ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это настоящий рай.

– Я думала о том же.

На самом деле я думала о том, как хорошо, что мы утром приняли душ сразу же после секса, поскольку моя голова находилась практически у него под мышкой, и все такое. Да и сам душ был хорош: мы по очереди мыли друг друга, и я не смогла удержаться и не проверить, достаточно ли адекватно гигиеническое состояние его члена.

– Ты превратила это место в настоящее маленькое гнездышко, – проговорил он.

– Да, здесь стало так по-домашнему, правда?

– Вероятно, теперь самое время перебраться к тебе, ведь у тебя вот-вот начнется новая работа. С чистого листа, и все такое.

Я замерла. Мы пока еще не обсуждали мои приготовления к работе, но мне казалось, Этот Парень знает, что я пока не перестала ездить на встречи с клиентами. Или, может быть, он все-таки знал, но думал, что я наверняка брошу это дело после первого же рабочего дня в офисе? Честно говоря, все это случилось так быстро, что у меня не было времени определиться и я собиралась «играть на слух». Я сказала менеджеру, что больше не смогу работать в дневное время и хотела бы вполовину сократить вечерние встречи, но она восприняла это спокойно и даже не спросила почему.

– Я думала, тебе нравится твоя квартира, – выговорила я, с трудом подавляя гнев.

– Да, она хорошая, – согласился он. – Но Джей, – это его сосед, чья ненависть ко мне столь сильна, что в результате я очень редко появляюсь на квартире Этого Парня, – собирается переезжать к своей новой подружке…

– Той самой, с которой он начал встречаться три недели назад? – уточнила я. – Спорим, она в восторге.

Этот Парень поджал губы.

– Ну да, думаю, замужество его бывшей очень сильно его встряхнуло. Как бы там ни было, близится окончание срока нашего договора, и я могу либо попытаться найти другого соседа, либо… Я имею в виду, там такой славный студенческий домик, а здесь как-то гораздо более…

– Как дома?

– Да. – Он набрал в рот чаю, погонял его немного и проглотил. Мой гнев повис в воздухе между нами. Вот именно это я всегда терпеть не могла в Этом Парне и ему подобных – чувство собственного права, абсолютную убежденность в том, что ничто из того, что они говорят и делают, каким бы безрассудным и эгоцентричным это ни было, никогда, ни при каких обстоятельствах не бывает неправильным. Его взгляд поймал мой, потом метнулся в сторону. Он поставил кружку на место и привалился ко мне, изящно меняя тактику. – Пожалуйста, не превращай это в ссору.

– Уже сам по себе тот факт, что ты заранее обвиняешь меня в том, что я превращаю это в ссору, как раз и превращает это в ссору, знаешь ли!

Я наморщила нос и отвернулась. Вот всегда так: каждое важное решение мы оспаривали, уткнувшись рогом в землю, но оба до такой степени упрямы, что у нас никогда ничего не получалось. И в самом деле, в отношениях между нами ничего никогда не менялось, никогда не двигалось вперед – и так долгие годы.

– Прошу тебя, – мягко проговорил он. – Я обожаю бывать здесь по выходным. Мне бы очень хотелось приходить сюда как домой каждый день. И… – Я ждала, что он еще скажет, но он умолк, и прошло несколько минут, прежде чем он наконец поднялся. Поцеловал меня в голову, жарко и влажно дыша мне в темечко, и отправился в кухню за новой чашкой.

Это был первый раз, когда он пошел на попятный. Мой гнев выдохся, оставив странное ощущение – смесь любви и стыда. Может быть, между нами все-таки что-то меняется.

Понедельник, 22 августа

Я отлично умею производить первое впечатление.

Видите ли, для меня это привычное дело. Скованность, неловкие вопросы, когда ты начинаешь разговаривать с неизвестным тебе человеком, и – понимание, прорыв, когда вы выясняете, что у вас все-таки есть что-то общее, – и вы оба улыбаетесь: да, у нас все может получиться, мы сумеем поладить.

Эти важнейшие несколько минут между первым взглядом и переходом к работе. Они требуют массы усилий, и ты должна постоянно быть на высоте; но гений, как говорится, на один процент состоит из вдохновения и на девяносто девять – из потения. Хотя в моем случае задействована еще и лошадиная доза дезодоранта.

Я – вежливая, лощеная мастерица интеллигентного разговора… если только вы видите меня не более часа.

Но, чтобы не говорить лишних слов (слишком поздно спохватилась!), знакомство с людьми – это такое дело, которое я считаю очень простым. Так что когда Джайлс водил меня по кабинетам, знакомя с администраторшами Джейн и Одри, с кучкой временных сотрудников, столпившихся вокруг копира, с одетыми в костюмы мужчинами и аккуратными бизнес-леди, моими будущими коллегами, я улыбалась, болтала и вообще очаровывала их, как могла. Я – вежливая, лощеная мастерица интеллигентного разговора… если только вы видите меня не более часа.

И мне придется возвращаться сюда каждый день и проделывать все это заново? Вот здесь возникает настоящая проблема.

Вторник, 23 августа

По рекомендации менеджера я держу сумку в нижнем, запирающемся ящике моего новенького письменного стола, и надеюсь, что мне никогда не придется ею воспользоваться. В сумке находится все, что требуется для срочного макияжа, пара черных туфель на каблуке, пикантный комплект лавандового шелкового бельишка и минимальный набор презервативов, вибраторов и лубриканта. Трепет от того, что я веду тайную вторую жизнь, отнюдь не таков, как я ожидала, – на самом деле я сгораю со стыда при мысли о том, что мои коллеги могут об этом узнать.

Среда, 24 августа

– Неужели вам не хочется знать, как прошел мой рабочий день? – спросила я, возвращая бутылку на столик с тремя бокалами.

– Если только он не включал в себя минеты ежикам, право, нет, – проговорил А2. – Ты теперь такая же обычная цивилистка, как и все прочие. Скукота!

– Эй, но я же не потеряла квалификации! – воскликнула я. – Много ли ты знаешь офисных работников, способных переодеться в лифчик-пушап прямо за своим столом так, чтобы никто и не заметил?

– М-м, может быть, это умеют все? – протянул А1. – Да ладно, признай уже, ты теперь – человек из толпы, – сказал он. Но глаза его смеялись.

– Хорошая попытка, – парировала я, чокаясь бокалом с парнями. – Но меня не настолько легко вывести из себя.

Четверг, 25 августа

О’кей, ладно, может быть, другие офисные служащие давным-давно овладели искусством принаряжаться в офисе для вечернего выхода, но многие ли из них умеют снова разоблачиться? За четырнадцать минут, которые оставались у меня после встречи в обеденный перерыв, сидя на заднем сиденье такси, я сумела осуществить перевоплощение, которым могла бы гордиться школьница-католичка на пути домой. Вошла сверкающей холеной девушкой по вызову, а вышла на другом конце строгой и готовой корпеть на работе остаток дня.

Если, конечно, не считать туфель на шпильке с бантиками на пятках и остаточного слабого запаха лубриканта. Ох, ну ладно, немного практики – и я, несомненно, достигну совершенства.

Суббота, 27 августа

И наши отношения вдруг словно начались заново. Этот Парень годами не покупал мне цветов – а теперь прислал мне на работу букет. И раньше мы редко встречались в середине дня, но в пятницу он позвонил, и мы пошли гулять в парк рядом с моим офисом, прихватив с собой упакованные обеды.

Субботнее утро было ознаменовано эпическим валянием в постели, когда он буквально не желал меня оттуда выпускать. И не только прибегая к грубой силе: он приносил мне газету, чай, чашку за чашкой, лучшую порцию французского тоста в моей жизни. Моя голова покоилась на его плече, пока мы вдвоем читали газету (я – о моде, он – о спорте).

Его дыхание ерошило мои волосы.

– Я мог бы провести так целую вечность, – сказал он. И когда он это сказал, я поняла, что тоже могла бы.

12
{"b":"541510","o":1}