ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я побежал, – заволновался Кастет.

– Давай… Кость, ты это… за мотоциклом присмотри, а, чтобы аккуратно. И Эйнара сюда пошли, пусть посмотрит фронт работ.

– Ага!

Я взглянул вослед сталкеру, заметил в башне пацана и тут же крикнул вновь:

– Данька, давай сюда, рулетку держать поможешь!

– Дык вы ж сами сказали не слазить!

Уж ты, язва маленькая…

– Прыжком!

Только сейчас я на всю глубину осознал: как хорошо, что мы взяли квадроцикл. А еще в «Беринге» есть Данила-старший, который хитромудро и втихушку сварил титановый поддон-волокушу и спрятал ее в трюме. Теперь можно спокойно и методично таскать груз рейс за рейсом, каждый раз счастливо обливаясь холодным потом при одной лишь мысли о том, как бы все это богатство пришлось таскать на пупе.

На реке взревел лодочный мотор, один из «Зодиаков» резко отвалил от берега. Это девчата пошли в разведку: им надо осмотреть участок берега залива поближе к Амазонке, километра на три минимум. Сразу за рощей равнина продолжается, видимость на пять, но береженого Бог бережет. Да и речки там, ручьи, локалки… засадные места. И все нужно нанести на карту.

Резюмирую: дерева в постройке нет, буквально все деревянные элементы конструкции нужно будет восстанавливать либо заменять на что-то другое. Чума, хоть лесопилку ставь. Одно дело – планировать и прикидывать в Штабе рядом со столовкой Замка, и совсем другое – увидеть воочию. Так всегда получается: только на месте и осознаешь, по всем своим экспедициям знаю. Я немного могу плотничать, правда, без особого качества и скорости, у Кастета руки правильные на многое, а Хвостов вообще универсал. Но присутствие с нами настоящего профи – Эйнара Дагссона – сейчас представляется мне истинным даром древних исландских богов. Что-то осыпалось, что-то обвалилось… Если будет цемент в поставке (с собой взяли всего два мешка), то можно отреставрировать.

Вот только эти дыры в потолке… Плети, что ли, накидать неотесанные для начала? Как во фронтовой землянке – в три наката.

– Зачем, дядь Федь? – молвил рядом малец.

Я и не заметил, как последнюю мысль произнес вслух.

– Давайте пока дырки пленкой накроем на лагах, в трюме ее целый рулон, я на нем и спал!

Че, Спасатель, почесываешься? Поделом тебе укус, не торопись думать.

Подошел взволнованный Эйнар, заговорили на английском.

– Дом – мечта! – сразу заявил он. – В ирландском стиле, сам такие видел в Зеленой Стране, даже жил в подобном замке пару месяцев.

– Пошли пройдемся, – предложил я, вновь отправляя Даньку на пост.

Мы осмотрели второй этаж, заэскизировав пять больших помещений, спустились вниз и вышли наружу. Обход здания окончательно подтвердил очевидное: ни оконных рам, ни жалюзи из реек, ни створок ставен, ни дверей… Ничего. Одни темные провалы.

– Станок неплохо бы, тут работы много, – осторожно заметил исландец. – Я видел сверлильный в мастерской у Дэниела…

– В трюме мотобота лежит металлический стол с циркулярной пилой, к нему диски разных размеров, бензопилы, рубанки всякие. Инструмента много, – успокоил я краснодеревщика. – Даже эти взяли, как их, проклятье… Зензубели и шершебели, не?

Эйнар расцвел:

– О! Simshobel! Scharfhobel![2] Замечательно! Какие проблемы, комендор Тео! Дадите мне помощника, генератор и место для мастерской? Дело пойдет быстро, уверяю вас! Рука моя заживает, отек почти спал. Светлана – превосходный доктор, милая девушка. – Он активно повращал предплечьем, скинув руку с перевязи. – А стекло есть?

– Стекла нет… Есть пластик, пуленепробиваемый, но мутноватый, – вынужденно огорчил я столяра.

– Лучше бы стекло, – почмокал губами здоровенный исландец и назидательно покачал передо мной мозолистым пальцем. – Это неполезно для здоровья, господин Тео, любые пластики неэкологичны и при нагреве солнечными лучами выделяют очень вредные вещества. Вы молоды и пока не задумываетесь над этими проблемами… А пулестойкую пленку можно и на стекло нанести, снаружи, при необходимости.

– Будет стекло, – смело заявил я, вспоминая о терминале. «Надеюсь, что будет».

Пиломатериала в запасе… никак не строительный магазин: рейки, штапик, брус-десятка, листы десятимиллиметровой фанеры, всего шибко-шибко понемногу. Вот фурнитура есть в ассортименте, здесь проблем не было. Остальное же предстоит пилить или добывать каналом на месте.

Правая квадратная башня за счет своей ширины образовывала с длинной северной стеной значительный уступ с углом, в котором находился второй вход в замок. Небольшая одинокая дверь была накрыта сверху полукруглой террасой второго этажа, прилепившейся к стенам в углу. Она покоилась на двух арочных перекрытиях, место у двери под этой площадкой получалось тенистое и уютное. Сюда так и просятся плетеные кресла и круглые столы с мохито в запотевших стаканах. А лучше с честным Б-52. Сама же дверь… ну, вы знаете.

Противоположная стена крепости, симметричная короткой северной стене с главным входом, дверей не имела вовсе – на втором этаже в сторону равнины смотрела крытая каменной крышей галерея в четыре высоких арочных проема. Туда есть спуск с крыши и вход из помещения второго этажа. И красиво, и для обороны годится. В целом здание спроектировано очень грамотно, много тени, воздуха, простора. И крепкий камень солидных блоков. Как во всем, Писатели и тут не поскупились на качественный материал: гранит или габбро-диабаз. Никаких известняков или туфа. Уверен, что такого добротного камня поблизости днем с огнем не сыщешь. Может, тут и локалки из камня сделаны? Плохо это или хорошо? Интересно.

Со стороны Амазонского залива в третий раз затарахтел двигатель подъезжающего квадра: идет дело. Ольга работает в должности механизатора, остальные же таскают на себе: личные вещи, баулы, ящики, что помельче, канистры и связки. Пора бы и мне потаскать, в целом диспозиция понятна. Временное распределение площади и определение «кто куда» я поручу Вотякову – он лучше всех знает практику расселения по Замку Россия и вообще домашний человек, уютный, все правильно сделает. А вот и он.

– В домик ходил, – сообщил радист, пряча револьвер. – Две комнаты на двух этажах. Чисто, пусто и никаких змей.

С этими змеями… Памятуя осаду Южного Форта и операцию «Гады», сталкеры набрали на этот случай коробку дымовух. Хорошо, что они нам пока не понадобились.

– Подвал там есть?

– Подвала нет.

Зато здесь точно есть, должен быть.

– Что, Юр, башенку себе заберешь? Самая высокая точка.

– Не, мне мало будет, – снисходительно улыбнулся радист, поглядев наверх. – «Унжу» буду ставить, на растяжках, с лебедками. Да еще и нарастить придется: секций маловато, как мне кажется… Слышь, Спасатель, нужно бы мальцу что посерьезней дать, винт. А то сидит там с обрезом, как пионер с горном. Дистанции посмотри какие.

Вот так опасное путешествие меняет домашних радистов, превращая их из «ригли сперминт» в тугой кебаб с аджикой.

– Точно подметил… Данька, давай вниз, ко мне! Есть задание.

Тот полез наружу. Тем временем подошел запыхавшийся Сомов:

– Фух, пожрать бы чего. Бодро двигаемся!

– Как тебе Форт-Росс, Миш?

– Фильдеперсовая крытка, без байды. Встать можно широко, на большую округу, старший. А че Данька меня просил пленку принести?

Так меня умыли в третий раз за день. И о чем это говорит? Не-не… Это говорит лишь о высоком качестве личного состава, уважаемые.

– Мотик вытащили?

– Вся техника уже на берегу – и твой зверь, и мотоблок.

– А Кастет где?

– Сигналки по округе пошел ставить, с собакой.

Тут и Данька подоспел. Обрез в руке.

– Что у тебя было по «калашу» на НВП?

– «Отлично», а как же, – солидно ответил паренек.

– «Отлично»? Сколько пружин в АКМ?

Парень смолк.

– Одиннадцать штук. Дуй к Мауреру, скажешь, что я вручаю тебе «Сайгу-МК». Справишься.

– Так точно! – рявкнул Данька, уже стартуя.

– Че, точно одиннадцать? – задумался Гоблин. – Неужели считал?

вернуться

2

О! Зензубель! Шершебель! (нем.).

21
{"b":"541513","o":1}