достойным преемником Треверса.

С бьющимся сердцем Валери остановилась в дверях:

– Крис, любимый!

Он посмотрел на вошедшую, и надежды угасли. Пустой, безразличный взгляд ясно давал понять, что стена, выросшая между ними, все еще существует.

– Ах, это ты, Валери, – сказал Крис. – Очень жаль, что меня сюда поместили. Нам, кажется, не везет.

Валери закрыла за собой дверь.

– Не стоит жалеть об этом, – ответила она, с трудом подбирая слова. – Ты себя хорошо чувствуешь, дорогой?

И после паузы, когда он так ничего ей и не ответил, добавила:

– Я позабочусь о тебе.

– Этого нам еще не хватало, – устало отозвался Крис. – Меня задержали двое полицейских. И самое комичное во всей истории: я не имею ни малейшего представления о том, что со мной произошло за это время. Вроде как оборвалась лента фильма. Один бог знает, что я мог натворить. Может, я даже кого-то убил или еще что-нибудь в этом роде.

– Этого ты не сделал, Крис. – Валери села на стул возле кровати и нежно проговорила: – Не обременяй себя ненужными заботами.

– Это мне все время твердит и доктор Густав. Ну хорошо, я не буду ни о чем беспокоиться. – И уголок его рта снова нервно дернулся.

– Крис, может быть, ты хочешь обратно в отель?

Он покачал головой:

– Я лучше себя чувствую здесь. Густав производит впечатление благоразумного человека, и он мне нравится. Для меня действительно остаться здесь будет лучше.

– Я думала, что тебе нравится жить в отеле. – Валери с трудом скрывала отчаяние. – Мы ведь хотели жить вместе. А вся эта история, как ты это называешь, может быть, простое невезение?

– Как насчет твоего отца? – спросил Крис, не глядя на жену. – Он в курсе?

Валери помедлила.

– Конечно. Он здесь, внизу, разговаривает с доктором Густавом.

Безразличные глаза снова обратились к Валери.

– Ты хочешь сказать, что он бросил работу и прилетел сюда? Удивительно. Это уж чересчур. Наверно, он здорово на меня злится?

– Он не злится на тебя, – возразила Валери серьезно, – и ты не должен так говорить.

– Но это же естественно. Ему все это так же надоело, как и мне самому. Твой отец замечательный человек, Вал. Он не такой слабый парень, как я. Вот казалось, все образуется, появилась уверенность в своих силах, развилось честолюбие, и вдруг крепкий как дуб парень превращается в слабака. Так было со мной. С твоим отцом такого не произойдет никогда. Он сделан из стали.

– Прошу тебя, Крис. – Валери сжала кулаки. – С тобой был несчастный случай, и с тех пор…

– Если бы с твоим отцом был несчастный случай, он держался бы совсем по-другому – не то что я, – возразил Крис. – Вал, я об этом много думал. Лучше всего было бы нам с тобой развестись. На самом деле, так будет лучше для нас обоих. Мы разойдемся, и ты меня забудешь. Твой отец такого же мнения, и он абсолютно прав.

Некоторое время Валери сидела неподвижно, а Крис безучастно смотрел на нее.

– Разве мы не можем еще немного подождать? – наконец спросила она. – Я не хочу терять тебя, Крис. Будет лучше, если мы наберемся терпения.

– Вот что мне пришло сейчас в голову. – Он потер тыльной стороной ладони глаза. – Я где-то потерял зажигалку, которую ты мне подарила. В отеле она была у меня в кармане пиджака, это я еще помню. Но когда полиция доставила меня сюда, оказалось, что пиджака на мне уже нет. Наверно, я его где-нибудь оставил. Очень жаль зажигалку. – Он смотрел куда-то в сторону. – Все это очень печально, Вал, но ты не должна заставлять своего отца долго ждать тебя. Я здесь чувствую себя вполне хорошо. Поговори с отцом о нашем разводе. Он это устроит. Не существует вещей, с которыми он не смог бы справиться.

6
{"b":"541445","o":1}