ЛитМир - Электронная Библиотека

– Гордиенко, – командир перевел взгляд с разложенной на столе карты побережья на подчиненного, – подойди. Тут вот наши друзья из ФСБ оперативные данные забесплатно предлагают. Начальство сверху спустило приказ шхериться, а им жалко дело бросать. Поможем?

– Поможем нарушить приказ?

– Это серьезное дело, – коротко пояснил один из федералов. – А наверху в политику играют.

Евгений подошел и мельком взглянул на карту. Таких в штабе военной контрразведки не было. Нет, карта выглядела стандартной, но, кроме привычных обозначений, на нее была нанесена какая-то разноцветная сеть неуставных знаков и пометок. И первым делом в глаза бросались девять крупных синих кружков и четыре зеленых, поменьше, расположенных вокруг красного овала. Гордиенко взглянул на карту еще раз и все понял. Цветные ниточки, независимо одна от другой, тянулись в море и замыкались на этой «ромашке».

– Хорошая схема, – одобрил Евгений. – Подробная. У нас такой нет.

– Теперь есть, – Кулик постучал пальцем по карте.

– Только, возможно, ошибочка в ней, – равнодушно заметил Гордиенко. – Куполов в Городе-на-дне, я подозреваю, больше.

– По нашим сведениям, всего четырнадцать, разве не так? – заинтересовался один из чекистов, более монументальный, нежели его товарищ и в подполковничьих погонах.

– Или мы чего-то не увидели? – ожил второй, майор, вынимая из кожаной папки четкую спутниковую фотографию. На ней был запечатлен район моря над Городом. Округлые тени куполов и тускло светящиеся жгутики путепроводов были хорошо видны даже сквозь толщу воды.

– Я исхожу из агентурных сведений, – ответил Гордиенко. – Вернее – аналитических выводов. Нам известно, что Город состоит из девяти куполов Бронского, четырех донных причалов и главной полусферы «Глубинный-Центр». В каждом из девяти куполов находится один рабочий отдел. Например, в «Шельфе-2» идет разработка новых чипов, в «Песчаном» совершенствуют программное обеспечение, а в «Донном-4» составляют алгоритмы взаимодействия различных, порой несовместимых аппаратных стандартов. Главный купол служит торгово-административным и жилым кварталом. К работе над «Водолеем» он отношения не имеет. Вопрос: где же расположен центральный, связующий, узел Системы?

– Или все-таки в главном куполе, или он «Водолею» не нужен, – высказался начальник штаба.

– Не согласен, – Гордиенко покачал головой. – В «Глубинном-Центре» его точно нет. А насчет его ненужности... Система работает, причем с каждым днем все эффективнее. Я не думаю, что четкое взаимодействие всех ее сетей обеспечивают вторичные узлы. Должен быть единый центр, мозг и, раз уж основная работа над созданием и совершенствованием «Водолея» ведется в Городе-на-дне, логично предположить, что мозг спрятан здесь же.

– Мы запросим спутниковые фото близлежащих квадратов моря, – пообещал подполковник.

– Запросите, – согласился Евгений, – только не по электронной почте. Система может их перехватить. Хотя мне почему-то кажется, что фотографии нам ничего не дадут. Ставить еще один купол чуть поодаль – дорого и бессмысленно. Большей секретности, чем уже есть, таким способом не обеспечить. Если главный процессор «Водолея» действительно расположен в нашем районе, он должен быть в Городе или рядом.

– Но...

– Да, да, – Гордиенко поднял руки и улыбнулся. – Я сказал, что под обычными куполами его нет и дальше в море тоже. Из этого вывод: либо его засунули под грунт, либо оставили на берегу.

– Город для того и упрятали под воду, чтобы никто даже случайно не заглянул на кухню Системы, – возразил майор. – Если оставить «мозг» на берегу, теряется смысл.

– Необязательно, – Гордиенко покачал головой. – Главный процессор – это всего один суперкомпьютер. Организовать охрану одного-единственного объекта достаточно просто. А вот разместить, даже в горах, целый секретный город – нереально. Так что смысл на самом-то деле сохраняется. К тому же суша надежнее. Кто знает, каково сейчас в Городе? А если купола не выдержали землетрясения и протекли? Одно дело потерять лаборатории, другое – всю Систему.

– Убедили, – кивнул подполковник. – По вопросу, каково сейчас подводным горожанам, мы подождем рапорта от капитана Павлова. А вот над «сухим куполом» надо подумать.

– Иди пока, – приказал Евгению Кулик. – Занимайся по плану.

– Разрешите в город, – Гордиенко взглянул за окно. – Шторм вроде бы слабеет.

– Что ты там забыл?

– Текущее задание...

– А-а, это, – командир порылся в ворохе бумаг. – Вот адресок. Туда ее увезли. Только это ничего не значит. Сейчас народ куда попало расползается.

– Может, и не значит, – с сомнением пробормотал Гордиенко, прочитав адрес. – Сотовая компания... Один из трех китов «Водолея».

– Ну, в общем, да, – нехотя согласился Кулик. – А ты проедешь? Там воды сейчас...

– А я резинку с моторчиком в багажник брошу. Где не проеду, проплыву.

– Резинку с моторчиком? – усмехнулся фээсбэшный майор.

– Это другое, – криво улыбнулся Кулик. – Гордиенко, свободен...

Евгений вышел с твердым намерением сразу же запрыгнуть в машину и отправиться по подозрительному адресу, но у дверей канцелярии его поджидал лейтенант из группы наружного наблюдения.

– Пойдемте, кино покажу, – предложил он.

– А где «товарищ капитан второго ранга»? – рассердился Гордиенко.

– Виноват, – лейтенант смущенно похлопал глазами.

– Да ладно, расслабься, – Евгений подтолкнул его к аппаратной. – Крути, Люмьер...

«Кино» оказалось утренней оперативной съемкой из аэропорта. Евгений внимательно изучил крупные планы «Газели» – той самой, что вечером, перед началом шторма, увезла Татьяну, затем в кадр попала сама подопечная. Она прошла по газону, что-то подобрала и остановилась у обочины, пристально глядя на микроавтобус. Когда из него появился мужчина с кейсом и курткой, перекинутой через руку, Таня оживилась. Она догнала направившегося к стоянке такси человека и протянула ему какой-то небольшой предмет.

– Что она передала? – не отрывая взгляда от экрана, спросил Евгений.

– А дальше смотрите...

Кадр увеличился, и Гордиенко рассмотрел, что девушка протягивает пассажиру обычную фотокассету.

– Это то, что она подняла на газоне? – предположил Евгений.

– Скорее всего, – согласился лейтенант. – Но смотрите дальше, мужчина ее не берет. Возвращает и говорит «не мое».

– Странно. Что за кассета и кто пассажир?

– Что за кассета, мы пока не выяснили, а пассажир – личность известная. Правда, лишь внутри секретного проекта. В наших электронных базах его не оказалось, и это нас заинтриговало. Полезли потихоньку в архивы САУ, но Система сослалась на неполадки и вовсе отключила нас от сети. Пришлось копать по старинке – в бумажных сводках. Нашли. «Нонкомбатант», инженер, но ведь все равно сотрудник «Водолея»...

– Очень мило, – Гордиенко постучал по экрану. – Портрет есть?

– Вот, – лейтенант вывел на экран крупно лицо пассажира. – Менеджер девятого отдела Шорников Виктор Валентинович.

– Какое удивительное совпадение, – Евгений усмехнулся.

– Так точно, подозрительное совпадение, и не одно! – воодушевился лейтенант. – Мы проверили списки пассажиров. Он прилетел с юга, как раз из того городка, где сегодня утром сел захваченный самолет. Ну, тот, где пятерых террористов в капусту покрошили.

– Я понял, – Гордиенко задумался. – Вокруг захваченного самолета была замечена повышенная активность САУ. Оттуда же прилетел Шорников. Но здесь его все равно обыскали те же агенты САУ. Странно. В Системе завелись крысы, и ее служба безопасности в лице Агентурного Управления начала активный поиск?

– А какая связь между пассажиром и Таней? Она же вроде бы не участвует в «Водолее»?

– Вроде бы, – Евгений проследил, как Шорников и девушка садятся в такси и уезжают из аэропорта. – Вот именно, «вроде бы». Нет, так мы ничего не поймем. Придется найти Татьяну и просто расспросить о мужчине и пленке.

– Вы серьезно? – засомневался лейтенант. – Все прикрытие разрушите.

17
{"b":"541529","o":1}