1
2
3
...
42
43
44
...
86

– И на этом все кончится? – спросила Элизабет. – Ты будешь доволен, только увидев ее?

Кристофер покачал головой:

– Не знаю. Я сомневаюсь в этом. – Элизабет в отчаянии посмотрела на него.

– Пообещай мне одно. Обещай, что не расскажешь ей. кто ты.

Кристофер недоуменно уставился на нее.

– Элизабет, – спокойно заговорил он. – Я никогда не видел этого ребенка. Только неделю назад я узнал о ее существовании. Но я люблю ее. Это часть меня. И я не собираюсь пугать ее объяснениями, которые ей трудно будет понять. Думаю, я и так достаточно напугал ее, когда почти на три недели украл тебя у нее. Я бы никогда не сделал этого, если бы знал о ее существовании.

– Так ты обещаешь? – настаивала Элизабет.

– Да, но только на завтра, – ответил Кристофер. – Но скоро она узнает правду. Я не могу обещать, что ничего не расскажу ей. Я это сделаю, когда наступит подходящий момент. Не знаю, правда, будет ли это послезавтра или в следующем году. Я намерен быть ее отцом до конца жизни.

Элизабет открыла рот, чтобы ему возразить. Ее отец нашел бы что ответить. Так же как Мартин, Манли и Джон. Но она чувствовала, что сейчас не имеет смысла спорить. Она была смертельно напугана, но не понимала, за кого она боялась: за себя или за Кристину.

– Если не будет дождя, то завтра днем я возьму Кристину на прогулку в Гайд-парк. Ей нравится гулять по берегу реки. – Кристофер кивнул.

Элизабет вдруг вспомнила, что они уже довольно давно находятся в этой комнате наедине.

– Мне нужно идти, – сказала она. – Манли будет искать меня.

– О да, – согласился Кристофер. – Полагаю, многие сгорают от желания рассказать ему о нас, Элизабет. Пойдем, я провожу тебя.

Элизабет подошла к нему и приняла предложенную ей руку. Когда они вышли из маленькой гостиной и стали подниматься по лестнице, девушка вдруг вспомнила, как они с Кристофером бежали к морю, он позволил ей вырваться вперед, затем догнал, подхватил на руки и хотел бросить в воду.

Джон и Мартин стояли с лордом Пулом, когда Кристофер вернулся с Элизабет в бальный зал. Лорд Пул был крайне недоволен возвращением ее первого мужа и боялся возможного скандала – ведь Элизабет с Кристофером почти на полчаса исчезли из его поля зрения.

Элизабет немного побледнела, но держалась уверенно, с одобрением отметил про себя Джон. Кристофер плотно сжал губы. Он сильно изменился. Но ведь они все изменились. Джон познал все ужасы и тяготы войны после стольких лет очарования карьерой военного. Казалось, что свадьба Элизабет и отказ Нэнси стать его женой были давным-давно.

Кристофер издалека поклонился и пошел дальше, не проронив ни слова. Джон потянул за рукав своего сводного брата и отвел его в сторону.

Элизабет смущенно посмотрела на лорда Пула.

– Он хотел поговорить со мной, – оправдывалась она. – Я не могла отказать ему в этом, я не хотела скандала, Манли.

– Это очень неосмотрительно с вашей стороны, Элизабет, – выговаривал Пул, стараясь не хмуриться на виду у всех.

– Да, – согласилась она.

– Вы должны понимать, что поставили меня в глупое положение, удалившись со своим бывшим мужем, – продолжал он.

– Простите меня, Манли. – Она прикоснулась к его рукаву. – Он только что вернулся в Англию и хочет видеть Кристину.

– Об этом не может быть и речи, – ответил Манли . – Он больше не имеет никаких прав ни на вас, ни на вашего ребенка.

– Он – ее отец, – заговорила Элизабет. – Я обещала завтра взять девочку в Гайд-парк, чтобы он мог увидеть ее. Это будет только один раз. Я постараюсь убедить его, что этого достаточно.

– Я тоже так считаю, – побагровев, ответил Манли. – Как только мы поженимся, Элизабет, Кристина будет под моим покровительством, я не потерплю никакого вмешательства со стороны Тревельяна.

– Вам не стоит беспокоиться об этом, – сказала Элизабет. – Он скоро возвращается в Пенхэллоу.

– Пенхэллоу? – удивился Манли. – Это в Девоншире?

– Да.

– Еще лучше, – обрадовался Манли. – Это очень далеко. Я бы хотел избежать завтрашней встречи, Элизабет. Было бы лучше, если бы вы сначала посоветовались со мной. Но о других встречах не может быть и речи.

– Их больше не будет, – согласилась Элизабет. – Но она его дочь, Манли. Я подумала, что будет справедливо позволить ему один раз увидеть ее.

– Пойдите потанцуйте, – перебил он. – Мы не должны показывать, что расстроены этим событием.

– Хорошо, – с улыбкой ответила она.

– Пойдем отсюда, – сказал Джон Мартину. – Неужели ты собираешься оставаться здесь до конца и скучать?

– Но Лиззи… – начал было Мартин.

– Она обручена с Пулом и должна быть с ним, – перебил Джон. – Появление Кристофера немного выбило ее из колеи. Но она сама разберется с Пулом. Похоже, теперь она крепко стоит на ногах. Мне это нравится. Ведь это ты помог ей, Мартин?

– На это ушло много времени, – согласился Мартин. – Но долгое пребывание в Кингстоне, когда она наконец почувствовала себя там хозяйкой, придало ей уверенности. Она хорошо справилась.

– И ты тоже, – добавил Джон. – Это было полное самопожертвование, Мартин, ты столько лет провел с ней.

– Когда речь идет о Лиззи, не может быть никакого самопожертвования, – ответил Мартин.

– Ну так мы идем? – спросил Джон. После неожиданной встречи с Нэнси он потерял всякое желание глазеть на новых красавиц, которых впервые вывезли в свет. Он был в дурном настроении. – Может, поищем других развлечений?

Мартин приподнял брови, но не стал возражать. Вскоре оба брата стояли на улице, ожидая, когда подадут их экипаж.

– Куда отправимся? – спросил Джон.

– К женщинам? – предложил Мартин.

– Мне совсем не хочется оказаться в каком-нибудь салоне. Куда еще можно отправиться?

– Это зависит от твоего вкуса. – Мартин с беспокойством посмотрел на него. – Ты хочешь простой вечеринки или предпочтешь нечто более возбуждающее?

– Например? – Джон отступил в сторону, когда подали чей-то экипаж, в который мужчина посадил женщину, а потом сел туда сам.

Мартин пожал плечами.

– Ну, молоденькие девушки или мальчики, – заговорил он. – Может, и то и другое. А может, немного жестокости для возбуждения?

– Извращения? – Джон с интересом взглянул на Мартина. – И насилие тоже? И ты знаешь, где можно найти такие развлечения, Мартин? А ты сам пробовал это?

– Я только знаю, где все это можно найти, – уточнил Мартин. – Имеющий уши многое может услышать. Я отвезу тебя, куда ты захочешь. А сам я предпочитаю нечто более простое и традиционное.

Джон хмыкнул.

– Надеюсь, не слишком простое и обыденное, – вырвалось у него. – Отвези меня туда, где есть хорошенькие и милые девочки, Мартин. Но никаких извращений, пожалуйста. Я просто хочу теплых, нежных женских объятий.

Мартин назвал извозчику адрес, прежде чем сесть в экипаж вслед за братом.

– И ты не разочарован моим выбором? – спросил Джон и снова улыбнулся. – Ты ведь не получаешь удовольствия, насилуя молоденьких девственниц, и тебя не связывают и не стегают кнутом обнаженные богини, а, Мартин?

– Помилуй Бог, нет, – отозвался Мартин. – У меня гораздо больше уважения к женскому полу. Иногда я даже испытываю чувство вины, пользуясь услугами обыкновенных шлюх. Но я постоянно напоминаю себе, что им тоже нужно как-то зарабатывать на жизнь. И что наверняка находятся такие, кто жестоко обходится с ними.

Джон умолк, но продолжал с любопытством наблюдать за Мартином. Ему трудно было представить Мартина с женщиной, но именно его брат направлялся вместе с ним в бордель, а не просто провожал его туда. Возможно, не было ничего странного и в том, что его сводный брат знал лучшие бордели в Лондоне. Но как быть с более жестокими и гнусными извращениями? Откуда Мартин мог знать эти злачные места?

Тут Джон задумался о себе. У него была одна любовница-испанка в течение всего его пребывания на Иберийском полуострове, и он с сожалением расстался с ней пару месяцев назад. Прошло много лет с тех пор, как Джон пользовался услугами шлюх, он и не думал снова обращаться к ним. Он хотел жениться, вести семейную жизнь и хранить супружескую верность. Лучше бы он не встречал снова Нэнси. Все эти годы он не думал о ней серьезно. Но сегодняшняя встреча наполнила его неудовлетворенностью и потребностью проверить свою мужскую способность на шлюхе из борделя. Неужели после стольких лет он продолжал переживать из-за ее неожиданного отказа? Но это был не просто отказ. Когда он просил ее руки, то попытался прикоснуться к ней. Это было на следующий день после того, как она явно наслаждалась их первым поцелуем. Нэнси в ужасе отпрянула от него, на ее лице появилось отвращение. Просто отказ, возможно, не был бы таким болезненным для него.

43
{"b":"5415","o":1}