1
2
3
...
13
14
15
...
86

Кристофер нежно погладил ее по щеке.

– А семь лет назад я нервничала? – спросила девушка.

– Да, – ответил он. – Очень. И я тоже. Ведь мы оба сохранили целомудрие.

– Да? – Она тихо рассмеялась. – Это чудесно, Кристофер. Я рада, что мы оказались первыми друг для друга.

Кристофер не отрываясь смотрел на нее, но Элизабет не могла понять, что выражало его лицо. Возможно, неуверенность.

– А наша первая ночь была чудесной? – спросила Элизабет. Он тяжело сглотнул.

– И да и нет, – ответил он наконец. – Я был неловким и неумелым и причинил тебе боль. Но ты утешала меня потом, целовала, называла самыми нежными словами, потому что я расстроился.

Элизабет прижалась лицом к его груди, вдыхая его запах.

– Нет, не может быть, – не поверила она. – Ты меня разыгрываешь, когда говоришь, что был расстроен.

– Но я причинил тебе боль… – пояснил Кристофер. – Мне хотелось, чтобы все было безупречно. Но в следующий раз все получилось гораздо лучше.

Элизабет подняла голову и посмотрела ему в глаза.

– Той же ночью? – поинтересовалась она.

– Да, той же ночью, – подтвердил Кристофер. – Я никогда не говорил тебе, что был девственником. Я считал, что в двадцать четыре года это стыдно для мужчины. Ты могла подумать, что я просто бесчувственный и неловкий.

– Но ты так расстроился, – повторила Элизабет, – я должна была догадаться об этом.

– Нет, – возразил Кристофер, и его взгляд вдруг стал тяжелым. – Ты ничего не узнала. Он снова погладил ее щеку.

– Но с тех пор все было прекрасно, да? – спросила Элизабет. – Иначе и быть не могло. Я чувствую, что люблю тебя очень сильно, а сегодня утром ты сказал, что тоже любишь меня. Это правда?

– Да, – ответил он.

– Тогда люби меня, – произнесла Элизабет. Ее взгляд был прикован к губам Кристофера, она вдруг замолчала. – К сожалению, я не помню, как делала это обычно. Я не знаю, как доставить тебе удовольствие, Кристофер.

Кристофер обнял ее и притянул к себе.

– Ты доставляешь мне удовольствие уже тем, что рядом со мной, – прошептал он. Его объятия стали крепче. – Элизабет, это нелегко – любить тебя, когда ты не помнишь меня. Может, нам лучше немного подождать? Достаточно и того, что я обнимаю тебя.

– Но я помню тебя, – возразила Элизабет, обхватив руками его шею и доверчиво глядя ему в глаза. Только бы он не упорствовал, взмолилась она про себя. Если он не захочет ее сейчас, возможно, он не прикоснется к ней до тех пор, пока не вернется ее память. Но если этого не произойдет сейчас, то мужество оставит ее. – Я помню тебя сердцем, Кристофер. Это может показаться абсурдным, но я чувствую, что очень давно люблю тебя. Я знаю, что буду любить тебя всегда. Я хочу, чтобы все стало как прежде – или почти как прежде. Так прекрасно чувствовать себя в твоих объятиях.

Кристофер долго смотрел в ее глаза. И Элизабет снова заметила нерешительность в его взгляде, нерешительность мужчины, который собирается заниматься любовью с незнакомой , женщиной. “Но ведь он не чужой, он мой муж”. Все страхи вдруг оставили ее.

Элизабет улыбнулась ему.

– Я хочу узнать, чего меня лишила потеря памяти, – прошептала она.

Потеря памяти лишила ее ощущения его губ на своих губах. Они были теплыми и влажными и слегка пахли вином. Его теплое дыхание девушка чувствовала на щеке, его рука поддерживала ее голову, а пальцы перебирали пушистые волосы. Она забыла ощущение, когда его язык так легко раскрывал ее губы, и восхитительное чувство пронзило ее еще до того, как язык Кристофера медленно проник вглубь.

Потеря памяти лишила Элизабет воспоминаний, как его руки нежно и страстно ласкали ее тело, зажигая в нем огонь любви.

– О, Кристофер, – вырвалось у Элизабет, когда его губы скользнули от подбородка к ее груди, – как это прекрасно! Можно мне тоже прикоснуться к тебе? Я только не помню, что обычно делала. – В голосе девушки слышались недовольство и с трудом скрываемая страсть.

Кристофер поднял голову, снова поцеловав ее глаза и губы.

– Прикоснись ко мне, – произнес он. Элизабет чувствовала, что он хотел ее, что его нерешительность прошла. – Делай что хочешь. В наших отношениях нет ничего запретного.

Она коснулась его, ощутив мощные мускулы его плеч и рук, крепкие мышцы груди и плоский живот. “Должно быть, он много работает, – подумала девушка, – а не проводит все время дома возле меня, как в эти дни. Нужно будет спросить, чем он обычно занимается днем”.

Но эта мысль сразу забылась. Страсть охватила Элизабет, и она не оказала сопротивления, когда Кристофер снял с нее ночную рубашку, взял ее на руки и опустил на кровать. Она смотрела, как он сорвал свою ночную рубашку, и смело протянула к нему руки.

– Ты такой красивый, – заметила Элизабет, глядя на его сильное, крепкое тело.

– Ты тоже, – ответил он, опускаясь на нее. Его руки оказались в волосах девушки, а рот прижался к ее губам. – Ты прекраснее, чем когда была невестой, Элизабет. Тогда ты была девочкой, а теперь стала женщиной.

Неосознанный страх вдруг охватил девушку. Ее пугала тяжесть обнаженного мужского тела, страсть в его глазах, настойчивость его губ. Она почувствовала, что ей не знакомы этот мужчина, эта комната и это действие.

– Нет! – закричала она, пытаясь освободиться от него. – Нет, нет!

Он моментально оказался рядом, оставив руку у нее под головой. Дыхание у Кристофера стало тяжелым, он неожиданно побледнел, а взгляд его стал смущенным.

Элизабет с силой прикусила нижнюю губу.

– Тише, – произнес он; его голос был нежным в отличие, от посуровевшего лица. Он заботливо накрыл Элизабет одеялом. – Все хорошо. Я не собираюсь заставлять тебя делать то, чего ты не хочешь. Я просто подержу тебя, успокойся. Усни, если сможешь.

Девушка закрыла глаза и спрятала лицо у него на плече. Она слышала, как глухо и сильно стучало его сердце.

– Мне так страшно.

– Тебе не нужно бояться, – спокойно и тихо прозвучал его голос. – Я только обниму тебя. Или уйду в другую комнату, если хочешь.

– Нет, дело не в этом, – сказала она. – Жизнь сыграла со мной злую шутку, возможно, все так и останется навсегда. Я даже не знаю, кто я, знаю только то, что я – твоя жена. Я ничего не знаю о своей собственной семье и о том, где жила. Я не помню, как меня звали до замужества. Прости меня, прости. Мне нужно прятать эти страхи, они совершенно бессмысленны.

– Тише, – успокаивал Кристофер, он поцеловал ее в ухо, в висок, а потом нежно заключил в объятия.

Элизабет охватила глубокая печаль. Они были мужем и женой, любили друг друга. Их браку уже семь лет. И она собиралась разрушить все это из-за несчастного случая, потому что у нее не хватило мужества справиться с этой путающей ситуацией. Она повернулась и поцеловала его в шею, подбородок, а потом и в губы.

– Да, – вырвалось у Элизабет. – Я хочу тебя, Кристофер. Ты нужен мне. Возьми меня, пожалуйста. Помоги мне справиться с одиночеством. Позволь мне доставить тебе удовольствие.

Их страсть вспыхнула с новой силой. В этой комнате с ними действительно происходило нечто прекрасное, обнаружила Элизабет, когда он перевернул ее на спину и снова накрыл своим телом. Здесь царили нежность, счастье и любовь. Супружеская любовь.

Кристофер широко раздвинул ее ноги, потом приподнялся на локтях и заглянул ей в глаза. Его взгляд был наполнен таким желанием, что Элизабет снова прикусила нижнюю губу. Она закрыла глаза, когда он медленно и глубоко вошел в нее.

Все ее сомнения исчезли. Именно так все у них было, так и должно быть. Ее муж внутри ее и любит ее.

– Да, – шептала она ему, не открывая глаз. – Да, Кристофер.

И тогда тяжесть его тела снова придавила ее, он раскинул ее руки и прижал к кровати, так что она оказалась совершенно распростертой под ним. Уверенные, ритмичные движения Кристофера заставили ее сначала застыть от удовольствия, потом волна страсти захватила ее, и тело девушки замерло.

– Давай, – донесся до нее его хриплый голос, – двигайся вместе со мной.

14
{"b":"5415","o":1}