ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я грела постель, лежа в ней и читая, чувствовала себя образцом добродетели благодаря тому, что не закатила сцену. Да, мы так мало времени провели вместе, но, что еще важнее, мы не поссорились!

Выключила свет часа через два после того, как решила, что он, наверное, не смог добраться до телефона и дать мне знать, что сядет на еще более поздний поезд.

Уснула, уверенная, что он вот-вот появится.

Прямо перед рассветом услышала, как кто-то скребется в дверь. Я закрывала ее на «собачку». Уловила его тихие шаги по лестнице и перекатилась в позу, которая, как я надеялась, позволяла мне выглядеть сонной, но сексуальной.

– Я просто никакой, – проговорил он, бросая на пол черную сумку. – Дом моих предков – это чистое безумие. Неудивительно, что я уехал из этой страны. Ты не против, если следующие двенадцать часов меня не будет в этом мире?

– Ну, конечно, нет, мой хороший, – ответила я. Ибо в этом и заключается компромисс.

Тихий день дома. Я спросила Д. К., не хочет ли он сходить куда-нибудь – может быть, посмотреть, что тут новенького понастроили с тех пор, как он уехал в Америку, вроде Лондонского Ока[4]?

– Фу-у, нет уж, спасибо! – ответствовал он. – Это совсем не мое. Я ведь не без причины уехал из этого города, ты знаешь.

На самом-то деле я не знала. Порой он может обронить намек – ничего конкретного, так, оборот речи, наводящий меня на мысль, что он был когда-то женат и, может быть, в Лондоне. Но если это и так, возможно, не стоит его расспрашивать. Захотел бы – сам рассказал.

Позже встретились с Н., чтобы пообедать втроем. В китайском ресторане. Д. К. выпендрился, потребовав себе палочки вместо вилки.

– Ни в одном китайском ресторане в Калифорнии вилку бы даже на стол не положили, – ухмыльнулся он.

К сожалению, его геройство прошло даром, поскольку мы с Н. – адепты. Особенно это впечатляет в случае Н., который ни разу не был в китайском ресторане до того, как мы познакомились. Вы бы удивились, насколько повышается мотивировка к обучению правильному методу, когда умираешь от голода.

Мы с Н. болтали об общих знакомых. Д.К обернулся ко мне и завел разговор о нашем общем друге А2. Ах, да, Н. его тоже знает – и вскоре мы уже трещали без умолку. Я заметила, что Д.К как-то притих и принялся гонять по тарелке лапшу.

– Все хорошо, милый? – спросила я, когда Н. отправился в туалет.

Он сжал под столом мое бедро.

– Просто жажду отвезти тебя домой, – признался он. – Я ведь уезжаю завтра вечером.

Он тихо рыкнул мне в ухо, от этого звука по спине моей прошла дрожь.

– Тогда постараемся быстрей смыться, – отозвалась я, ответно сжимая его бедро выше и сильнее.

Воскресенье, 19 сентября

Утро прошло не так, как бы предпочла я: за ленивым пощипыванием копченого лосося и наслаждением воскресными газетами. Оно ознаменовалось воплем будильника, заведенного на несусветную рань, и срочной беготней по магазинам в поисках тех вещей, которые он не мог добыть дома, в Калифорнии («Мармит»[5] и лаймовый гель для душа). Но я была полна решимости наслаждаться каждой минутой, храбро улыбаясь, пока мы пытались состыковать между собой автобус, метро и потом поезд до аэропорта. Когда он предложил, в очередной раз, заказать машину, я не стала протестовать. Я помахала ему вслед (сексуальные объятия на виду у секьюрити – ставим галочку, туповатые «чмоки-чмоки» по разные стороны барьера – еще одну) и отправилась домой. Хороший вышел визит, пусть и коротковатый.

Зашел Н., и, поскольку было уже поздно, я приготовила нам ужин на двоих. Ничего особенного – паста, сливки, грибы, спаржа. Последнее – совершенно не по сезону, но я никогда не могу устоять перед ней и пытаюсь загладить свою вину тем, что ем только английские яблоки[6]. Н. сожрал свою порцию, объявил, что лучше у меня еще никогда не получалось, и пару мгновений было похоже, что он вот-вот потянется за моей. А может, он смотрел на мой топ. В любом случае я была польщена.

Зазвонил телефон. Неопределившийся номер – мог быть и клиент, но скорее Д. К. Я ответила. Так и есть! Н. по моей улыбке понял, что происходит, и незаметно ретировался наверх.

Он с аппетитом смотрел на приготовленную мною пасту. А может быть, на мой топ. В любом случае я была польщена.

– Я так понимаю, ты добрался домой в целости и сохранности? – блеснула я логикой. – Там у тебя сейчас который час, обед?

– Ага, – сказал он. Голос у него был усталый, и неудивительно. Однако как внимательно с его стороны – первым делом позвонить мне!

– Как прошел полет? Какое-нибудь хорошее кино показывали?

– Э-э, я большую часть этого времени думал…

Сердце мое упало, и я вдруг все поняла. Он звонил не ради милого и романтичного жеста. Он звонил, чтобы со всем покончить. Сказал, что расстояние оказалось слишком большим и он в любом случае слишком занят, чтобы заводить любовные отношения, – такой мужской кодированный способ сказать: «Милая, я бы не прочь, будь ты немного поближе ко мне, но не волнуйся, я кого-нибудь себе найду». Сказал, что думал об этом еще до приезда, но не хотел портить мне удовольствие.

Портить мне удовольствие?! Да мы едва ли три вечера провели вместе, и ведь это не я проделала путь в 12 тысяч миль! Я ничего не отвечала, просто дала ему огласить весь список причин. Нет смысла спорить, я расходилась со столькими мужчинами, что это практически стало стилем жизни, а заодно и профессией. Как только он произнес: «Я не хочу делать тебе больно…» – я почувствовала, как в моей душе захлопнулась дверь.

Он умолк, очевидно, ожидая в ответ какой-нибудь колкости. Я по-прежнему хранила молчание.

– Ну, – сказал он, откашлявшись, – надеюсь, мы все же сможем остаться друзьями.

Ах ты, дрянь! Друзьями?! Я сама выбираю, кого называть друзьями, спасибо большое. Я могу поиграть в цивилизованность, но всему есть предел. Этот долбаный предел существует, и он его перешел как раз в этот момент, и я больше не собиралась разыгрывать из себя Мисс Хладнокровие.

Как только он произнес: «Я не хочу делать тебе больно…» – я почувствовала, как в моей душе захлопнулась дверь.

– Нет, спасибо. Друзей у меня и так достаточно.

Я нажала отбой и выключила телефон. Когда подняла глаза, в дверях стоял Н.

– Прости, пожалуйста, – проговорил он.

– Это не ты должен извиняться.

– Ну, кто-то же должен, – отозвался он. – Хочешь, обниму?

Хотя я и думала, что не хочу, на самом деле оказалось – хотела.

Вторник, 21 сентября

Положительные аспекты разрыва:

✓ Сэкономленные деньги на дорожные расходы.

✓ Не надо будет заводить неловкий разговор о том, что я – девушка по вызову.

✓ Заметила несколько волосков, растущих у него в носу, когда мы валялись на диване. Теперь не придется с этим разбираться.

Отрицательные аспекты разрыва:

Телефонные счета за разговоры с Калифорнией придут только через три недели.

✓ Придется объявлять домашним о еще одной неудачной любовной связи.

✓ Так пристально смотреть на телефон – чревато слепотой, если не безумием.

Четверг, 23 сентября

– Да, резюме у вас действительно внушительное, – проговорил молодой человек, пролистывая мои документы. – И рекомендации безупречные. Мой коллега был весьма впечатлен разговором с вами. Но я бы хотел спросить, какой вы видите свою карьеру лет через пять?

Я изобразила слабое подобие улыбки. Я не завтракала, не обедала и постоянно проверяла телефон. Но Д. К. поймал меня на слове и больше не звонил. Я выключила мобильник, прежде чем войти в кабинет на собеседование, но уже начинала об этом жалеть: наверняка ведь сидящий напротив меня мужчина понял, насколько я не в себе!

вернуться

4

Лондонское Око (или Глаз Лондона) – одно из самых больших в мире колес обозрения (высота составляет около 45 этажей), построенное специально к празднованию 2000 г.

вернуться

5

Традиционная британская паста из дрожжевого экстракта, напоминающая вкусом соевый соус.

вернуться

6

Один из «пунктиков» здорового питания: есть только те фрукты и овощи, которые характерны для данного сезона и выращены в данной местности.

4
{"b":"541511","o":1}