1
2
3
...
84
85
86

Весь вечер они играли в доме, пока Кристину не отправили спать. Следующим утром они втроем катались верхом, сначала – по тихому и красивому лесу, а затем направились к морю и повернули назад только тогда, когда добрались до болотистого устья реки. Пока Элизабет шла от конюшни к дому, Кристофер пробежал вниз по склону противоположного холма.

Кристина, опьяненная морским воздухом, прогулками и переполненная радостью, уснула. Кристофер уехал по своим делам, а Элизабет направилась к берегу.

Она стояла, прижавшись спиной к большому камню, закрывавшему вход в их пещеру любви, ощущая соленый ветер на лице. Элизабет знала, что солнечные лучи в это время очень сильные и лицо быстро загорит, если она не будет осторожной. Она закрыла глаза, наслаждаясь солнечным теплом и не думая об осторожности.

Пока она стояла у входа в пещеру, на нее нахлынули воспоминания. Идиллия проведенного здесь времени, когда она наслаждалась всепоглощающей любовью и страстью, которую испытывала к Кристоферу.

“Хорошо то, что хорошо кончается”, – подумала Элизабет. Она снова здесь, снова замужем за Кристофером. Кристина рядом с ними, в ее чреве растет их будущий ребенок. Она любила Кристофера. Элизабет казалось, что он тоже любит ее, хотя и не говорит об этом.

Здесь Элизабет чувствовала себя гораздо счастливее, если бы не пустота, наполнявшая ее. Ее взгляд остановился на бесформенной груде песка, которая еще вчера была великолепным замком, пока ночной прилив не размыл его. Ее взгляд устремился дальше, к подножию скал.

Кристофер не спеша шел к ней. Элизабет почувствовала к нему прилив любви и затаенную печаль. Если бы можно было стереть эти семь лет!

Элизабет оказалась именно там, где он и ожидал ее найти. Почему-то он знал, что она там, не на берегу, а именно возле этого камня у входа в их пещеру. Его охватила надежда при виде Элизабет. Она пришла к тому месту, где они любили друг друга и были очень счастливы.

Элизабет побледнела и немного похудела, но все равно оставалась такой же прекрасной. Его жена, его любимая. Такая несчастная и далекая.

Кристофер подошел и встал рядом, прислонившись плечом к камню. Он не отрываясь смотрел на нее, не говоря ни слова. Элизабет поняла, что тоже не может отвести от него взгляд.

– Единственное, в чем я виноват, – начал Кристофер, прервав молчание, – так это в трусости, Элизабет. Я сбежал, вместо того чтобы заставить тебя выслушать меня, заставить тебя вернуться ко мне. Я сбежал, вместо того чтобы остаться и найти правду. Я не был виновен ни в одном из этих преступлений. Я никогда не изменял тебе даже в мыслях, я всегда любил только тебя. Я говорил правду, что пришел к тебе непорочным. Неужели ты не можешь простить мне моей единственной ошибки? Неужели это всегда будет стоять между нами?

Он не понял. Неужели он не понимает? Он думает, что виноват только он один. О Кристофер, любовь моя!

Кристофер увидел, что в ее глазах появились слезы. Она не отвела взгляд, но Кристофер понял, что она не сможет ответить сразу, потому что ее душили слезы. Если она скажет “нет”, то все будет кончено. Они никогда не смогут быть счастливы, пока она не простит его. Он мог рассчитывать только на ее прощение и не хотел оправдывать свою ошибку своей молодостью, неопытностью и глупостью.

– А ты можешь простить меня? – произнесла она наконец сквозь слезы. – Я одна во всем виновата, Кристофер, только я. Я верила кому угодно, только не тебе. Я говорила, что люблю тебя, вышла за тебя замуж, говорила слова клятвы, которая должна связывать нас всю жизнь. Но через три месяца я утратила веру в тебя и все разрушила. Я не могу простить себя. Как же я могу надеяться, что ты простишь меня?

Элизабет часто заморгала, по ее щеке скатилась слеза. Кристофер смахнул ее пальцем и наклонился, чтобы слизать другую появившуюся слезинку. Элизабет смотрела на него и потянулась к нему, когда он стал выпрямляться. Кристофер почувствовал, как надежда вновь воскресла в нем.

– Ты не должна винить себя, – сказал он. – Никто из нас не мог разгадать его планов, Элизабет. Я считал Мартина своим единственным другом, когда отплывал в Канаду. Твой отец был настолько уверен во всем, что решился на беспрецедентный шаг и начал бракоразводный процесс. Он был твоим братом, твоим лучшим другом. Как же ты могла подумать о том, что он на такое способен.

– Ты должен был стать моим лучшим другом, – ответила она. – Ты был моей самой большой любовью, но я оказалась слишком юной и слишком глупой. Я немного боялась тебя. И я позволила себе поверить, что ты действительно был виноват во всем этом. Если бы я стала твоим другом, то ничего бы не случилось.

– Никто из нас не может исправить ошибки юности, – сказал Кристофер. – У нас не хватило времени, чтобы действительно стать близкими друзьями, Элизабет. Мы были слишком поглощены своей любовью и своими страхами, и у нас не оставалось времени на дружбу. Она пришла бы к нам со временем. Наша любовь привела бы нас к ней. Но нас жестоко и расчетливо лишили такой возможности. В том, что случилось, нет нашей вины.

Неужели он простит ее? Он даже уверяет, что она ни в чем не виновата. Она смотрела на него сквозь слезы и не верила, что когда-то могла бояться его. Перед ней было милое, доброе лицо и понимающие глаза.

– Я утаила от тебя Кристину, – продолжала она. – Я ничего не сообщила тебе о ней. Ты сам недавно сказал мне, что не знаешь, сможешь ли когда-нибудь простить меня за это.

Этот мерзавец, о котором она все еще горевала, в ответе за все, что случилось. Неужели она не понимает этого? Или она винит себя за то, что не смогла разглядеть его хитрые уловки? Неужели ему не удастся разубедить ее? Похоже, что остался только один путь.

– Элизабет! – Он потянул девушку к себе, так что она прильнула к нему. – Если тебе нужно прощение, то оно у тебя есть. И все забыто с этого момента. Договорились? Все смыто, совсем как этот замок, что смыт приливом. Возможно, если бы в нашей жизни не было трудностей, жить было бы скучно. У нас такого больше никогда не будет. Мы знаем, что едва не потеряли друг друга навсегда. И еще мы знаем, что женатых людей на жизненном пути ждут не только радости. Мы знаем, что должны день и ночь трудиться над нашим браком. Этот урок стоит выучить, да?

– Ты любишь меня? – спросила Элизабет, поднимая к нему лицо. – Я знаю, что ты принудил себя к этому браку, Кристофер. Я знаю, что дети…

Он поцеловал ее. Элизабет приникла к нему, наслаждаясь его поцелуем.

– Дети были предлогом, – ответил Кристофер. – Я, конечно же, женился бы на тебе и только ради детей, Элизабет. Я очень люблю их, ты знаешь, хоть мы еще не скоро увидим нашего второго малыша. Но меня не тянет к другим детям. Я люблю этих, потому что они наши, мы с тобой дали им жизнь. Они – плод нашей любви. Раньше я не мог выразить словами свои чувства. И это было проблемой в нашем первом браке. Всегда заставляй меня выражать словами то, что я иногда считаю само собой разумеющимся. Обещаешь?

– Повтори. – Элизабет обвила руками его шею. Магия любви снова вернулась. Она чувствовала себя так, как и тогда, когда была здесь с ним на берегу, потеряв память. Но вероятно, сейчас было гораздо лучше, потому что были воспоминания, связывавшие их, воспоминания о любви и радости, воспоминания о боли… К сожалению, слишком много было боли. Магия любви вернулась, она читала это в его голубых глазах. Кристофер улыбался ей.

– Я люблю тебя, – сказал он. – С той самой минуты, как увидел тебя, Элизабет. Я никогда не переставал любить тебя и буду любить всегда.

– О! – Она удовлетворенно вздохнула, улыбаясь незнакомому ощущению, когда он коснулся ее своим носом. – Кристофер, я тоже. Несмотря на боль, ненависть и всю мою глупость, я всегда хранила эту любовь в глубине сердца. Я даже стыдилась этого. Но я всегда думала о тебе, каждую ночь, прежде чем заснуть. Особенно перед свадьбой с Манли. Я думала о тебе, молилась за тебя, я любила тебя. Я представляла себя в твоих объятиях и только тогда засыпала.

85
{"b":"5415","o":1}