1
2
3
...
44
45
46
...
86

– Да, – ответила Нэнси. – Прошло столько времени, прежде чем письмо дошло до Кристофера и он вернулся домой.

– Я думал, что вы любили меня, Нэнси, – внезапно вырвалось у Джона, хотя он понимал, что не следовало ворошить прошлое, что так не принято поступать.

Девушка напряглась и слегка отстранилась от него, но не отняла своей руки.

– Это было так давно, – вздохнула она. – Мы были детьми.

– Мне было двадцать три, а вам двадцать, – сказал он. – Вряд ли нас тогда можно было назвать детьми, Нэнси. Вы и так уже перешагнули принятый возраст для выхода в свет, да и для замужества.

Нэнси не нашлась, что ему ответить. Она пожала плечами и явно расстроилась. Если он джентльмен, то обязательно поменяет тему разговора.

– Вы вдохновляли меня, – продолжал он. – Я не мог придумать этого. Вы с радостью отвечали на мой поцелуй. Конечно, это был не совсем подходящий поцелуй для пары, которая после этого не обручилась на следующий же день.

– Пожалуйста, – умоляюще произнесла Нэнси. – Я не хочу говорить об этом. Все кончено, Джон, все давно в прошлом.

– Так же, как все кончено между Кристофером и Элизабет? – добавил он. – Иногда мне кажется, что над нашими семьями висит какое-то проклятие, поэтому наши браки не состоялись. Приходилось ли вам встречать еще одну пару, Нэнси, которую развели по такой глупой причине? Неверность! Да у парламента не хватит времени на свои повседневные дела, если им придется решать такие вопросы.

– Он не виновен в этом, – заявила Нэнси. – Я смогу поверить, что любой другой мужчина виновен в супружеской неверности, но только не Кристофер. Это была хорошо подготовленная западня. Кто-то хотел очернить его. Кому-то нужно было разрушить их брак. И похоже, что этому человеку все удалось даже лучше, чем он ожидал.

– Возможно, – согласился Джон. – А что же тогда произошло между нами, Нэнси? Может, тоже кто-то постарался?

Нэнси резко отвернулась, и Джон понял, что попал в самую точку.

– Здесь тоже кто-то трудился? – спросил он.

– Нет. – Нэнси остановилась и вырвала у него свою руку. – Джон, я хочу вернуться назад, в “Палтни”.

– Так в чем же дело, Нэнси? – спокойно продолжал Джон напряженно вглядываясь в ее лицо. Но от выражения ее лица ему сделалось не по себе. На нём было страдание. – Успокойтесь, дорогая. Я провожу вас назад. Вы ответили мне много лет назад. Простите мне мое неджентльменское поведение.

Но девушка прикусила нижнюю губу и посмотрела ему в глаза.

– Не вы, Джон. Вы ни в чем не виноваты, – заговорила она. – У меня был неприятный… опыт. Это случилось до того… до того, как я встретила вас. Я думала, что это не повлияет… Мне казалось, когда мы стали друзьями, когда вы поцеловали меня, все будет хорошо. Но я ошиблась. Я не смогла…

Нэнси пожала плечами.

Джон даже не чувствовал, что крепко держит ее за локоть. У него все похолодело внутри и кровь отлила от лица.

– Кто-то еще… прикасался к вам? – спросил он. Нэнси вырвалась и пошла вперед.

– Нет! – воскликнула она. – Ничего подобного! Все не так. О… пожалуйста!

Они шли рядом, не прикасаясь друг к другу и ничего не говоря. Наконец Нэнси нарушила молчание, ее голос снова был спокойным.

– Дело не в вас, Джон, – сказала она. – Я очень любила вас. Думаю, я причинила вам боль. Но я не хотела этого. Я считала, что вы быстро забудете обо всем. Вы такой… вы такой красивый и привлекательный. Простите меня.

– И вы простите меня, Нэнси, за то, что я снова расстроил вас вчера вечером. Раньше, когда я думал о вас, то представлял вас замужем и в окружении детей.

Они снова шли молча. Джон даже и не подозревал, что они так углубились в парк.

– Неужели мы попрощаемся друг с другом, когда доберемся до “Палтни”? – спросил он. – И будем стараться избегать друг друга все время, пока находимся в Лондоне?

– Полагаю, что так, – ответила Нэнси, немного помолчав.

– Но я не хочу этого, – вырвалось у Джона. – Я хочу снова видеть вас. Неужели мы не можем забыть прошлое и начать все сначала, будто только познакомились? Вы поедете со мной на прогулку в Кью-Гарденс? Завтра?

Нэнси молчала, глядя под ноги.

– Джон, – заговорила она наконец. – – Я не могу… быть с мужчиной. Я не хочу снова оказаться в такой ситуации, когда буду вынуждена ответить вам отказом. Или слишком самонадеянно с моей стороны считать, что это возможно?

– Мы можем быть просто друзьями, – заверил Джон. – Так завтра поедем в Кью-Гарденс?

– Я еще не знаю о планах Кристофера, – неуверенно ответила Нэнси. – Ну да, до завтра, Джон. Это было бы хорошо. Джон улыбнулся ей.

– Возьмите меня под руку, – сказал он, предложив девушке руку. – Мне так будет легче подстроиться к вашему шагу.

Девушка приняла его предложение, и оставшуюся часть пути они прошли молча. Но на этот раз молчание было более приятным, чем раньше.

Только одна мысль не давала покоя Джону. Если у нее была неприятная встреча с каким-то мужчиной до встречи с ним и этого оказалось достаточно для появления на ее лице ужаса и отвращения в тот вечер, когда он предложил ей стать его женой; если это удерживало ее от брака с любым другим мужчиной и она даже вынуждена была признаться, что никогда не сможет быть с мужчиной, то как же она смогла ответить па его поцелуй? А ведь это было не простое прикосновение губ. В тот раз Джон крепко прижимал девушку к себе, а его руки ласкали ее тело. Их губы были полны страсти.

“Должно быть, ее изнасиловали”, – подумал Джон, и все внутри у него похолодело от этой мысли. Как ему хотелось, чтобы это было ошибкой! Но только эта причина могла вызвать такую негативную реакцию. Неужели это произошло до того, как они познакомились? Нет, не похоже. Это должно было случиться после их поцелуя, но до того, как он попросил ее руки. Эти два события разделял только один день.

Неужели ее изнасиловали в те двадцать четыре часа? Она ведь была в Кингстоне. Кто это мог быть? Кто-то из слуг? Джон стал продумывать все варианты. Но слуг было не так много. Тогда кто-то из гостей? Их было всего несколько. Он перебирал в памяти каждого мужчину, женатого и холостого. Его отец? Мартин? Мысль о том, что это мог совершить кто-то из членов его семьи, казалась Джону ужасной, и он предпочел бы не думать об этом кошмаре.

Но это должно было случиться именно в ночь после их поцелуя или в течение следующего дня, до того, как он сделал ей предложение и попытался вновь прикоснуться к ней.

Джон проводил девушку до двери ее номера в отеле и улыбнулся.

– Я с нетерпением буду ждать завтрашнего дня, Нэнси, – сказал он. – Я рад, что мы снова стали друзьями.

– Я тоже. – Девушка улыбнулась в ответ. – Спасибо за прогулку, Джон.

Джон повернулся, не попытавшись дотронуться до нее. Он понял, что уже слишком поздно для просто дружбы. Они опоздали с дружбой на семь лет.

* * *

Возле реки гуляли две дамы, одна среднего возраста, другая постарше. Очевидно, мать и дочь. Неподалеку была моложавая женщина, вероятно, няня или гувернантка, присматривавшая за тремя детьми, резвящимися у воды. Какой-то джентльмен, похожий на адвоката или коммерсанта, быстро шел по тропинке, явно куда-то торопясь и совершенно не замечая красоты окружавшей его природы.

Они не придут, подумал Кристофер. Либо Элизабет обманула его вчера вечером, либо передумала. Возможно, это Мартин убедил ее не приходить. А может, герцог узнал, что Кристофер в городе, и запретил Элизабет покидать дом. Они не придут. Кристофера охватили паника и отчаяние.

И тут он увидел Элизабет. Кто-то шел рядом с ней, держась за руку, но Кристофер по какой-то странной причине не мог заставить себя перевести взгляд. Он не мог отвести глаз от Элизабет. Она заметила его, но отвернулась, напряженно прислушиваясь к щебетанию ребенка, который шел рядом. Кристофер заметил это боковым зрением, не смея посмотреть прямо.

На Элизабет было светло-зеленое муслиновое платье и широкополая соломенная шляпка. Она все еще выглядит как девочка, подумал Кристофер, глядя на ее тонкую и стройную фигуру. Она пришла. Интересно, она сделала это потому, что он запугал ее, или сама захотела этого?

45
{"b":"5415","o":1}