ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет…

Она так расстроилась, что едва не заплакала.

– У меня есть план, – сказал Иван и погладил жену по руке. Она прижалась к его плечу, заставила обнять. Он чувствовал, как Маша дрожит, понимал, что это не от холода. Хорошо, что она почти ничего не видела из того, что происходило на дороге.

– Мы выжили, – сказал он. – Нам повезло.

Она кивнула, спросила словно бы невпопад:

– Ты ведь меня не бросишь?

Он удивленно на нее посмотрел.

– Что за глупость?

– Я хочу быть с тобой. До конца.

– Я тоже…

Они вернулись к детям и все вместе развели костер. К огню подошел дед, лег в траву, глядя в небо. Позвал к себе внука, стал показывать ему фигурные облака: это на белого медведя похоже, а это на подводную лодку…

Чуть позже они перекусили – тихо, без лишних разговоров. Маленький Костя съел банку детской каши и заснул, пригревшись у огня. Мама накрыла его большим пляжными полотенцем, подоткнула со всех сторон.

– Смотрите, – сказал вдруг дед. – Лось.

Все подумали, что это он про очередное облако. Но дед смотрел не вверх, а в сторону.

– О чем ты, папа? – спросила Маша и вдруг сама все увидела.

Далеко – наверное, в полукилометре – стоял могучий рогатый зверь. Иван знал, что у этих животных слабое зрение, – Коля однажды рассказывал об этом. Говорил брат и о том, что лосей опасаться нужно только осенью, в пору гона.

Однако другой брат – Степан – во время недавнего телефонного разговора – а верней сказать, монолога, – предупреждал, что самые мирные и пугливые животные могут проявлять неукротимую агрессию.

– Не бойтесь, – сказал Иван семье, надеясь, что они не заметят неуверенность в его голосе. – Он нас не увидит.

И действительно: лось вскоре скрылся в молодом березняке.

– Предлагаю устроиться на ночевку прямо здесь, – сказал Иван, переведя дух. – Можем даже поставить палатку. Но дети лягут в машине.

Жена удивленно на него посмотрела – она не думала, что они тут задержатся. Он пожал плечами:

– Все устали. Всех растрясло. И я не знаю, куда ехать. Ночью, по крайней мере, можно будет сориентироваться по звездам… Дети, я учил вас находить Полярную звезду?

– Нет, – сказал Андрей.

– Тыщу раз! – фыркнула Анжела. – И дядя Коля тоже показывал.

– А утром поедем на юг. Попробуем вернуться к дороге.

Иван нарвал травы, бросил в костер – белый дым отгонял комаров – этому его тоже Коля научил.

– Пойду за дровами, – глава семейства поднялся. – Кто со мной?

Помогать вызвался Андрей. Анжела, не желая отставать от брата, тоже подняла руку, хотя было видно, что предстоящая работа энтузиазма у нее не вызывает.

– Дров надо много, – предупредил детей отец. – Чтобы на всю ночь хватило.

Он отвел ребят к ветлам. Некоторые гигантские дерева не выдержали непогод, поломались. Иван приметил в траве пару огромных сучьев, решил потом вернуться к ним с топором. А пока вместе с детьми начал собирать хворост и так увлекся, что лося увидел слишком поздно.

– Бегите! – крикнул Иван детям, понимая, что убежать от зверя уже нельзя.

Лось мчался прямо на них – из-под копыт летели комья земли.

Анжела и Андрей, оторопев, смотрели на стремительно приближающееся животное.

– Бегите! – заорал Иван жене и тестю, подхватил с земли тяжелый сук и, выставив его как таран, бросился лосю навстречу.

10

Пересекать антенное поле пришлось ползком, что было дико неудобно и страшно медленно. Кое-где получалось встать на четвереньки, перебежать по-быстрому к какому-нибудь укрытию: кустам разросшейся полыни, бетонному надолбу, мачте.

Наконец, капитан Рыбников и рядовой Исаев подобрались к кирпичному забору, отделяющему войсковую часть от гарнизонного городка. Здесь уже можно были просто идти, поглядывая по сторонам. Время от времени на дальнем краю поля возникали какие-то фигуры, угадывалось движение, и тогда приходилось останавливаться. Но фигуры, помаячив, исчезали за стенами казарм и прочих строений, так и не заметив людей, прокрадывающихся вдоль далекого забора.

Пока все шло по плану.

Капитан Рыбников и рядовой Исаев добрались до складов, прошмыгнули в щель опутанного колючей проволокой дощатого забора и вскоре оказались на асфальтированной площадке, где стояли четыре автомобиля с кунгами. За одной из машин лежал труп. Степан снял с пожарного щита багор и перевернул тело.

Это был лейтенант Зощенко, бывший прапорщик, ухитрившийся на шестом десятке заочно окончить какой-то гражданский вуз и получить офицерское звание. Оружия при нем не было, но Степан сейчас искал нечто другое. Ему были нужны ключи.

У Зощенко их обнаружилось аж две связки, обе с печатями, из чего можно было сделать вывод, что лейтенант нес дежурство по парку.

В дежурку получилось войти без проблем. Под столом лежал еще один труп – на этот раз какого-то солдатика-срочника, должно быть, дневального. В карманах у него ничего не оказалось, кроме колоды потертых порнографических карт. Степан выбросил их, но когда он отвернулся, карты подобрал и спрятал в карман рядовой Исаев.

Они взломали опечатанный ящик с ключами от машин, выгребли их все.

А вот проникнуть в гаражные боксы получилось не сразу. Все двери оказались заперты – какие-то снаружи, какие-то изнутри. Ни один ключ к замкам почему-то не подошел. Пришлось лезть через маленькое оконце над воротами, предварительно выбив мутное от грязи стекло и вытащив острые осколки. Рыбников первым взобрался на приставленный к воротам ящик, зацепился за раму и попробовал подтянуться. Исаев, как мог, помогал ему, подталкивал снизу, пыхтел.

Поболтавшись минуту, Рыбников сдался.

– Давай лучше ты, – сказал он Исаеву. – Ты помоложе и полегче.

Они поменялись местами, и посыльный наконец-то ухитрился всунуть голову в разбитое окно. Рыбников, крякнув, приподнял солдата, и тот верхней своей половиной оказался в гараже на высоте трех метров.

– Ну чего там? – нетерпеливо спросил Степан.

– Вроде пусто, – неуверенно отозвался Исаев. Он завозился, пытаясь как-нибудь перевернуться, найти хоть какую опору. Зацепился за выступ в стене, но удержаться не смог и рухнул вниз.

Рыбников опять подтянулся. Шепнул:

– Ты живой там?.. Эй!..

Ответа не было, и Степан не на шутку разволновался.

Но через минуту врезанная в ворота дверь скрипнула и отворилась. Рядовой Исаев стоял в проеме и потирал лоб, на котором багровела здоровенная шишка.

– Что так долго? – Не дожидаясь ответа, Рыбников забежал в гараж, прикрыл обитую кровельным железом дверь и запер ее на задвижку.

В боксе стояло два старых «ЗиЛа», «ГАЗ-66», пара «КамАЗов» и командирский «УАЗ». Вдоль стен выстроились бочки, в дальнем углу, задернутом промасленной занавеской, грудилось разное автомобильное барахло: полуразобранный движок, коленвал, мост. Под верстаком лежала груда ветоши, которую в первую секунду Рыбников принял за еще один труп.

Они внимательно осмотрели гараж, убедились, что тут им ничто не угрожает.

– Я не знаю, что искать, – сказал Исаев, заглядывая в один из кунгов.

– Ты лучше проверь машины, – ответил Степан. – На месте ли аккумуляторы. И в баки загляни…

В одном из КамАЗовских кунгов обнаружилось искомое – радиостанция Р-166.

– Горючка есть, – доложил Исаев.

– Значит, будем выезжать, – решил капитан Рыбников, присматриваясь к одному из «ЗиЛов», в кузове которого тоже имелась радиостанция, пусть устаревшая и гораздо меньшей мощности, зато более простая в управлении.

Они перекачали из бочек почти сотню литров горючего, заполнив им все подходящие емкости, найденные здесь же. Основной запас солярки и бензина находился на складе ГСМ, но Рыбников решил пока туда не соваться.

Подобрав ключи, капитан и его помощник завели машины. Двигатель «КамАЗа» запустился сразу, а вот с «ЗиЛом» пришлось повозиться. От рыка холодных моторов, казалось, дрожали стены. Степан понимал, что этот звук сейчас слышен издалека. Поэтому он забрался к окну, выглянул на улицу, чтобы представить, с чем им придется иметь дело.

10
{"b":"541490","o":1}