1
2
3
...
62
63
64
...
86

Кристофер понимал, что Элизабет может выйти замуж за него. Он чувствовал, что она колеблется, что часть ее существа готова сказать “да”, что эта часть продолжала любить его. Это почувствовалось в ее поцелуе. Но они никогда не смогут быть счастливы вместе, если она не преодолеет все сомнения, что он женился на ней по любви, а не по другой причине, что у него не было никаких связей с другими женщинами, пока они были женаты.

Люси Фенвик всегда будет тенью стоять между ними, пока Элизабет не узнает правду.

Сможет ли он вспомнить адрес, по которому его направили? Кристофер задумчиво нахмурился. Этот адрес наверняка запечатлелся в его памяти.

* * *

Нэнси посмотрела в зеркало на свое отражение и осталась довольна тем, как ее новое светло-голубое муслиновое платье оттеняло темные волосы. Она приготовила это платье, чтобы надеть его к полудню, но ведь Джон сказал, что, возможно, не сможет ждать до полудня. Она решила, что лучше быть готовой к его приходу.

– Все очень хорошо, Уинни, – отметила Нэнси, критически разглядывая прическу, сделанную служанкой. Затем она посмотрела на Уинни. – А вы с мистером Бушаром были вчера в Воксхолле?

– Да, мэм, – ответила Уинни и залилась румянцем. Нэнси внимательно посмотрела на нее.

– Похоже, нет необходимости уточнять, хорошо ли ты провела время. Ты выглядишь очень довольной.

– Да, мэм, – ответила девушка.

Нэнси немного беспокоила служанка. Девушка совсем сникла в последнее время. Нэнси пыталась выяснить причину, но Уинни упорно твердила, что ничего не случилось. Нэнси не стала допытываться дальше, но она подозревала, что, возможно, виной всему был слуга Кристофера. Конечно, он был несколько странным и, несомненно, весьма привлекательным для такой девушки, как Уинни. Один его французский акцент чего стоил. Нэнси боялась, что он разобьет сердце доверчивой девушки, но она не хотела вмешиваться в их дела. Уинни заметно повеселела с тех пор, как они приехали в Лондон. А этим утром девушка просто сияла.

– Вы смотрели фейерверк? – спросила Нэнси. – Это должно быть, замечательное зрелище.

– Нет, мэм. – Уинни постаралась скрыть заливший ее румянец и отвернулась, чтобы положить на туалетный столик расческу. – Мы ушли рано.

– Неужели вам не понравилось, Уинни? – продолжала Нэнси.

– Понравилось. – Румянец снова залил щеки девушки. Нэнси улыбнулась.

– Не буду допытываться, почему вы ушли, – сказала она. – Похоже, он ухаживает за тобой, Уинни? Неужели я скоро потеряю свою лучшую горничную?

– О нет, мэм, – призналась девушка. – Он собирается вернуться домой, в Канаду. Он просто был очень добр ко мне. Удивительно добр.

– Добр? – Нэнси повернулась и посмотрела на девушку. – Добр, чтобы обольстить тебя, а потом оставить, когда решит вернуться в Канаду? Я бы сказала, что он просто хочет воспользоваться тобой.

– О нет, мэм, – с жаром возразила Уинни. – Это неправда. Мистер Бушар – самый добрый и самый замечательный человек на свете. Я никому не позволю плохо отзываться о нем, даже вам, мэм. Если бы не он, то я наверняка бы умерла. Я хотела умереть. Он заставил меня поверить, что я не испорченная девушка. Он говорит, что я чиста как снег. Он помог мне снова почувствовать себя чистой.

– Уинни. – Нэнси вдруг застыла на месте. – О чем ты говоришь?

Уинни резко умолкла. Она побледнела и взглянула на хозяйку.

– Ни о чем, мэм, – торопливо заверила она. – Кто-то стучит в дверь. Я открою?

– Нет, – ответила Нэнси. – Это сделают мистер Бушар или мой брат. Уинни, что с тобой случилось? Почему ты хотела умереть? Почему ты считала себя плохой и грязной?

– Ничего не случилось, мэм, – испуганно отрицала Уинни. Нэнси помнила, как она сама долгое время мылась дважды в день, до красноты растирая свою кожу и не ощущая чистоты. Она помнила, как целыми днями лежала в Пенхэллоу в постели, бесцельно уставившись на полог над головой и желая умереть. Она помнила, как постоянно винила во всем себя. Она пошла с ним тогда, даже не подумав, что нужно взять с собой служанку. Она считала себя плохой, испорченной женщиной.

– Уинни, кто сделал это с тобой? – спросила Нэнси. Но она уже знала ответ. Господи, она знала! Если бы семь лет назад она все рассказала, то, возможно, это не позволило бы ему поступить так с другими женщинами. Интересно, скольких еще он заставил страдать?

– Никто, мэм, – испуганно ответила Уинни. – Он ничего не сделал, мэм.

– Кто? Мистер Ханивуд? – продолжала Нэнси. Уинни испуганно вскрикнула.

– Я не просила об этом, мэм, – залепетала она. – Я не хотела идти с ним. Он заставил меня. Вы должны верить мне.

Нэнси встала и очень удивила свою служанку, крепко обняв ее и прижав к себе.

– Я не виню тебя, Уинни, – сказала она. – Ни в чем, моя бедная девочка. Он злой и подлый человек, и я позабочусь о том, чтобы больше ни одна девушка не пострадала от него. Мистер Бушар прав, Уинни, да благословит его Господь. Ты чиста как снег. Ты не должна винить себя и не позволяй случившемуся разрушить твою жизнь.

Уинни вздрогнула от неожиданности.

– Я думала, что вы обязательно уволите меня, мэм, – сказала девушка. – Это было так ужасно. Он избил меня, а потом сделал это.

Нэнси отпустила ее.

– Ты не понадобишься мне до вечера, – сказала она. – Можешь пойти погулять в парк, Уинни, или пройдись по магазинам. Сделай что-нибудь приятное для себя. Может, мистер Бушар будет свободен и сможет пойти с тобой. Вытри слезы и забудь об этом. Не позволяй этому чудовищу постоянно причинять тебе страдания.

– О нет, мэм, конечно, – ответила Уинни. – Мистер Бушар заставил меня снова почувствовать себя красивой и хорошей.

Вероятно, лучше не допытываться, как ему это удалось, подумала Нэнси, или почему они пропустили фейерверк, несмотря на то что Уинни так хотелось посмотреть на это чудо. Но не важно, по какой причине Антуан так рано увел Уинни из Воксхолла, – Нэнси благословляла великодушие его сердца. Может, Уинни не будет страдать так долго, как страдала она.

Мысли Нэнси вернулись к событиям прошлого вечера, и тут она услышала, что из гостиной доносились голоса; один из них принадлежал Джону. Она повернулась и снова посмотрела на себя в зеркало, чтобы убедиться, что ее платье не помялось и что ни один волосок не выбился из прически. Нэнси поспешила в гостиную.

* * *

Джон понял, что не способен дожидаться полудня. Хотя они с Нэнси договорились о помолвке прошлым вечером, ему не терпелось снова увидеть ее, решить все окончательно и сделать ей официальное предложение. Он появился в отеле ранним утром, в тот час, когда визиты наносить не принято. Джон улыбался, поднимаясь по лестнице к номеру, который занимали Нэнси с братом.

Девушки не было в гостиной, когда слуга Тревельяна открыл ему дверь. Кристофер был там один.

– Джон? – удивился он. – Я как раз собирался уходить. Я рад, что ты застал меня. Или ты пришел к Нэнси?

– Какой ты проницательный, – усмехнулся Джон. – Хотя сначала мне нужно поговорить с тобой. В конце концов, все нужно сделать так, как положено. Ей не требуется твое согласие, Кристофер, но я хотел бы его получить.

Кристофер удивленно поднял брови.

– Господи, – вырвалось у него. – Ты пришел сделать предложение Нэнси?

– Она ничего не говорила тебе? – спросил Джон. – Она ждет меня, правда, попозже. Но я не мог больше ждать. Хотя должен признаться, я уже сделал ей предложение.

– Ну, ты застал меня врасплох, – ответил Кристофер. – Даже не знаю, что сказать. Нэнси, казалось, была довольна своей одинокой жизнью. Раньше я считал, что вы нравитесь друг другу, но ничего из этого не вышло.

Совершенно очевидно, что Кристофер даже и не подозревает о том, что произошло, подумал Джон. Она очень умело хранила свой секрет.

– Я оказался недостаточно настойчивым, – сказал Джон. – Так я могу рассчитывать на твое благословение, Кристофер? Видишь ли, я с большим удовольствием снова стал бы считать тебя своим братом.

63
{"b":"5415","o":1}