ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мартьянова! Ну что ты за дура такая бесхребетная?! – Смешно, всего час назад она была расчетливой сукой, а сейчас стала бесхребетной дурой. – Ты почему не защищалась?! Они же тебя оболгали, помоями облили с головы до пят! Даже я Олежика слушала и начинала верить, что моя подруга – это не Липа Мартьянова, а помесь гиены и гремучей змеи.

– Да пошли они, – Липа вяло отмахнулась. – Инга, может, напьемся?

– Напьешься еще, – проворчала подруга. – И про квартиру я тебя предупреждала! Какого хрена ты туда этого шакала прописала?!

– Тогда он еще не был шакалом, – Липа потерла виски.

– Да всегда он был шакалом, только ты, дура влюбленная, ничего не замечала. Олежек то, Олежек се! Олежек лучший на свете!

Оказывается, она не только бесхребетная, но и слепая. Стоило развестись, чтобы узнать о себе столько нового. Злость накатила внезапно, сжала горло холодными лапами.

– А что же ты меня не предупредила, что он такой?! Ты же моя лучшая подруга!

Обвинение было обидным и безосновательным. Инга ее предупреждала, еще до их с Олегом свадьбы, намекала, что он небезгрешен, что скуповат, трусоват и подловат. Может, слишком деликатно намекала? Может, нужно было сказать прямо: «Мартьянова, твой будущий муж негодяй и бабник, а «раненая душа поэта» – это всего лишь ширма». А она бы тогда поверила? Да ни за что на свете! Любовь зла…

– Я тебя…

– Я знаю, – она не дала Инге договорить. – Извини, я просто очень расстроена, вот и ищу виноватых. Но ты ни при чем, ты меня предупреждала, я помню. Только твоя правда мне тогда была не нужна. До правды еще нужно дорасти.

– Доросла? – спросила Инга, не глядя в ее сторону.

– Не знаю, – Липа пожала плечами. – Обидно очень. Инга, а как ты думаешь, он от меня просто ушел или к кому-то конкретному?

– А тебе это нужно?

– Скажи!

– К модельке одной он ушел. Делал ей портфолио и смертельно влюбился.

– Почему смертельно?

– Потому что от такой любви крышу сносит напрочь.

– А ты откуда знаешь?

– Про что? Про крышу или про модельку?

– Про то и другое.

Инга немного помолчала, а потом заговорила:

– Когда этот павлин от тебя ушел, я провела независимое расследование. Не то чтобы следила, просто навела кое-какие справки. Моделька из молодых да ранних. Приехала из Урюпинска, переспала с парой-тройкой нужных людей, попала в модельное агентство. Агентство нераскрученное и неперспективное, реклама дешевого женского белья – их потолок. А у девочки амбиции, решила, что все ее беды из-за некачественного портфолио. Кто-то порекомендовал ей Олежку, ну и девчонка не растерялась.

– Давно?

– Что – давно?

– Давно он встречается с этой… моделькой?

– Четыре месяца. И не смотри на меня так, я об этом узнала только пару недель назад, когда он тебя… когда вы решили разойтись.

Вот тебе и медовый месяц! Неужели она на самом деле слепая?! Неужели ничего не замечала?! Липа задумалась. Не замечала! Ничего не было: ни следов губной помады на его сорочках, ни запаха чужих духов, ни подозрительных телефонных звонков. Был медовый месяц…

– Ну зачем ты его прописала?! Я ж тебя предупреждала, а ты – любовь! Вот и сделала этому выродку свадебный подарок – половину квартиры. Как дальше-то жить собираешься?

– Не знаю. Наверное, нужно будет разъезжаться. Инга, мне сейчас не до того.

– Не до того ей! – подруга раздраженно хмыкнула. – А вот твоему бывшему как раз до того. Дождался, когда ты его прописала, и сделал ручкой. Эх, нужно было сразу квартиру продавать.

– Как я теперь буду жить? – Липа закрыла глаза.

– Как раньше жила, так и дальше будешь. Может даже еще лучше. Может, мужика нормального встретишь.

– А если он тоже захочет жить в моей квартире? Вместе со своей моделькой? – Липа всхлипнула. – Я же с ума сойду.

– Не сойдешь! Самое разумное решение в сложившейся ситуации – квартиру продать, деньги поделить и разбежаться по отдельным жилплощадям. Жалко, конечно, но что делать!

– Мне камин нравится, и аквариум, и крыша. Я к ним привыкла уже. К хорошему легко привыкнуть.

– Тогда второй вариант, – сказала Инга раздраженно, – живите дружной шведской семьей. Глядишь – понравится.

– Напиться хочу.

– Напьешься.

– У меня коньяк есть. Пятизвездочный, армянский. Выпьешь со мной?

– Выпью, а что ж не выпить на халяву?

И они выпили: сначала бутылку коньяка, потом бутылку шампанского. Пили за новую жизнь, новую любовь и новую жилплощадь. А потом Инга уехала, а Липе вдруг очень сильно захотелось увидеть Олега, поговорить с ним. Они же не разговаривали целый месяц. И с квартирой надо что-то решать. Квартира – замечательный и очень аргументированный повод встретиться…

…Утро началось с адской головной боли и тошноты. Желудок жаждал немедленного избавления от гремучей смеси из пятизвездочного армянского коньяка и советского шампанского. Он сначала сжимался в тугой узел, а потом выворачивался наизнанку. Раз за разом. От Липы этот процесс никак не зависел.

Облегчение наступило лишь минут через двадцать. Если, конечно, можно назвать облегчением это вязкое, муторное чувство, когда голова кружится, а тело трясется в ознобе.

Липа включила воду, подставила лицо под прохладные струи, сделала жадный глоток. Надо бы принять душ, смыть с себя липкий пот и воспоминания. Что на нее вчера нашло?..

Вместо того чтобы тихонько лечь спать, она отправилась в общежитие, поговорить с мужем. Нет, теперь уже бывшим мужем. А там эта… моделька, наглая крашеная выдра! Моделька все время вмешивалась в их с Олегом разговор, обзывала Липу хищницей, аферисткой и мокрой курицей. Терпение лопнуло на «мокрой курице»…

Модельке досталось по полной программе, даже сейчас, сквозь дурман похмельного синдрома приятно вспомнить. Олег, конечно же, бросился защищать свою пассию и тоже получил. По всему выходило, что во хмелю она буйная и неконтролируемая, полная противоположность себе трезвой. Немного стыдно перед вахтершей и бывшими соседями – дала людям пищу для разговоров. Олежка небось теперь на каждом углу раструбит про то, какая она ревнивая сука – еще один козырь в его колоде. А о квартире они так и не поговорили, спасибо модельке.

Господи, как же болит голова! Хорошо еще, что она договорилась на работе и впереди целых два свободных дня, есть время протрезветь и подумать, как жить дальше.

Липа забралась в ванну, включила горячую воду, закрыла глаза. Она полчасика полежит, придет немного в себя, а потом выпьет большую чашку кофе и начнет думать…

Расслабиться не получилось. Только-только головная боль стала затихать, как дверь в ванную с грохотом распахнулась. Липа вздрогнула, открыла глаза. Истерзанное похмельем тело даже испугаться не успело как следует…

– Ну что, сука, добилась своего?! Опозорила меня перед людьми?! – бывший муж присел на бортик ванны, больно сжал Липино плечо.

– Пусти, – прохрипела она. Разговаривать громко почему-то не получалось.

– Пустить?! – бывший потер расцарапанную щеку. Это она его так?! Какая прелесть! Будет о чем вспомнить на старости лет. – Да я тебя сейчас утоплю в этой джакузи!

А он красивый. Даже когда злится, все равно красивый. Есенин, сходство почти портретное…

– Утопишь – посадят, – она стряхнула его руку, потянулась за полотенцем.

– А ты никак похудела? – бывший ощупал взглядом ее голое тело.

Похудела – за месяц ровно на семь кило. А что ж не похудеть от такой-то радости?

– Зачем пришел? – спросила она, кутаясь в халат.

– Я здесь, между прочим, живу. Забыла?

– Забудешь тут. – Голова болела так сильно, что даже обида на этого негодяя отошла на второй план. Может, кофе поможет?

Придерживаясь за стены – голова еще и кружилась, – Липа прошлепала на кухню, включила электрочайник: готовить кофе в турке не было сил, лучше просто заварить. Она поставила на стол чашку, только одну – Олежка обойдется, – села на табурет, сжала виски руками.

5
{"b":"541523","o":1}