ЛитМир - Электронная Библиотека

Кристофер улыбнулся и подошел к нему, протянув руку.

– Я очень рад этому. Полагаю, мне следует пригласить сюда невесту.

Но не успел Кристофер направиться к комнате девушки, как дверь распахнулась и на пороге показалась Нэнси. Джону было приятно, что она явно ждала его еще с утра и уделила немало внимания своей внешности и наряду, как, впрочем, и он тоже.

Их взгляды встретились, и они не отрываясь смотрели друг на друга. Щеки девушки раскраснелись, глаза блестели. Джон радостно улыбнулся ей, но вдруг выражение ее лица изменилось, на нем появилось беспокойство и страх. Она быстро подошла к Джону, совершенно не замечая Кристофера, и оказалась прямо в его объятиях.

– Джон, – произнесла Нэнси, спрятав лицо на его груди, – о, Джон, это снова случилось, и все по моей вине. Джон крепко обнял ее, словно пытаясь защитить, и обернулся к Кристоферу. Мужчины недоуменно смотрели друг на друга.

Глава 24

Кристофер уже готов был выйти из комнаты. Он опаздывал на встречу, о которой договорился на это утро. Но он никуда не пошел, увидев, как была расстроена его сестра.

Джон закрыл глаза и крепче обнял ее. Похоже, он догадался, о чем хотела сказать Нэнси, хотя и удивился сначала.

– Так что же случилось? – спросил Кристофер. Девушка освободилась из объятий Джона и, кажется, только сейчас заметила присутствие брата.

– Он избил мою служанку и изнасиловал ее несколько недель назад.

– Мартин? – переспросил Джон.

Кристофер почувствовал, как все внутри у него похолодело. Нэнси кивнула.

– И это все по моей вине, – повторила она. – Я могла бы предотвратить это, а возможно, и нападение на других женщин, о которых я ничего не знаю, если бы у меня тогда было достаточно мужества, чтобы рассказать об этом. Я была слишком эгоистичной.

– Нет, – ответил Джон. – Ты не можешь винить себя за зло, которое делает другой человек.

– Мартин изнасиловал Уинни? – переспросил Кристофер. – И избил ее? Почему же она сразу не сказала об этом, Нэнси? Я бы отхлестал его. Я и сейчас готов сделать это. – У него непроизвольно сжались кулаки. Он был готов наказать Мартина гораздо сильнее.

– Не так легко говорить об этом. Кристофер, – тихо ответила Нэнси. – Почти невозможно рассказать кому-то о таком позоре, унижении и чувстве собственной вины.

– Чувстве вины? – Кристофер с недоумением посмотрел на нее.

– Когда тебя изнасиловали, всегда чувствуешь себя виноватой, словно каким-то образом спровоцировала это.

Кристоферу показалось, что кровь отхлынула у него от лица. Нэнси уехала из Кингстона без всяких объяснений за неделю до его свадьбы, когда она, казалось, была так довольна всем и даже немного влюблена в Джона. И с тех пор Нэнси оставалась в Пенхэллоу, отказываясь даже думать о замужестве, несмотря на свою красоту и жизнелюбие.

– Это звучит так, словно ты говоришь, основываясь на личном опыте, – с трудом произнес Кристофер.

– Это так и есть.

Кристофер смотрел на сестру, и ему казалось, что ее лицо где-то далеко. Джон, как он заметил, обнимал Нэнси за плечи.

– Это был Мартин, – пояснил Джон. – Он избил и изнасиловал ее тогда. За день до внезапного отъезда Нэнси. Я сам узнал об этом всего два дня назад. Если бы я узнал раньше, то убил бы Мартина.

– Почему же ты не сделал этого в эти два дня? – спросил Кристофер. Он удивился спокойному звучанию своего голоса. Он не сводил глаз с бледного лица сестры.

– Потому что я не хотела никаких осложнений, – ответила Нэнси. – Я хотела оставить все это в прошлом. И хотя я всегда по известной причине ненавидела Мартина, я считала, что, возможно, он был в отчаянии из-за потери Элизабет, ведь они всю жизнь были как близнецы. Я принимала во внимание то, что ему было всего восемнадцать и он просто еще не мог контролировать свои порывы. Я не простила его, но я всегда успокаивала себя тем, что наверняка так он поступил только один раз в своей жизни.

Кристофер отвернулся и тяжело опустился в кресло. Он наклонился и закрыл лицо руками.

– За последние несколько дней я убедился в том, что это настоящий дьявол, вышедший из ада. Но то, что я сейчас узнал о нем, – это самое страшное.

Джон подвел Нэнси к софе. Девушка села, он продолжал обнимать ее за плечи.

– Узнал о нем? Что ты имеешь в виду? – спросил Джон.

Кристофер устало посмотрел на него.

– Элизабет и я, ты и Нэнси – он разрушил наши жизни. Холодно, расчетливо и безжалостно, – ответил Кристофер. – И все это время он очаровательно улыбался.

Джон и Нэнси уставились на него. – Помните танцовщицу, которая умерла после побоев? – спросил он. – Найджел Родес признался мне, что ему заплатили за то, чтобы он сказал, будто видел меня выходящим с ней из театра. Ему заплатил Мартин. Бедняжка, она была избита до смерти. Из всего услышанного я могу сделать вывод, что это похоже на почерк Мартина, не так ли? Джон опустил голову.

– Я был склонен думать так же, как и Нэнси, что Мартином двигал необузданный юношеский порыв, желание найти новую любовь, когда Элизабет полюбила тебя.

– А Уинстон Роулингс, – продолжал Кристофер, – который вместе со мной и несколькими другими людьми наблюдал за той карточной игрой в Оксфорде, когда фортуна отвернулась от Моррисона, может подтвердить еще два факта. Первый – я только смотрел за игрой, я виновен лишь в том, что не остановил ее, когда Моррисон сильно напился и не отдавал отчета в своих действиях. А второй – то, что Мартин выведал всю эту историю у Роулингса семь лет назад, за несколько дней до того, как тот уехал в Ирландию по поручению правительства.

– О Кристофер, – вымолвила Нэнси. Джон не поднимал головы.

– Господи! – вырвалось у него. – А я просто рассмеялся и сказал отцу, Мартину и Элизабет, что все это ерунда. Я ничего не сделал, чтобы опровергнуть эти обвинения. Неужели Мартин на это и рассчитывал? Неужели он так хорошо изучил нас? А мы совсем не знали его? Это поразительно!

– Но зачем он все это сделал? – спросила Нэнси. – Неужели человек может быть таким жестоким? Ведь всем было видно, что вы с Элизабет сильно любили друг друга, правда, Кристофер?

– Он просто одержим Элизабет, – пояснил Кристофер. – У него навязчивая идея, что никто, кроме него, не может обладать ею, и если не он, то никто. Джон, он никогда не пытался жениться на ней?

– Мой отец никогда бы не допустил этого, – заверил Джон, посмотрев наконец на Кристофера. – Но я и не слышал ни о чем подобном. Бедняжка Элизабет! Но Кристофер прав: Мартин просто одержим ею. Это болезненная одержимость.

– Сегодня утром я собирался выяснить, не связан ли Мартин с той женщиной, к которой меня позвали в записке, и не он ли подстроил так, что Элизабет вошла в этот дом вслед за мной и неверно истолковала увиденное. Мартин, конечно, был рядом с ней. Он был расстроен почти так же, как и она.

– Кристофер, но ведь это произошло почти семь лет назад, – вмешалась Нэнси.

– Знаю, – ответил он. – Я помню тот адрес, но я и не надеюсь, что эта женщина все еще живет там. Я только рассчитываю на то, что кто-то ее вспомнит и поможет мне отыскать ее.

– А не проще ли все выбить из самого Мартина? – сквозь зубы произнес Джон. – В Испании я много узнал о пытках, я видел некоторых из жертв.

– Сначала я попробую сделать по-своему, – ответил Кристофер.

– Это было единственное обвинение, над которым я не посмеялся, – признался Джон. – Все, что я сделал в твою защиту, – сказал, что эта связь наверняка прекратилась до твоей женитьбы. Я не верил, что ты мог изменять Элизабет. Мне была смешна сама мысль о том, что ты женился на ней только для того, чтобы содержать в достатке свою любовницу и ребенка. Но мне даже и в голову не пришло убедиться в правдивости истории с этой женщиной. Сейчас я так виню себя за это.

– Не надо, – ответил Кристофер. – Я сам должен был доказать свою невиновность. Но вместо этого я сбежал. Думаю, Мартин слишком хорошо изучил нас. Как ты полагаешь, развод тоже он подготовил? Ведь развод – это большая редкость, Особенно если выдвигаются обвинения против неверного мужа. – Похоже, ему помогал сам дьявол, – сказал Джон. – Он умело использовал честолюбие моего отца. Я хочу пойти с тобой, Кристофер. – Кристофер взглянул на них обоих.

64
{"b":"5415","o":1}