ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 26

Джон проводил Элизабет и Кристину домой. Он отнес свою племянницу наверх, в детскую. Элизабет шла рядом.

– Не знаю, почему я несу шестилетнюю девочку, – сказал он. – Разве только потому, что ее сюрприз оказался чудеснее, чем мой. Я действительно чуть не упал от удивления.

Кристина фыркнула:

– Я вот только не знаю, почему мой папа не пошел домой с нами, а остался в отеле.

– Он хочет побыть рядом с царем, – ответил Джон. – Кроме того, он должен присматривать за тетей Нэнси, пока она не вышла за меня замуж. Ты же знаешь, что она не может находиться в отеле одна. Леди так не положено.

– Она могла бы тоже приехать сюда, – предложила девочка.

– Нет, пока мы не поженимся, это невозможно, – твердо сказал Джон. – Давай пока все сохраним в тайне. Пусть это будет только между нами – тобой, твоей мамой и мной. Ладно?

– А почему? – спросила Кристина.

– Потому что секреты – это всегда очень весело, малышка, – ответил он, опуская девочку на пол в детской и улыбнувшись няне. – Мы подождем подходящего момента, чтобы рассказать это всем. Хорошо?

– Хорошо, – согласилась она и улыбнулась Джону и маме. – Это замечательный секрет.

– Почему ты уверен, что она все сохранит в тайне? – спросила Элизабет Джона, когда они вышли из детской.

– Она ничего не скажет, я точно знаю. Просто я не хочу, чтобы они омрачили ее радость, – пояснил Джон, похлопав Элизабет по плечу. – Я имею в виду папу и Мартина. Для них эти новости не будут такими уж радостными. – Мартин обрадуется, – возразила Элизабет. Но тут она нахмурилась. – Нет, скорее всего нет. Он считает, что мой шанс на счастье связан с Манли. Ему не понравится такое осложнение.

– А ты сама что думаешь? – спросил Джон. Элизабет замялась. Они неторопливо спускались по лестнице.

– Мне так нужно поговорить с кем-то, – сказала она. – Можно рассчитывать на тебя, Джон? Хотя у тебя, вероятно, и без этого хватает забот.

– У меня нет никаких дел, – ответил он. – Пойдем в мою комнату, Элизабет, ты изольешь мне свою душу. У меня не так часто была возможность быть заботливым старшим братом! Не так ли?

– Нет, – возразила Элизабет, пока он открывал дверь и пропускал ее вперед. – Я всегда искренне любила тебя, Джон. Когда я была девочкой, ты в моих глазах был настоящим героем. Но рядом всегда был Мартин, которому я поверяла свои мысли.

– Но этого больше нет? – спокойно спросил он, плотно закрывая за собой дверь.

– Нет, – ответила Элизабет, с тревогой посмотрев на Джона. – И я не знаю, в чем дело, Джон. Хотя нет, знаю. Что-то произошло. Но это относится ко мне, а не к нему. И мне кажется, что мое поведение по отношению к нему не совсем справедливо. Я больше не могу воспринимать его как свою вторую половину, как это было раньше. Я ненавижу себя за это. Он всегда был так добр ко мне. Ты не поверишь, как он был терпелив со мной после моего развода, Джон. Он оставил все свои развлечения только ради того, чтобы быть рядом со мной.

– Да, – согласился Джон. – Возможно, я готов поверить в это. А почему все изменилось?

– Даже не знаю. – Элизабет пожала плечами. – Он считает, что с Манли я буду спокойной и довольной жизнью. Это благоразумный совет. Даже лучше, чем тот, когда он советовал мне вернуться в Кингстон, где я смогла бы избежать всех сплетен, которые были вызваны появлением в городе Кристофера. Он даже был готов поехать вместе со мной. Он такой бескорыстный, Джон. Как я могу доверить ему все то смятение, которое творится в моей душе? У него на все готовы ответы, но я не уверена, что это именно то, что мне нужно. Думаю, мне нужно, чтобы кто-то помог мне самой отыскать ответы.

– Тебе нужен слушатель, а не советчик, – подытожил Джон. – Я полностью к твоим услугам.

Элизабет неуверенно посмотрела на него.

– Я не совсем это имела в виду, – сказала она. – И мне неловко обременять тебя. У тебя сегодня такой чудесный день. Ты любишь Нэнси, правда? Я читала это в твоих глазах, когда ты смотрел на нее. И в ее глазах тоже светилась любовь. Я очень рада. Видишь ли, я могу доверить своего героического брата только той женщине, которая любит его.

Джон улыбнулся.

– А что произошло тогда, в последний раз, когда вы были вместе? – спросила она. – Тогда вы тоже были влюблены друг в друга. Но она неожиданно уехала. Ты чем-то напугал ее?

Улыбка исчезла с его лица, и он сокрушенно покачал головой.

– Кое-что произошло, – ответил он. – Но сейчас я не хочу говорить об этом. Давай поговорим о тебе, Элизабет. Ты хочешь снова выйти замуж за Кристофера, да? Он уже просил тебя об этом? И в чем же проблема?

Она отвернулась, рассеянно играя расческой на туалетном столике.

– Я жду ребенка, – произнесла Элизабет. Она слышала, как Джон перевел дыхание.

– Тогда, черт возьми. Пулу лучше поторопиться со свадьбой, – произнес он сквозь зубы. – Я не позволю, чтобы моя сестра…

– Ребенок не от Манли, – перебила она. – От Кристофера. – В комнате воцарилась тишина.

– Но он приехал всего неделю назад, – произнес наконец Джон.

– Он вернулся в Лондон из Америки в конце апреля, – продолжала Элизабет. – За день до моей свадьбы. Это он похитил меня и увез в Пенхэллоу. Падение из экипажа и потеря памяти – реальные факты. Когда я очнулась, он сказал мне, что я его жена, и мы жили с ним как муж и жена более двух недель, пока Мартин не отыскал меня. – Джон не проронил ни слова. Элизабет повернулась и посмотрела на него.

– Я любила его, – сказала она. – Пока я все не вспомнила, пока Мартин не показал мне портрет Кристины. Я любила его, Джон. Любила сильнее, чем тогда, когда мы поженились. Тогда я была очень застенчивой, тосковала по дому и немного боялась его. В Пенхэллоу жизнь была настоящим раем.

– Хорошо, – произнес Джон. – И что ты собираешься делать дальше, Элизабет?

– Теперь я не могу выйти замуж за Манли, – ответила она. – Это абсолютно точно. Но я не могу разорвать помолвку. По крайней мере сейчас. Это самое неподходящее время. Он не заслуживает стать посмешищем. Я решила, что помолвка продлится еще месяц или два, а затем можно будет тихо расторгнуть ее, прежде чем вернуться домой, в Кингстон.

– С Мартином, – добавил Джон.

– Нет. – Элизабет нахмурилась. – Я больше не могу позволить ему жертвовать своей жизнью ради меня. Меня будет угнетать чувство вины. Нет, я должна сама распоряжаться своей жизнью. Мартин всегда готов прийти на помощь, но иногда мне кажется, что он слишком уж опекает меня. Наверное, это несправедливо, да?

– Нет, – ответил Джон. – А что заставило тебя изменить свое отношение к нему? Его появление в Пенхэллоу, когда он разрушил вашу идиллию, да, Элизабет?

– Возможно, и это тоже, – признала она. – Видишь ли, я совершенно не узнавала его, и сразу невзлюбила, и даже боялась. А когда однажды я пошла с ним прогуляться и он прикоснулся ко мне, как делал это раньше… О, Джон, это звучит просто ужасно, но у меня возникло такое чувство, будто он домогается меня. Я даже содрогнулась от ужаса. Бедный Мартин! Я чувствую себя такой виноватой перед ним. Но я не могу вернуться к нашей прежней дружбе.

– Возможно, этого и не следует делать, – ответил Джон. – Ты сама говорила, Элизабет, что хочешь стать совершенно самостоятельным человеком. Тебе и так многого удалось достичь в этом направлении за последние несколько лет.

– Ты так считаешь? – удивилась она.

– Ты сказала, что уже решила, что делать, – напомнил ей Джон. – Но сейчас ты уже не так уверена в этом?

– Кристина обрела отца, – заговорила Элизабет. – Рядом с ней всегда были папа и Мартин – и ты, когда ты был дома. Но я и сама вплоть до сегодняшнего дня. не осознавала, как ей не хватало отца. Того, который любил бы ее. Манли никогда не любил ее. Я была слишком эгоистичной, думая о своем браке с ним. А Кристофер души в ней не чает. Он даже заплакал, когда она наконец позволила ему сегодня взять себя на руки, после того как узнала правду. Это произошло как раз перед твоим появлением в отеле. Я думала, что у меня сердце разорвется. Джон кивнул.

69
{"b":"5415","o":1}