ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Видимо, не понял.

– …потому что компания заинтересована не только в прибылях, но и в своих людях. В развитии ваших способностей по максимуму. В том, чтобы вкладывать в вас. Да, мы считаем, что мы – компания точно такого масштаба, чтобы превосходно обслуживать своих клиентов, в то же время поддерживая семейную атмосферу среди коллег.

У меня было отчетливое ощущение, что он уперся взглядом точно в мою ложбинку под блузкой, которая, будучи очень консервативной – в тонкую полоску, с высоким воротом, – все же производила сильное впечатление.

Я скрестила лодыжки. Превосходно обслуживать клиентов, говоришь? Заметила, как он пробежался взглядом по моей ноге – от консервативных туфель на среднем каблуке до консервативной юбки до середины колена.

Вот, значит, как это будет, подумала я. Отлично, если вопрос в этом – значит, он может меня вычеркивать. Тогда я смогу пойти домой и реветь, пока не усну. Наклонилась ниже к столешнице, сдвинув локти так, чтобы подчеркнуть свой бюст. Пусть треплется. Чем он и занимался еще почти час.

– Дело в том, что мы хотим предложить вам работу, – произнес он наконец.

– Дело в том, что я бы хотела принять предложение.

Чертов Д. К.! Когда он собирается сообразить, какую ошибку совершил, и позвонить мне? Лучше бы мне убраться отсюда, и побыстрее.

Похоже, молодого человека мой ответ застал врасплох:

– А… э-э… хорошо. Ну, и когда вы можете приступить?

– А когда вы меня возьмете? – подняла я бровь. Будь он клиентом, это была бы та часть встречи, когда ему полагалось толкнуть меня на кровать. В реальной жизни он встал и подал мне руку:

– Немедленно. Пожалуйста, зовите меня Джайлсом, я буду вашим руководителем.

– Чудесно, Джайлс. – Я тоже встала и пожала поданную мне ладонь. – Увидимся завтра.

Будь он клиентом, это была бы та часть встречи, когда ему полагалось толкнуть меня на кровать. В реальной жизни он встал и подал мне руку.

Пятница, 24 сентября

Приехала рано, чтобы мне показали офис и познакомили с коллегами. Такое впечатление, что все сговорились задавать вопросы, на которые я не знаю, как отвечать. Улыбайся и скользи по течению, думаю я. Сохраняй хладнокровие. Улыбайся и скользи.

Мобильник несколько раз звонил в моей сумке, я бросила взгляд на дисплей. Черт, менеджер! Как я буду с ней разговаривать, чтобы никто в офисе не заметил?

– Простите, мне надо сбегать в дамскую комнату, – объявила я. Джайлс кивнул. Я рванула в туалет, чтобы перезвонить мадам.

Да, это явно был не мой счастливый день. В туалет стояла очередь. Женщина передо мной улыбнулась и повела плечами, мол, ну разве не ужасно? Да она и понятия не имела, насколько ужасно! Единственной стоявшей перед ней задачей было – не обмочиться.

А я-то была проституткой, пытавшейся уладить свои дела с заказами.

Я дождалась, пока освободилась последняя кабинка, и набрала номер менеджера.

– Привет, дорогая, – сказала она. – Есть чудный мужчина, который хочет встретиться с тобой в воскресенье…

– Э-э-э, подожди, – перебила я ее. Женщина в кабинке по соседству сражалась с диспенсером туалетной бумаги. Интересно, многое ли она сможет подслушать? – Я тут подумала… ну, понимаешь, возможно, наступил такой момент, когда я, в смысле – мы… Я хочу сказать, м-м-м… Я, видишь ли, хотела бы обсудить свой уход.

– Прости – что?

Шуршание по другую сторону туалетной стенки разом стихло.

– Ну, да, свой уход. Мое расписание вне работы было в последнее время очень напряженным, и я бы хотела… рассмотреть… э-э, другие возможности.

– А мы разве не разговаривали об этом раньше, милая? – успокаивающе проворковала она. – Я ведь теперь посылаю к тебе только самых тщательно отобранных мужчин.

– Да – но, вероятно, для меня пришло время бросить насовсем.

– О, дорогая, – вздохнула менеджер. – Если вопрос только в большем количестве денег…

Я забилась в угол кабинки. Клянусь, голос мой гудел эхом по всему туалету.

– Дело не в деньгах. Мне их хватает. Прежде всего… ну, это отнимает слишком много времени у моей личной жизни, – жарко зашептала я. А что, если кто-то из здешних работников наткнется на веб-сайт? Мне и так непросто было получить работу, а это наверняка прикончило бы любую карьеру в зародыше.

– А, влюбилась, милая! – рассмеялась менеджер. – Это со всеми случается!

Я оцепенела. Женщина из соседней кабинки все не выходила. Должно быть, подслушивала.

– Да, в общем, меня беспокоит вопрос… – я понизила голос почти до неслышимого уровня. – …тайны личной жизни.

– Вопрос чего? – ласково переспросила менеджер.

– Вопрос приватности, – прошептала я всего на пол тона громче.

– Дорогая, должно быть, у тебя там сигнал плохой, я ни слова не слышу из того, что ты говоришь.

– Вопрос приватности! – заорала я. – Меня беспокоит тайна личной жизни!

В соседней кабинке фыркнули:

– Тогда, наверное, не стоит отвечать на телефонные звонки в туалете, – произнес женский голос.

– Ой, дорогая, что же ты раньше не сказала! – заворковала мадам. – Это все очень просто решается.

Я могу сделать твои фото на веб-сайте анонимными, и никто тебя не узнает. Ладно? Ладно! Хорошо. А теперь я пришлю тебе подробности заказа на уик-энд, и мы поговорим завтра.

Она отключилась.

– Отлично. Поговорим завтра, – проговорила я в мертвую трубку.

Воскресенье, 26 сентября

Клиент был младше меня. Мы встретились на частной квартире. Он сказал, что это его дом, но я усомнилась. У многих ли двадцатилетних оболтусов есть квартиры, занимающие больше четырех этажей здания в центре Лондона? Ну, я имею в виду, кроме тех оболтусов, которых можно узнать в кино. Вероятно, это дом его родителей.

Он торопливо повел меня в самую верхнюю спальню.

– Ты бы разделась, – сказал он.

Я развязала и сбросила платье с запахом, но осталась в подвязках и чулках, он специально об этом просил. Он пару минут разглядывал меня.

– И это тоже, – проговорил он, указывая на белье. Я повиновалась.

Он хотел орального секса, я ему его обеспечила. Он сидел, откинувшись, в полутьме, и я чувствовала, что ему скучно.

– Ладно, хватит, – проговорил он, оттаскивая меня от своего члена. – Расскажи мне что-нибудь непристойное.

Я завела рассказ о себе и о еще одной девушке – в клубе, в туалете.

– Ты когда-нибудь занималась этим втроем? – перебил он.

– Сто раз, – уверила я. – А ты?

– Да, конечно.

– С друзьями или с незнакомыми?

– С двумя девчонками, – ответил он. – Стриптизершами. Я заставил их обеих кончить.

Мне кажется, мужчине не обязательно стараться произвести впечатление на женщину, если он платит ей за секс. Но, с другой стороны, мужчины этой породы – странные создания. Возможно, они рассматривают это как разминку перед общением с теми женщинами, с которыми встречаются в реальной жизни. А может, просто не могут удержаться.

Я раскатала на нем презерватив, и мы занялись делом. Я сидела на нем, повернувшись спиной – классическая обратная позиция «девушки-наездницы». Незаменимое средство, когда приходится притворяться, что вовсю наслаждаешься, но не очень-то стремишься соответственно играть лицом. Меня ужаснула мысль о том, что я считаю минуты в ожидании, когда же это все закончится.

Мне кажется, мужчине не обязательно стараться произвести впечатление на женщину, если он платит ей за секс. Но некоторые просто не могут удержаться.

Вероятно, я несколько увлеклась счетом, потому что, даже несмотря на щекотание яичек и облизывание пальцев ног, он все равно терял эрекцию. Не получая от него никаких намеков насчет продолжения, я просто не знала, чем ему еще помочь. Грязными словечками? Девчачьими взвизгами? Изобразить сопротивление?

Никакого успеха. Он попросил меня еще пососать. Оральный секс после презерватива – всегда жуткая гадость: ствол издает сильный запах латекса, вскоре мои губы начнут раздуваться и будут болеть до конца ночи. Но час приближался к концу, и я не думала, что он одобрительно воспримет предложение пойти сперва помыться.

5
{"b":"541511","o":1}