1
2
3
...
48
49
50
...
86

– Я действительно очень спешу, – сказал Родес, когда его слуга вышел из комнаты, закрыв за собой дверь. – Чем могу быть вам полезен, Тревельян?

– Это я стал счастливчиком вечера и оказался в зеленой комнате, да? – спросил Кристофер. – Это оттуда я увел ее?

– Не понимаю, о чем вы говорите, – – произнес Родес, нахмурившись.

– Или я вышел с ней из театра после тайного свидания? – продолжал Кристофер.

– Я должен идти, – напомнил Родес. – Я бы посоветовал вам, Тревельян, не пить с утра.

– Если я ушел с ней из зеленой комнаты, – продолжал Кристофер, – то должны были быть и другие свидетели, кроме вас. Вы, без сомнения, сможете освежить мою память. Я не смог вспомнить, кто еще мог там быть. Я не помню, чтобы вы там были. Но самое интересное, я не помню, что я сам был там. Если мы с ней ушли тайно, вы должны объяснить мне, как вам удалось заметить нас. Неужели вы тоже уходили оттуда с кем-то? Через ту самую дверь? Тогда там было бы довольно многолюдно. Но я уверен, что вы просветите меня.

– Теперь я понимаю, что вы говорите о том несчастном случае, который произошел много лет назад, – ответил Родес, облизывая губы. – Я совсем забыл об этом, Тревельян. Боюсь, и не смогу припомнить никаких деталей.

– Должно быть, вы ведете преступную и развратную жизнь, если забыли о некоторой своей причастности к тому, что было расценено как жестокое убийство. Я надеялся, тот факт, что с этой девушкой вы видели меня – последнего человека, с кем ее видели, – должен был остаться в вашей памяти.

– Некоторые вещи стоит забывать, – заметил Родес.

– Да, – согласился Кристофер. – Охотно поверю в это. Возможно, вы постарались забыть причину для выдумывания той истории.

– Это не выдумка, – возмутился Родес; его голос зазвучал вызывающе. – Я видел вас, Тревельян. Я не утверждаю, то это сделали вы. Девица была шлюхой. Может, после вас у нее было еще несколько клиентов, один из которых мог убить ее или стать причиной ее смерти. Но я видел вас с ней.

– Где? – спросил Кристофер.

– В театре. – Где в театре? – настаивал он. – В зеленой комнате?

– Вы выходили в одну из боковых дверей, – заявил Родес.

– Сразу после спектакля или немного позже? – уточнил Кристофер.

– Полагаю, немного позже, – ответил Родес. – Все это было так давно. Как можно точно помнить такие вещи?

– Возле бокового выхода через некоторое время после спектакля, – повторил Кристофер. – Точнее, после того, как экипажи развезли публику. Верно?

Родес пожал плечами.

– Полагаю, что так.

– Но я не могу понять, что делали вы у бокового выхода, ~ продолжал Кристофер. – Уличные девки не появляются в таких тихих местах, если вы хотели подцепить себе шлюху. Так что же вы там делали?

– Я должен идти – твердил Род ее. – Я опоздаю на встречу.

– Тогда мне лучше не задерживать вас, – произнес Кристофер. – Давайте покончим с этой игрой в прятки и поговорим прямо. Кто вам заплатил?

– Заплатил – мне? – У Родеса побагровели щеки и шея.

– Чтобы вы сказали, что видели меня с этой девушкой, – уточнил Кристофер. – Кто заплатил вам?

– Это возмутительно! – вскипел Родес. – Я должен попросить вас уйти, Тревельян.

– С удовольствием, – ответил Кристофер. – Я уйду, но только после того, как получу ответ. И можете быть уверены, что я больше не потревожу вас. Не думаю, что нам придется ссориться с вами, Родес. Как вы сами только что сказали, вы не обвиняете меня в убийстве девушки, вы говорите только, что я вышел с ней из театра. А люди могут ошибиться, особенно в темноте. Кто подсказал вам, что вы видели там меня?

Родес немного помолчал.

– Возможно, вам лучше обсудить это с вашим бывшим шурином, Тревельян, – вымолвил он наконец. – Может, он знает, о чем вы говорите.

– Астон? – нахмурился Кристофер. Родес засмеялся.

– Ханивуд, – ответил он. – Это ласковая бестия. Возможно, это были не вы, Тревельян. Как вы только что заметили, там было темно. Мне просто подсказали, что это могли быть именно вы.

– За небольшую плату, – добавил Кристофер, поднимаясь. – А может, и за довольно большую. До свидания, Родес.

Не тратьте время и не вызывайте слугу, чтобы он проводил меня. Я сам найду дорогу.

“Боже мой, – думал Кристофер, через некоторое время шагая по улице, – Мартин!”

Мартин? Но Мартин всегда очень любил Элизабет и всегда старался оградить ее от разных неприятностей. И Мартин всегда был его другом. Мартин поддерживал Кристофера даже тогда, когда все отвернулись от него. Когда Элизабет ушла от него, Мартин продолжал навещать его, предлагая самые разные способы, даже невозможные, вернуть ее. Слезы стояли у Мартина в глазах, когда он узнал, что Кристофер собрался уехать в Канаду.

Мартин. Этому должно быть какое-то объяснение. Но какое?

Кристофер торопился назад, в отель. Ему необходимо было оговорить с Нэнси. Но когда он пришел туда и зашел в гостиную, увидел, что его сестра не одна. С ней была Элизабет.

Глава 19

Вечером, после того как Элизабет водила дочку на встречу с Кристофером в парк, она присутствовала на концерте с лордом Пулом. Он рассказывал ей о своих планах на предстоящую неделю, и она пыталась проявить к ним интерес. “Это очень важно для него, – говорила себе Элизабет, – и предстоящие визиты царствующих особ, и то впечатление, которое он произведет как политик, глава партии вигов, которая оказалась в трудном положении”.

Они поедут в оперу, где будут принц-регент и иностранные гости, а на следующий вечер им нужно быть на большом приеме в Карлтон-Хаусе, устраиваемом в честь именитых гостей. Там их представят королеве.

Но хорошее настроение Пула сразу изменилось, так как он вспомнил, что Элизабет делала днем. Он был раздосадован тем что Элизабет согласилась еще на одну встречу с Кристофером, чтобы покататься в парке с Кристиной, хотя уверяла, что пошла на это только ради блага Кристины.

Элизабет чувствовала себя смущенной и виноватой, когда пришла домой. Она очень устала, но не смогла сразу лечь постель. Дворецкий сообщил ей, что ее отец хотел поговорить с ней сразу после ее возвращения и что он ждет ее в библиотеке. Девушка вздохнула. У нее совершенно не было настроения для ночных разговоров, особенно после такого трудного и напряженного дня. А приглашение в библиотеку означало, что беседа и будет спокойной. Библиотека была местом, где папа увольнял слуг или ругал кого-либо из членов семьи.

Неужели он узнал? – удивлялась Элизабет. Она и не рассчитывала, что ее встреча с Кристофером останется в тайне. Но ей хотелось, чтобы об этом не узнали по крайней мере до утра.

Элизабет догадалась правильно. Она поняла это, войдя в библиотеку и увидев отца, грозно сдвинувшего брови. Он сидел за столом и строго смотрел на нее.

– Что я узнал, Элизабет? – заговорил он. – Никто до сегодняшнего вечера не сообщал мне, что граф Тревельян вернулся в Англию. Но оказалось, что ты танцевала с ним вчера вечером на балу у леди Драммонд и даже удалялась с ним на полчаса из бального зала, верно?

– Да, папа, – ответила Элизабет, спокойно глядя ему в глаза.

– Неужели ты совсем потеряла разум, девочка моя? – спросил отец. – А сегодня днем ты водила Кристину на встречу с ним? Скажи мне, что хоть это неправда.

– Но он – отец Кристины, папа, – сказала Элизабет. Отец ударил кулаком по столу.

– Он недостоин этого! – закричал герцог. – Я потратил много сил, чтобы избавить тебя от этого негодяя. А ты осмелилась танцевать с ним? И гуляла с ним в парке? И позволила называться отцом моей внучки?

Элизабет опустила глаза.

– Завтра он снова придет, папа, – произнесла она. – Он заедет сюда, чтобы забрать нас с Кристиной на прогулку.

– Только в том случае, если я умру и окажусь в могиле! – заревел герцог Чичели. – Служанка уже пакует твои вещи, Элизабет, а няня собирает вещи Кристины. Завтра рано утром Мартин отвезет вас обеих в Кингстон. Ты пробудешь там до тех пор, пока я не объясню графу Тревельяну, что Лондон слишком тесен для вас двоих.

49
{"b":"5415","o":1}