ЛитМир - Электронная Библиотека

Масштабная научно-техническая и социальная революция, произошедшая в Москве, вызвала еще большее усиление этой организации. К ней присоединялись все, кто по какой-то причине был обижен на цесаревича или его людей. Например, бывшие солдаты, унтера и офицеры, провалившие отбор в московский корпус, шли туда же. То есть происходило накопление «критической массы» обиженных силовиков. Конечно, их качество было незначительным, но те несколько тысяч человек, что влились в оппозицию за последние месяцы, давали клубу уверенность в собственных силах. Само собой, Александр легко бы смог разбить этих горе-вояк, но все равно качественное усиление оппозиции его не радовало.

Обстановка в целом складывалась сложная. Происходило нарастание двух взаимно исключающих тенденций. С одной стороны, мощный общественный и социальный подъем, с другой – не менее сильная реакция. Действие, как известно, всегда рождает противодействие.

Разведка и контрразведка цесаревича, конечно, старались, но их возможности пока были весьма ограничены. В сущности, они вместе с Александром только учились работать. Да и людей не хватало. Весь штат контрразведки не превышал ста пятидесяти человек. Еще порядка семидесяти сотрудников трудилось в разведке, да сотня службы личной охраны. Причем действительно верных соратников было еще меньше – братство «Красной звезды» на 1 февраля 1865 года состояло из сорока семи человек плюс полтора десятка кандидатов.

Но несмотря на сложности, упускать инициативу в таком деле было смертельно опасно. Особенно в свете того, что агенты иностранных разведок максимально поддерживали оппозицию, прикладывая все возможные усилия и финансы для ее консолидации. Конечно, до гражданской войны пока было еще далеко, но, по всей видимости, оппозиционеры готовились именно к ней. Например, шло переформирование гвардейского корпуса, в котором постепенно замещали всех солдат и унтер-офицеров на людей, недовольных цесаревичем. Конечно, помимо этих гвардейских полков, была вся остальная Россия, но практика 1917 и 1991 годов показывала Саше, что рассчитывать на достаточно инертную массу обывателей не стоит.

Цесаревичу была известна значительная часть участников этого заговора, и он мог санкционировать незамысловатую резню. Но в этом случае имелись все шансы потерять цепочки управления, которые выстраивали иностранные агенты. Что, в свою очередь, выливалось бы в потерю контроля над ситуацией. Дело в том, что на место погибших «борцов за свободу и процветание» встанут новые «кадры». И не факт, что получится их быстро вычислить. Поэтому единственное, что Александр мог себе позволить, это ждать и готовиться к открытому столкновению, которое, по всей видимости, было неизбежно.

Его личный штаб был в курсе оперативной обстановки и ударно «развлекался» такими вещами, как составление планов военных операций по захвату Санкт-Петербурга, занятого бунтовщиками. Причем шли не только бумажные работы и расчеты, но и штабные игры «в солдатиков» – совершенно традиционный подход в обучении. Само собой, в ходе таких «забав» учитывались не только военно-тактические и стратегические нюансы, но и логистические цепочки, а также вопросы снабжения. Ведь снабжение даже в той войне, которая могла бы чисто гипотетически произойти в 1865 году, являлось одной из ключевых задач военной кампании. Настолько важной, что, не решив ее, можно было забыть о победе, как о больной фантазии.

Впрочем, практически полная парализация имперской администрации, связывающая по рукам и ногам всякую инициативу Александра II, имела и оборотную сторону. Император, понимая обстановку, использовал метод прямого противодействия и блокировал ненужные ему решения и «телодвижения», выдавая их за инициативу цесаревича. Конечно, до абсурда не доходило, но и того, что получалось, хватало всей империи с лихвой.

Глава 13

– Александр, – Филарет прямо смотрел ему в глаза, – вы же понимаете, что юность осталась за плечами?

– Владыко, говорите яснее. Что-то случилось?

– Не случилось, а случится. Над вами сгущаются тучи, и это ясно всем. А вы все в промышленника играете. Не думаете, что пора бы и государственными делами заняться?

– Но вы не хуже меня знаете, что развитие промышленности и есть государственное дело. – Саша был само спокойствие.

– Конечно. Но зачем вы сами, лично, бегаете по заводам да наставляете приказчиков на путь истинный? Разве иных дел найти себе не можете? Или некому вас в таком деле заменить? Неужели у нас одни дураки вокруг и подобрать доверенных людей нельзя?

– Владыко прав, – подал голос тяжело больной Ермолов. – Вам нужны офицеры, которым вы сможете доверить выполнение второстепенных задач. А то получается действительно смешно. Вы так носитесь по всей губернии, будто желаете за каждого унтера работу сделать.

– А как быть с подкупом? Как гарантировать честность людей? Скольким людям я могу доверять?

– Саша, у вас же в руках Академия, где множество очень перспективных молодых ребят учится. Неужели среди них нельзя выбрать тех, кто честен? – включилась Наталья Александровна, сидевшая до того на диване и внимательно слушавшая.

– Ее выпускников и так не хватает. Военные и технические специальности некем закрывать. Нет, вешать на Академию еще одну нагрузку не стоит. Она и так не справляется.

– Ваше Императорское Высочество, я могу отписаться в свою родную станицу. Можно подыскать молодых казаков…

– Юнцов с горящим взором? Паша, и что нам с ними делать-то? Их же еще учить и учить. Да и горячи они больно. Проверка и надзор требуют спокойствия и хладнокровия, переплетенного с доброжелательным взглядом и обходительностью. Казаки были бы неплохи, но уж больно они горячи.

– Так можно воспитать! Главное, брать из бедных семей, да таких, что не запятнали себя всякими глупостями. Тогда и воспитание ляжет на благую почву. А то, что стараться будут, я гарантирую. Извольте, я могу немедля написать своим знакомым, чтобы они начали поиски. Да и не обязательно юнцов, мало ли честных людей по дальним окраинам империи живет и верой-правдой служит общему делу?

– Верещагин… – задумчиво сказал Александр, смотря куда-то вдаль.

– Что? – переспросил Дукмасов.

– Да так, один человек вспомнился. Не обращайте внимания. А по предложению, я думаю, вы правы. Нам, пожалуй, стоит поискать толковых товарищей на окраинах и из бедных семей. Алексей Петрович, как думаете, казаки помогут?

– Отчего им не помочь? Если не сгниют от резкого возвышения, то будут верой и правдой служить. Хотя пригляд и за ними должен.

– Вы имеете в виду мнение Александра Васильевича Суворова относительно интендантов? [27]

– В том числе. Дело в том, что человек слаб и подвластен искушениям. Так я говорю, владыко?

– Истинно так. Редкий человек может устоять перед сиюминутным обогащением в угоду чести и долгу. Особенно если это останется только на его совести. Если она, конечно, у него есть.

– Хорошо, Паша, пишите. Пускай подыскивают толковых людей на службу при цесаревиче. Но этого мало. Алексей Петрович, неужели по центральным губерниям не найти верных людей?

– Отчего не найти? Можно. Только сложно это. Большое количество бедняков. Да и голодают они регулярно. Подобное, знаете ли, не способствует особой стойкости характера. Вы думаете, почему я высказался за казаков? Потому что они вам ближе по духу. Много среди них строптивых и гордых, что не привыкли шапки заламывать да спину гнуть. А посмотрите, как у нас крестьяне по селам да весям зашуганы! Может, они и толковые, только это сразу и не разберешь. Боятся они государевых людей.

– И это плохо! Решительно плохо! Впрочем, не все сразу. – Александр встал и начал выхаживать по кабинету. – Так. Паша, добавь в письме, что сам приеду в гости. После страды этого года и приеду, чтобы от дел не отвлекать. И отметь особенно – чтобы никаких потемкинских деревень мне не готовили. Оно, конечно, им привычно, но ежели замечу чего подобное – сразу развернусь и уеду, ибо лицемерие мне тошно. Это подчеркни особенно. Я хочу увидеть смелых, решительных людей, а не подхалимов. Этого добра у нас по всей империи навалом.

вернуться

27

А.В. Суворов считал, что интендантов можно через три года службы вешать без суда и следствия, так как они гарантированно уже украли довольно для смертной казни.

12
{"b":"541534","o":1}