ЛитМир - Электронная Библиотека

М-да, и что мне делать? Я гладил каштановые волосы Дуняшки, это не совсем лечится. Какого хрена Арн, такой высокородный и обладающий совсем странными понятиями о своей чести, вздумал унижать себя? Ну брат у твоей будущей жены невероятно богат по местным меркам, ты еще не знаешь, насколько я стану богат в ближайшем будущем, ну признали его короли равным себе, спасибо леди Ловии, а несколько из коронованных особ так вообще стали рядом со мной во время суда королей над гильдией рейнджеров, а после моего поединка с главзайцем… А Дуняшка оказалась повелительницей Смерти. Да чего в этом плохого? Знай себе цену, Арн, знай цену любви моей сестренки. Все у вас будет хорошо, я это обеспечу. Организовать брак – это для меня без проблем, я же профессиональная сваха. У меня это очень хорошо получается.

– Дуняшка, не реви, – встряхнул я сестренку, – завтра мы будем в Белгоре, и ты тут же выйдешь замуж за Арна в храме отца Анера. Кстати, тебе придется выбирать себе новые покои. Одно дело сест…

– Правда?! – вскинулась Дуняшка.

– Я разве когда-нибудь тебе врал, Дуняшка? Это правда, я найду убедительные аргументы для Арна, и завтра ты станешь его женой. Слово охотника, слово твоего брата, а теперь беги и подбирай себе отдельные апартаменты в донжоне, быстрее, ученица. – Я шлепнул Дуняшку по упругой попке.

– А теперь можно мне поговорить с тобой? – сварливо спросил ввалившийся в мою спальню проф, провожая глазами выбежавшую из комнаты сестренку. – Как ты мог так поступить? Эксперимент закончился удачно, а ты, вместо написания отчета для меня, разговаривал со своей сестрой!

– Проф, мне тебя сейчас медленно послать на хутор – или удачно и быстро? – поинтересовался я.

– Так ты кто теперь? – спросил проф. – Влад ты или Ледяной Тур? Кем ты стал?

– Тот, кем я был и раньше, я постиг его знания, но не стал им, почти. Зерно Льда он принял полностью и стал немного доволен: ведь раньше он работал сырой силой.

– А как складываются ваши отношения?

– Никак, проф, он часть моей души.

– Не понимаю.

– Я тоже, а тебе рассказать о теологических спорах, происходивших в свое время в моем мире? В Нем два естества и две воли, а может быть, одно естество и одна воля. А сколько ангелов может уместиться на кончике иглы? Проф, заканчивай. – Я вытянул руку к стене, поток ледяных копий[8] сорвался с моих пальцев. Дыры в стене донжона, ошеломленное личико профа.

– Вот как-то так, проф. На самом деле я не овладел зерном Льда, он им овладел, он раньше работал просто сырой силой, зато сейчас я могу пользоваться зерном не задумываясь. Тебя такой ответ устраивает? Я – не он, я никогда не стану им. Конфликт версий, конфликт интересов благоразумно закончился. Я – Владислав Истрин, а не Ледяной Тур. Я не Хелларен. Проф, ты знаешь, что воля – это все? Твоя воля. Тур вселился не в того своего потомка, кому можно указывать и кого направлять, я – не он. Мне плевать на все его указания, мне плевать на всех авторитетов, и своей головой иногда я думаю только сам. Любую помощь я приму – это без вопросов, но никто и никогда не сможет мне указывать, как мне себя вести и что при этом чувствовать.

– Ты – точно он, – радостно потер лапки проф. – Только душа, только воля, сравнимая с душой и волей основателя вашего рода, могла остаться собой, а не стать им. Я горжусь тобой, мой самый замечательный ученик. А что ты еще можешь сделать?

– Да ничего особенного, – вздохнул я, и стена донжона с окном развалилась на куски. – Я не освоил зерна Льда, но могу применять его, даже не задумываясь. Доктора Менгеле ждет сюрприз и внезапное скоропостижное поздравление с Новым годом.

– А ты знаешь, что я все время держал защиту замка Стока на уровне десяти процентов, когда ты впал в кому? – Проф подошел к новому отверстию для вентиляции помещения. – А ты ее даже не заметил. Влад, твоя сила и твое искусство – это нечто. Какой замечательный эксперимент! Влад, я должен тебя полностью обследовать. Науке это необходимо!

– Проф, когда ты так патетически начинаешь разговаривать, это значит, что всем остальным разумным нужно готовится к серьезным неприятностям. Мне необходимо весь замок Стока разрушить или только половину, когда ты будешь фиксировать различные параметры моего тела и состояния?

– Не весь, – успокоил меня проф, – только пару казематов школы Джокер, и все. Ты интуитивно выбираешь необходимые тебе плетения и, пользуясь помощью своего предка и холода, реализуешь их. Гениально, божественно, как я сам в свое время до этого не додумался?!

Я отключил свой слух – похоже, зря я так рано выбрался из такой своей своеобразной комы, проф ведь теперь с меня не слезет. Маньяк от науки, а вот и Ерана нарисовалась в моей спальне. Понятное дело: кто-то разрушает замок Стока с включенной защитой, а она не в курсе. Чрезмерно возбужденный проф стал что-то объяснять этой красотке. А зря я здесь стену сломал, нужно было продемонстрировать профу свои возможности на природе. Вот это да! Ерана вступила с профом в жесткую конфронтацию и научную дискуссию, загорелся такой спор этих научных маньяков, что и представить себе незнакомым с ними личностям трудно. Ерана утверждает что я часть целого, а проф – что целое это часть меня. Никакой я разницы не ощущаю, а они почему-то ее видят. Больные вы какие-то. Лучше вновь на алтаре школы Джокер помыслите о чем-то высоком, возбужденные вы наши. Я – это я, и мне по барабану мой предок, если он решит вмешиваться в мою жизнь, я никогда им не стану, я – это я, а не кто-то другой. Я – Владислав Истрин, я хорошо помню свой относительно первый день рождения, тогда отец подарил мне настольный хоккей, а мне было всего шесть лет. Да все пацаны со двора начали зависать в нашей квартире, мы даже турнир организовали. Я был тогда счастлив, это было первое самое сильно запомнившееся для меня событие в детстве. Я – Влад, а не кто-то другой.

– Хватит, – попросил я разошедшихся до ругани маньяков от науки, – мне еще завтра в Белгор нужно попасть. И Бонара сюда вызовите, пусть он здесь все отремонтирует. Пусть тренируется. Кстати, проф, ты разобрался с артефактами доктора Менгеле?

– Разобрался. Ерана, – проф опять повернулся к своей жене, – Влад – цельная личность, а твое мнение о том, что он часть личности…

Я вновь отключил слух. Когда же это закончится? Хочу обратно впасть в кому.

– Арн, приятель. – Я зажал друга в углу какого-то закоулка. – А куда мы так срочно спешим и скрываемся от меня и от неизбежного? Ты что сказал Дуняшке, сволочь ты средневековая? Блин, Арн, у тебя есть два выхода из этого закоулка. Первый – это поединок со мной насмерть. А второй – ты женишься на моей сестре. Тебе все понятно?

– Влад, но она же, а ведь ты…

– Ты принял полностью правильное решение. – Я потащил друга к храму отца Анера. – Правильное и совершенно верное, поздравляю тебя, мой будущий родственник. Сначала я планировал, что вы поженитесь в замке Стока, но потом, как всегда, я изменил свои планы. Быстрее ногами перебирай, мой будущий родственник. Так вот, с отцом Анером обо всем я уже договорился. Ты скоро, минут через пять, возьмешь мою сестру себе в жены, и это не обсуждается. Приданое я ей обеспечу, а если ты хоть раз обидишь ее, то могилу я тебе тоже обеспечу. Кстати, увольняйся со службы, у меня для тебя есть новая и очень серьезная работа.

– Как увольняться?! – возмутился Арн. – А на что я буду содержать нашу семью?

– Ты плохо слушал меня, новая работа тебе предстоит, и денег ты там получать будешь гораздо больше. Значит, с первым пунктом моего обвинения ты согласен, берешь замуж Дуняшку, и не рыпайся, а просто иди быстрей, там уже все заждались. – Я перестал держать Арна за шкирку, а просто взял за руку и продолжил неторопливую пробежку по мостовой. – Отец Анер методично перебирает пальцами эфес своего меча, сэр Берг скоро начнет говорить на горном наречии, советники магистрата Белгора тоскуют о «Пьяном кабане», мастера внутреннего круга гильдии охотников скучают по кубку с вином и куску мяса, а ты до сих пор так медленно идешь! А еще все мастера гильдии кузнецов Белгора со своими женами там прохлаждаются. Как ты вообще посмел так злостно прятаться от меня? Я тебя искал целых тридцать шесть минут! Да и мои беременные жены там стоят и ждут только тебя! Ты о них подумал своей тыквой?

вернуться

8

Плетение.

11
{"b":"541485","o":1}