ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Обдумывание возможных вариантов по дороге послужило мне пищей для ума. По словам менеджера, он молод, в хорошей физической форме… «О-о-очень хороший клиент, всегда так вежлив с девушками, ему захотелось какую-нибудь новенькую». Итак, если он не начинающий, почему же именно середина дня субботы? Ведь можно более или менее гарантировать, что девушки, пользующиеся популярностью, не бездельничают накануне вечером, а то и всю ночь напролет, и вряд ли будут к этому времени в своей наилучшей форме.

Может быть, именно это ему и надо. Если менеджер права и он ищет новую постоянную девушку, то хочет посмотреть, какова она в своем худшем виде – предвкушая, что в остальных случаях будет только лучше. Я сердито нахмурилась. Я привыкла знакомиться с новыми людьми, но отчетливо ощущала, что на этот раз меня будут судить, оценивать, измерять и, возможно, сочтут недостаточно качественным товаром.

– Ты не знаешь, чем он увлекается? Мне следует прихватить с собой какие-нибудь штучки?

– Возьми свою обычную сумку, – ответила менеджер. – Насколько я знаю, для этого клиента подойдет стандартный набор.

Уф! Еще один момент, который меня беспокоил, – напрочь испорченный уик-энд. Я бесцельно потеряю целый день, предназначенный для себя, любимой, а если в результате в субботний вечер у меня окажется еще одна встреча, то придется в панике мыться, делать укладку и стремглав вылетать из дома, чтобы не опоздать.

Я вздохнула, когда такси притормозило у дверей. Ну кому может понадобиться шлюха в середине субботнего дня?

Врачу-стажеру, работающему посменно, вот кому!

Воскресенье, 17 июля

– Мне нравится, как ты выбираешь анонимные кафе-бары, – сказала я Л., когда она уселась за столик. Боже, иногда меня от себя воротит! Почему я чувствую себя как неуклюжий холостяк, пытающийся подкатиться к женщине в баре? Может быть, потому, что у меня примерно такой же опыт дружеского общения с женщинами, как и у среднестатистического Джо, которому не везет в любви. Среднестатистическая женщина для меня все равно что инопланетянка, и из этой категории я не исключаю даже собственных маму и сестру.

Л. улыбнулась в ответ на мой корявый заход. Она явно знает больше о первых стадиях женской дружбы, чем я.

– Я знаю в них толк, верно? Они как те дерьмовые псевдофранцузские ресторанчики былых времен, – она кивком указала на стены, всегда выкрашенные в таких местах в смесь оранжевого и коричневого, украшенные индифферентными ностальгическими принтами, которые, вероятно, пытаются намекать на некий кафе-шик, но в действительности представляют собой современную версию плакатов фирмы Athena.

– Даже если бы нас окружали иностранные шпионы, волокитствующие чужие мужья и существа с иных планет, мы ни за что этого не заметили бы, до такой степени мы погружаемся в дремотную кому мерзкой фоновой музыкой и скверным латте.

– Кстати, о музыке: это что – Genesis? Опять? У Фила Коллинза доля в этом заведении или как?

– Я лично веду счет композициям Wham, сегодня мы пока услышали три, – проговорила она с лукавой усмешкой. – Трагическая смерть от скверной поп-музыки восьмидесятых.

– Я могу придумать и худшие способы покончить с собой.

Понедельник, 18 июля

Сцены из жизни работающей девушки: зарисовка номер 3.

Холодный ветер, дождь, град… Мы стояли на улице каждый день, какая бы ни была погода. Натягивая на лица улыбки при виде людей, проходивших мимо, в надежде, что хоть кто-нибудь из них остановится, чтобы заговорить. Если такое случалось, беседа длилась две минуты, а потом я просила денег, однако бо́льшая часть прохожих, завидев нас, переходила на другую сторону улицы.

Если ты не приносишь денег, ты уволена. Все просто.

Старший смены приглядывал за нашей пятеркой. Он проезжал мимо по нескольку раз на дню, чтобы убедиться, что мы никуда не смылись и – что еще важнее – не прикарманиваем наличные. Если ты не приносишь денег, ты уволена. Все просто. Не было никакой почасовой платы: ты получаешь жалкую кроху того, что приносишь в клювике, и на этом все. В числе других преимуществ – жалостливые взгляды уличных музыкантов и риск обморожения. Душа моя к этому делу не лежала, и я продержалась всего две недели. Одна девушка, с которой я тогда познакомилась, до сих пор этим занимается, она поднялась по служебной лестнице и теперь руководит собственной командой. Очевидно, она одна из самых успешных женщин в этой сфере. Видела ее недавнее фото: она выглядит невероятно потасканной для своего возраста.

Эту работу я так и не решилась вставить в свое резюме. Нас эвфемистически именовали агентами, но я полагаю, что в наши дни таких людей чаще называют сборщиками пожертвований. Работа, которая на 100 % хуже, чем работа девушкой по вызову.

Среда, 20 июля

Дома после очередной встречи с клиентом я проверила свой домашний телефон и вздохнула: три пропущенных звонка от Этого Парня. Перезвонила.

– Как дела? – спросил он с наигранной незаинтересованностью. Это наш хорошо отработанный код, позволяющий ему спрашивать о моей работе, не спрашивая о ней напрямую.

– Нормально. Скучно, – ответила я. Мой хорошо отработанный ответ. – Очень устала. Давай увидимся завтра?

Между нами существует негласное соглашение о том, что мы не видимся после моих рабочих встреч… Бога ради, и как бы это выглядело, если бы мы жили вместе?!

Мужчина, с которым я встречалась, был не только вполне приемлемым: он на самом деле был хорошим парнем. Когда-то давным-давно я отнесла бы его к категории тех клиентов, которым я радовалась больше всего, потому что понимала, как с ними поладить. Теперь же мне то и дело кажется, что все это я уже говорила, слышала и делала прежде. Бутылка хорошего, но не выдающегося вина. Хорошо обустроенная холостяцкая берлога с признаками измотанной и перегруженной работой жизни. Примерно сравнимые уровни образования, друзья, планы путешествий. И секс, конечно, секс – энергичный, но без затей, с привкусом сердечности то там, то сям, но без любви. Когда я поднимаю глаза, делая минет, чтобы выяснить, смотрит ли он, его глаза закрыты. Вероятно, думает о своей последней подружке и сравнивает ее со мной. Когда он кончает, я издаю полагающиеся звуки и делаю подобающее лицо.

Словом, отличный клиент, и дело не в нем. Дело не в клиентах. Дело во мне. В том – а это факт, – что, как бы я ни наслаждалась сексом, как бы комфортно я себя ни чувствовала, эта работа дает слишком мало пищи для ума. Иногда, бывает, повезет, и завязывается живой и интересный разговор. Но, если уж быть реалисткой, такого рода беседы возможны только с постоянными клиентами или при заказе на всю ночь. В иных случаях это лишь съедает такое ценное – и оплачиваемое – время. И как бы ни были милы эти мужчины, есть некоторые темы, от которых меня до смерти тошнит, например:

• Почему ты этим занимаешься, если у тебя есть университетский диплом?

Извини, но давно ли ты изучал рынок труда для недавних выпускников? Можно больше денег заработать, продавая соль слизнякам. Но дело в том, что приходят в эту профессию из самых разных сфер, и у каждой из нас на то свои причины.

• Моя жена / подружка / партнерша меня не понимает.

Ну да, конечно. Это и без слов ясно. То, что ты решил вызвать профессионалку, делает излишним дальнейшее обсуждение этого вопроса. Если бы женщина, которой ты принес свои обеты и половые органы на веки вечные, понимала тебя, меня бы здесь не было. Если только это ее не заводит…

• Я одинок, но у меня стрессовая / отнимающая много времени работа.

Тоже ясно без объяснений. Зачем вообще развивать эту тему?

• Расскажи мне о своей мадам / других девушках / других твоих клиентах.

О, они сияющие примеры человечности, сэр! Жемчужины безупречного поведения посреди навоза.

5
{"b":"541510","o":1}