1
2
3
...
43
44
45
...
86

Да, с сожалением подумал Джон, этого оказалось достаточно, чтобы даже после стольких лет заставить мужчину бежать к проститутке, чтобы удостовериться в своей мужской состоятельности.

Глава 17

Кристофер нервничал. Он отказался от завтрака и почти ни к чему не прикоснулся во время чаепития. Он нетерпеливо расхаживал по гостиной в отеле и не мог ни на чем сосредоточиться.

Нэнси вышивала. Она была даже рада тому, что брат был полностью поглощен своими делами и не видел, что с ней происходит.

– Тебе не понравилось на балу вчера вечером? – спросил он.

– Понравилось, – ответила девушка, отрываясь от работы и улыбаясь ему. – Было так интересно снова оказаться в этой обстановке. Три джентльмена пригласили меня танцевать. Меня приятно удивило, что они вспомнили меня и даже сделали комплименты относительно моей внешности. Кажется, дамам старше двадцати пяти принято говорить об их красоте. Правда, Кристофер?

– В твоем случае, Нэнси, это истинная правда, – ответил брат. – Но ведь ты не получила наслаждения от этого вечера, не так ли? Ты не хотела танцевать с Джоном, а я заставил тебя.

Девушка склонилась над вышиванием.

– Женщине неловко делать вид, будто джентльмен охотно танцует с ней, – пояснила она.

– Но ведь когда-то вы нравились друг другу, да? – спросил он. – Это было в то время, когда мы с Элизабет были обручены.

– Не совсем так, – быстро возразила Нэнси. – Мы случайно встречались несколько раз и немного нравились Друг другу, но не больше.

– Очень жаль, – вырвалось у Кристофера. – Мне всегда нравился Джон. – Но упоминание имени Элизабет снова отвлекло его внимание. – Нэнси, как ты думаешь, она действительно придет туда? Может, она согласилась на это вчера, чтобы успокоить меня?

– Не знаю, Кристофер. – Нэнси сочувственно посмотрела на брата. – Но ты ведь ясно дал ей понять, что намерен увидеть ребенка до отъезда из Лондона.

– А вдруг она не подойдет ко мне? – размышлял он, растерянно глядя в окно. – Ей уже шесть лет. Дети в таком возрасте редко доверяют незнакомцам. Что, если я не понравлюсь ей или она просто испугается меня? Нэнси, я могу испугать ребенка?

– Можешь, если будешь хмуриться, как сейчас, – ответила она. – Не надо переживать, Кристофер. Просто не жди от этой встречи слишком многого. Не надо надеяться, что она сразу почувствует, что ты – ее отец. Не думай, что она бросится к тебе в объятия.

Кристофер сделал глубокий вдох и громко выдохнул. Но не успел он ничего сказать, как в дверь постучали. Они услышали, как Антуан пошел открывать.

В следующее мгновение Нэнси торопливо вскочила на ноги и уронила на стол свое вышивание. Ее сердце бешено заколотилось, и ей показалось, что оно вот-вот выскочит из груди. Джон Уорд, виконт Астон, вошел в комнату.

– Надеюсь, я не помешал, – сказал он, обращаясь к Кристоферу, поприветствовав их. – Главная проблема пребывания в отеле заключается в том, что посетители появляются в номере до того, как им пришлют записку о том, что их не могут принять.

– У меня назначена встреча, – произнес Кристофер. – Но мы рады видеть тебя, Джон. Садись.

Нэнси снова опустилась в кресло. Джон посмотрел на нее, прежде чем принять приглашение. Она собиралась снова заняться вышиванием, чтобы как-то отвлечься, но испугалась, что у нее будут дрожать руки.

– Ах да, встреча! – произнес Джон. – Элизабет взбудоражена. Мы все утаили от нашего отца. Он не одобрит эту встречу, ты должен понимать, Кристофер.

– Пусть он только попытается воспрепятствовать моей встрече с дочерью! – сказал Кристофер. Нэнси увидела, как у брата сжались кулаки.

– Так ты это узнал, – вырвалось у Джона. – Конечно, это было неизбежно. Я утверждал это с самого начала, когда все решили держать это в тайне как большой семейный секрет. Кстати, Элизабет не позволили ничего решать. В те дни другие члены семьи принимали решение за нее. Я с радостью увидел, что сейчас она изменилась. Похоже, тебе следует об этом знать, если ты ничего не заметил вчера вечером, Кристофер. Если ты решишься спорить с ней о чем-то, то встретишь достойного оппонента.

Кристофер ничего не ответил.

– Когда ты вернулся в Англию? – спросил Джон.

– Месяц назад, – ответил Кристофер. – Я жил в Пенхэллоу.

– И ты узнал о существовании дочери, – заключил Джон. – Именно это привело тебя в Лондон?

– Да.

– Ну что ж… – Джон пожал плечами. – Элизабет думает, что сегодняшняя встреча будет единственной.

Он ничего не знает, подумала Нэнси. Элизабет и Мартин все сохранили в тайне. Она могла понять поведение Элизабет.

Но Мартин? Скорее можно было ожидать, что он постарается оградить свою сводную сестру от Кристофера. Конечно, репутация Элизабет могла пострадать, если бы выяснилась правда, а Нэнси не сомневалась, что Элизабет для Мартина была самым дорогим человеком на свете.

Джон посмотрел на нее. Нэнси подавила желание убрать руки, лежавшие на коленях.

– Я пришел узнать, понравился ли вам вчерашний бал? – спросил ее Джон.

– Да, очень, благодарю вас, – ответила Нэнси.

– Я также хотел спросить, не желаете ли вы прогуляться по парку? – продолжал он. – Сегодня такой прекрасный день. Он больше похож на летний, чем на весенний.

Джон улыбался, но в его глазах таилось беспокойство. “Он очень не уверен в себе”, – поняла Нэнси.

Она судорожно пыталась найти удобный предлог для отказа. Но Кристофер собирался уходить, и у нее не было возможности притвориться занятой. Удобного предлога не было, можно было только прямо отказать. Но как сказать об этом?

– Спасибо, – ответила она. – Это было бы замечательно. По выражению лица Джона было заметно, что он понял, что Нэнси имела в виду обратное. Они немного неловко помолчали, затем Джон улыбнулся и поднялся. Нэнси тоже встала.

– Я захвачу свою шляпку, – пояснила она. Сегодня Джон был не в мундире. Нэнси подумала, что так он еще симпатичнее, потому что привлекал внимание он, а не только блеск военной формы. От этой мысли Нэнси стало немного не по себе.

“Конечно, было бы гораздо лучше найти какую-нибудь причину и остаться в номере”, – снова подумала Нэнси.

Они гуляли в парке. По обеим сторонам дорожки протянулись зеленые лужайки, деревья защищали их от лондонского шума, а над головами на голубом небе сияло теплое солнышко.

“Я просто сошел с ума”, – думал Джон, пытаясь найти тему для разговора. Вчера она ясно дала понять, что не желает сближаться с ним. И не в его правилах было добиваться внимания там, где ему были не рады. Он потерял рассудок, приглашая на прогулку одну из тех немногих женщин, которые были не расположены гулять с ним. Да и прошлая ночь не принесла большого удовлетворения. Девочка в борделе оказалась довольно хорошенькой и милой и научила его нескольким интересным вещам. Затраченные им деньги были оправданы. Но сегодня утром Джон проснулся будто с похмелья, хотя вчера вечером едва прикоснулся к спиртному. Он был разочарован и решил никогда больше не поддаваться искушению ходить в бордель. Лучше найти жену, а если не получится, то завести постоянную любовницу.

Джон очень обижен на Нэнси. И все-таки ему необходимо было снова увидеть ее и положить конец тому, что никак не кончалось. Он и сам не понимал, что подразумевал под этим. Он предлагал ей свою руку и сердце, а она ответила отказом. Что может быть более определенным, чем такой ответ?

– Трудно было возвращаться в Лондон после такого длительного отсутствия? – спросил он Нэнси, чтобы поменять тему разговора, наскучившего им. – Пенхэллоу находится очень далеко, да?

– Да, – согласилась Нэнси. – Я приехала чтобы быть с Кристофером. Я боялась, что он попадет в беду.

– Он очень сердит на Элизабет? – спросил Джон. – Я не могу винить его в этом.

– Он был просто потрясен, когда узнал, что у него есть дочь.

– Правда? – удивился Джон и, взглянув на Нэнси, снова был поражен ее яркой красотой и чуть полноватой стройной фигурой. Если бы эта женщина захотела, все мужчины были бы у ее ног. Но похоже, она не осознает этого. – Вы жили в одиночестве в Пенхэллоу после смерти отца?

44
{"b":"5415","o":1}