1
2
3
...
17
18
19
...
86

У Кристофера все похолодело внутри. Прошлой ночью он об этом даже не подумал. Он всегда был уверен, что женщины знают, как о себе позаботиться и избежать зачатия. Но Элизабет наверняка не знала. А прошлой ночью он три раза заполнял ее своим семенем. Он хотел спросить девушку о ее месячном цикле, но в данных обстоятельствах этот вопрос был бы неуместен.

– О, Кристофер, – заговорила Элизабет, заглянув ему в глаза, – как многого я не знаю. В нашей жизни было столько всевозможных сложностей! А сейчас я вижу только верхний слой, сахарную глазурь, но не сам торт. Но сахарная глазурь слишком приторна без торта.

– Эти дни были слишком сладкими? – спросил он.

– Не знаю, – ответила Элизабет. – Но медовый месяц всегда сладок. Кристофер, а мы сможем начать все сначала, если моя память так и не вернется? Или над нами всегда будет тяготеть забытое мной прошлое?

– Давай будем вспоминать все день за днем! – предложил Кристофер. – Постепенно. Ведь прошлое уже в прошлом, не важно, помним мы о нем или нет. Будущее – впереди, и не известно, наступит ли оно для нас. А настоящее принадлежит нам. Сегодня мы вместе и любим друг друга. Правда?

“Господи, помоги мне”, – молил Кристофер, боясь, что его ложь не слишком убедительна.

– Да. – Элизабет повернулась к нему, прижавшись щекой к его плечу, и закрыла глаза. – Да. Кажется, я все испортила. Мы были такими беззаботными и веселыми. Поцелуй меня снова. – Она подняла лицо и улыбнулась.

– Ты хочешь, чтобы весь мир собрался на скалах и смотрел на нас сверху? – спросил он. – Как тебе не стыдно! Элизабет посмотрела на вершины скал и рассмеялась.

– Весь мир, похоже, занят своими делами, – ответила она. – Видишь? Там никого нет. Но если хочешь, отведи меня в укромное место и поцелуй.

– В скалах есть небольшая пещера, – ответил Кристофер. Глаза у Элизабет округлились.

– Пиратская пещера? – спросила она.

– С хранящимися там сокровищами! – подхватил он. – Нет, просто пещера для влюбленных.

Кристофер быстро повел ее к скалам. Они с Нэнси столько раз играли в этой пещере, когда были детьми, представляя себя то пиратами, то разбойниками. Они всегда чувствовали себя скрытыми от остального мира, когда находились в ней. Вход в пещеру был довольно широкий, его закрывал большой камень.

– О-о! – вырвалось у Элизабет, когда они обогнули валун и оказались в пещере. – Да это настоящая пещера для влюбленных! А мы часто приходили сюда? И мы занимались здесь любовью?

– Нет, никогда, – ответил Кристофер. – Мы были слишком скромными и слишком чувствительными. Да мы были бы в песке, если бы занимались здесь любовью, а ведь всего в миле отсюда у нас есть прекрасная удобная кровать.

– Правда, – перебила его Элизабет, – но в Пенхэллоу полно воды, и мы можем смыть песок. – Она положила руки ему на плечи и улыбнулась.

– Ты прочитала мои мысли, – откликнулся Кристофер. Улыбнувшись в ответ, он снял свою накидку и расстелил ее на песке пещеры.

Это же Элизабет, говорил он себе, она предлагает ему себя, соблазнительно улыбается, хочет его. Ее глаза стали томными от страсти. Она так изменилась, хотя он не знал, когда произошли эти изменения: до несчастного случая или после.

Кристофер привлек Элизабет к себе и опустил ее на землю, подняв ее юбки до пояса. Он снова собирался овладеть ею, уже в четвертый раз за эти сутки, и снова собирался оставить в ней свое семя.

Кристофер опустился рядом на колени, снял с нее туфли, чулки и белье. Он старался заглушить в себе чувство вины и страх за возможные последствия.

– Разве мы пришли сюда не целоваться? – спросила Элизабет, когда он сбросил свою одежду и опустился рядом. Она придвинулась так, что зажала его коленями и бедрами.

– Да, – ответил Кристофер, прижимаясь губами к ее губам. – И за этим тоже.

Элизабет вздохнула, когда Кристофер вошел в нее. Он двигался в ней, удивляясь тому, что она оказалась влажной и ждущей его.

Кристофер слышал крики чаек и шум прибоя – это начался прилив. Он чувствовал запах моря и соленый привкус на губах Элизабет. И песок, сухой и мягкий, не пружинил под толчками его тела. Кристоферу пришлось смягчить удары, положив руки под ягодицы Элизабет. Он чувствовал, как под коленями скрипел песок, несмотря на то что они лежали на накидке.

И все-таки это было прекрасно и волнующе. Влажное тепло, в которое он погружался, мягкие формы ее тела, горячие и страстные губы. Кристофер заставлял себя сдерживаться, но девушка двигалась в такт с ним, ее ноги обвили его, а руки ласкали его спину. И она стонала.

– Да, – шептала Элизабет. – Да, да, пожалуйста. – Она достигла пика наслаждения, задрожав всем телом, со стоном прижавшись к нему. Кристофер обнимал ее, давая ей возможность насладиться восторгом и впасть в приятное забытье до того, как сам достиг кульминации. Девушка лежала под ним, расслабившись, удерживая его руками и ногами.

– Если это твой способ целоваться, – произнесла она через какое-то время, когда он лег рядом, – то мне он нравится. Теперь я вижу, почему для этого нужно укромное место.

Она улыбалась и совершенно не стеснялась его, несмотря на яркий дневной свет и на то, что на ней почти не было одежды. “Она полностью доверяет мне, – подумал Кристофер, – искренне верит, что мы действительно женаты уже семь лет”.

Как же теперь положить всему конец, если он позволил этому .начаться? Как сказать ей правду после того, как они стали жить как муж и жена? И что делать, если она уже беременна?

– Думаю, нам надо привести себя в порядок и посмотреть, остались ли у нас силы, чтобы подняться по тропинке. – сказал он ей на ухо.

– Мм, – пробормотала Элизабет. – Неужели мы никогда прежде не предавались здесь любви, Кристофер? Какие же мы были ленивые! Все было так прекрасно, что мне даже не хочется уходить. Мы куда-то спешим?

– Нет, – ответил он, прижимаясь щекой к ее волосам. Спешки никакой не было. Только реальность собиралась разрушить их идиллию. – Нет. Мы можем остаться здесь навсегда, если захочешь.

– Мм, – удовлетворенно отозвалась Элизабет. Они лежали в состоянии прекрасной истомы, ее рука лениво гладила его грудь, а он скользил рукой по ее бедру и ноге.

– Кристофер, – заговорила она наконец, – давай всегда помнить магию этих дней, когда я снова обрету память. Ты заметил, как я уверенно говорю “когда”, а не “если”? Какие бы трудности нам ни грозили, будем помнить, что у нас может быть такое чудо. Хорошо? Я знаю, что нас ждут и повседневные заботы и трудности, но нам нужны такие моменты, как этот. Когда мы понимаем, что самое главное в жизни – это быть вместе и любить друг друга. Жизнь бесценна, как и любовь. Надо всегда помнить об этом.

– Договорились, – согласился Кристофер, но от этих ее слов у него все похолодело внутри. Элизабет повернулась к нему и улыбнулась.

– Поцелуй меня еще раз, – сказала она, но блеск в ее глазах говорил о том, что она просила большего, чем прикосновение губ.

Рука Кристофера скользнула к внутренней стороне ее бедра, к влажному теплу ее женской сути.

– Если ты настаиваешь, – произнес он и увидел, что ее глаза стали томными, когда его опытные пальцы начали ласкать ее, готовя к новому наслаждению.

Глава 9

Поиски по докам и причалам Темзы оказались безрезультатными, но надежда еще не покидала Мартина. За последние две недели пришли два корабля из Америки и ни одного из Канады. На одном не было пассажира по имени Кристофер Атуэлл или граф Тревельян. Другой нуждался в капитальном ремонте, и его команду распустили. Даже капитан покинул корабль, отправившись навестить свою приемную мать в Портсмуте.

Мартин послал Маклина в Портсмут разыскать капитана Джеми Раиса и с нетерпением ждал его возвращения. Тем временем сыщикам с Боу-стрит ничего не удалось разузнать, как и ожидал Мартин. Они делали вид, что пытаются отыскать экипаж и лошадей, которых никто не видел. Наконец Маклин вернулся.

– Я уже думал, что ты отправился в Америку на поиски капитана Раиса, – холодно заметил Мартин. – Я боялся, что мне придется ждать ответа до следующего лета.

18
{"b":"5415","o":1}