ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но вот все оборвалось. Глаза-огни потухли, волк стремительно повернулся и, махнув на прощанье хвостом, потрусил прочь. Контакт прервался так резко, что в глазах потемнело. Пришлось опереться о ближайший ствол, чтобы не упасть.

– Ари! – тут же бросился ко мне северянин.

Улыбнулась его заботе и поправила из вредности:

– Ада!

– Что это было? Я же видел, вы так смотрели друг на друга…

Чтобы собраться с духом и ответить, потребовалось время. Еще и льдистые глаза жениха послужили отвлекающим фактором. А когда теплые губы коснулись виска, проскользили по щеке и ласково поцеловали уголок рта, я едва не выполнила программу максимум на этот день и не хлопнулась в обморок от переизбытка чувств. Все же до уравновешенности его соотечественниц мне в любом случае далековато.

Пришлось срочно спасать ситуацию.

– Он сказал, что здесь недалеко растет медовая трава, и завтра она нам зачем-то понадобится.

Выдворив Виду и Нирвана из шатра, я сняла тесную, пропахшую дымом от костра одежду и блаженно потянулась, разминая уставшее за день тело. Хорош-шо… Распустила волосы и несколько раз провела по гладким прядям костяным гребнем, помассировала пальцами виски. Умаялась, конечно, но день прошел интересно.

Настаивающийся чай заполнил внутреннее пространство шатра терпким холодноватым запахом. Я надела скромную, без всяких украшений ночную рубашку и разлила питье по кружкам.

– Ты закончила? – донесся снаружи хорошо знакомый голос. – Жаль. Ада, ты даже не представляешь, как отсюда выглядела твоя тень…

И снова мне не потребовалось заглядывать в глаза, чтобы понять, который из братьев стоит по ту сторону. Тот, другой. Пора его уже обозвать хоть как-нибудь, а то самой неудобно.

– Можешь войти.

Лицо мужчины выглядело бледным до серости, даже золотистый свет свечи не спасал. Блондин неуверенно улыбнулся, опустился на ворох медвежьих шкур и бессовестно заграбастал себе одну кружку.

– Рад тебя видеть, Ада.

Несколько мгновений я боролась с комом в горле. Да чтоб ты провалился, сущность настырная! Как же без тебя все было бы легко и просто. И пусто…

– Даже не знаю, имею ли я право отвечать взаимностью, – но тем не менее заботливо добавила ему в чай ложечку меда и тщательно размешала.

Бескровные губы дрогнули в усмешке.

– Не имеешь. Но это ничего не меняет, так?

Устроилась рядом и осторожно глотнула напиток. Ну что здесь ответишь?

– Там, в лесу, я все видел. Он поцеловал тебя! – горечь, прозвучавшая в словах безымянного, заставила меня посмотреть на мужчину с интересом. Да разве ж по чужому лицу что-то разберешь?

– Он мой жених! – Перед кем оправдываюсь, спрашивается?

– Ты даже не представляешь, каких трудов мне стоило подчинить сейчас тело.

Братья задумали интересную игру под названием «Перетяни Ариадну на свою сторону»? Если так, кого-то ждет большое разочарование.

– В таком случае я знаю, как тебе помочь, – в серых глазах проскользнул заинтересованный огонек. – А давай придумаем тебе имя?

Такого поворота событий несуществующий явно не ожидал, иначе с чего бы ему так забавно округлять глаза?

– Ты хоть представляешь, чем это грозит?

Кивнула. Еще бы! Лично мне – избавлением будущего супруга от второго «я» и возможностью наконец заключить брак. Вот только нужен ли будет мне этот самый брак к тому времени? Так, Ариадна, об этом мы не думаем!!!

– Ну тогда зови как хочешь, мне все равно.

Э, нет, дорогой, так дело не пойдет.

– Милый, ты, наверное, удивишься, но я не очень-то сильна в северных именах, – фыркнула с ехидцей в ответ. Сейчас обзову каким-нибудь Максимилианом или Николасом, будешь знать! – К тому же имя должно тебе нравиться. Так что начинай перечислять, вместе что-нибудь выберем.

И северянин стал вслух перебирать известные ему имена, большинство из которых одинаково не нравились ни мне, ни ему самому, еще и выверта языка требовали основательного. На десятом я заскучала, на двадцатом начала злиться, еще через парочку решила, что идея не была такой уж хорошей, а потом и вовсе попросила его называть только те имена, которые самому казались хоть немного подходящими.

Воцарилось долгое молчание.

– Мьялейв?

– Ты издеваешься?!

Нет, точно Максимилианом назову!

– Между прочим, так звали прадеда великого князя, – обиделся за неодобренную идею этот настырный призрак.

– Вот и будешь вспоминать его на уроках истории, а сейчас нормальные имена давай!

Блондин еще немного подумал, после чего с опаской выдал целых три:

– Тиарнлей, Мирольд, Этельвин. Еще Ольтир можно.

А вот тут есть над чем подумать. Интуиция, ты где, ау?

– Лично мне два последних нравятся, – поколебавшись, сознался мужчина.

Я расслабилась и обратила мысленный взор вглубь себя. Ну же, Ари, постарайся! Здесь нельзя ошибиться, слишком многое стоит на кону. Перед глазами колыхались высокие травы… Тир, Олли. Нет, все не то!

– Этельвин, – с усилием шевельнула губами, смахнула со лба испарину и улеглась на мягкие шкуры.

Если бы поименованный не успел перехватить кружку, непременно ошпарилась бы.

– Ты уверена? – зачем-то переспросил льер и бережно убрал с моего лица влажную черную прядь.

– Я вытащила из интуиции все, на что хватило сил.

На лоб упал прохладный поцелуй.

– Спасибо, малышка.

Отвечать не было сил.

Да это и не требовалось. Мохнатая шкура, прикрывающая вход, приподнялась, впуская в шатер прохладный воздух и тихие голоса. Слуги вернулись.

– Госпожа, не помешаем? – тоненько пискнул Нирван.

– Льера, а не госпожа, – тут же отвесила ему подзатыльник Вида.

Она-то была в курсе того, что Нира никакая не девчонка, а потому особо и не церемонилась.

– Сладких снов, дорогая, – устало улыбнулся названный Этельвином и скрылся.

Камеристка тут же склонилась ко мне и с самым таинственным видом зашептала:

– А вы тут имена будущим деткам придумывали, да?

Утро встретило меня неприветливо, а именно хмурой физиономией льера Хранителя. Хм. Заорать, что ли? Вот как знала, что общение с некоторыми двудушниками до добра не доводит!

– Ривел! – наигранно-возмущенно, а со сна еще и хрипло, воскликнула я. – Где ваши манеры?! Врываться к спящим дамам в шатер – фи!

К слову сказать, из дам здесь присутствовала я одна. Куда в сию несусветную рань испарились две другие, пока оставалось тайной.

– Не время для реверансов, льера, – мрачно шикнул на меня будущий родственник. – Арлит заболел. Вы, кажется, у нас травница?

Внутри все оборвалось.

– Заболел? – Отбросив стыдливость, я стрелой вылетела из-под мехового одеяла.

Ясные боги, что я наделала?! Мы с Этельвином.

Хранитель Дома Замерзшей Розы деликатно отвернулся, позволяя мне натянуть платье. Первое, которое попалось под руку, и прямо поверх ночной рубашки. Не раздеваться же при нем догола!

– Я удивлен не меньше вашего, льера, – объяснял тем временем дядюшка. – Арлит прежде на здоровье не жаловался. Никогда. А тут – лихорадка! Да в наших краях даже дети ею не болеют!

Вот тут сделалось стыдно по-настоящему. И предупреждали же, что нельзя, а я все равно полезла. Объяснил бы еще кто зачем.

– Где только подцепить успел? – продолжал сокрушаться Ривел.

Ответа у меня не было, да это и не важно. Торопливо натянула платье, бросила тоскливый взгляд в сторону корсета, с которым не имела ни малейшего шанса справиться без посторонней помощи, и завернулась в шаль. Улыбнувшись своей предусмотрительности, подхватила ларец с уже готовыми зельями. Правильно сделала, что не оставила его в школе! Лурден не обеднеет, а мне, как чувствовала, сгодится.

– Ведите.

Старик стремительно зашагал к больному.

Пока шли к самому большому белоснежному шатру, я изо всех сил старалась успокоиться, ну хотя бы перестать так заметно трястись и отвлечься на приветствия встречных воинов, например. Ох, Ада, Ада! Ну и натворила ты дел!

12
{"b":"541488","o":1}