ЛитМир - Электронная Библиотека

– Меня зовут сэр Скар, ваше высочество, – неожиданно мягким голосом проговорил старик. – Волею его величества короля Гаэлона Ганелона Милостивого – я Магистр Ордена Болотной Крепости Порога. Это старшие и лучшие рыцари моего Ордена. Сэр Герб…

Седобородый склонился еще ниже. А Оттар отметил, что лицо Кая дрогнуло, когда Магистр произнес это имя. «Герб! – вспомнил северянин. – Это же тот самый старик, о котором рассказывал Кай! Старый рыцарь-болотник, нашедший Кая в Большом Мире еще несмышленым мальчишкой и приведший его на Туманные Болота… Первый учитель и наставник Кая!» Оттар с любопытством уставился на рыцаря в лиловых доспехах. По рассказам юного болотника он представлял себе Герба этаким древним исполином, более похожим на сурового воителя-полубога из детских сказок, чем на обыкновенного человека. Сейчас же, столкнувшись с этим Гербом лицом к лицу, северянин увидел сухопарого мужчину преклонных уже лет, в облике которого не было ничего особенного.

– И сэр Равар, – закончил Магистр Скар.

Принцесса со страхом взглянула на сэра Равара. Лицо рыцаря, носящего это имя, было жутко изуродовано: левая щека отсутствовала; на ее месте темнела начавшая уже по краям затягиваться нежной голубоватой кожицей дыра, в которой были видны покрытые черными язвами десна и коренные зубы. Кроме того, вместо левого уха у рыцаря топорщилась какая-то сморщенная красная лепешка. А на горле, под подбородком, виднелись едва поджившие следы чудовищных чьих-то когтей. Судя по бледности лица и скорбно-синеватым подглазьям, доспехи сэра Равара скрывали и другие, более серьезные раны.

– Видать, нынче нескучно у вас, – грубовато отметил Оттар. – Тем лучше – давно уже у меня не было хорошей драки.

– Сэр Оттар, – представил Кай северянина каким-то не своим, ломаным голосом. – Рыцарь Северной Крепости Порога.

– Я счастлив видеть тебя, сэр Оттар, – проговорил Магистр Скар, поднимаясь на ноги. – Но твои опасения напрасны. Сезон, когда Твари наиболее свирепы, еще далеко. Сейчас близ Порога относительно спокойно.

Что ответить на это, Оттар не нашелся. Северный рыцарь поскреб свою прозрачную юношескую бороденку и глупо хмыкнул.

– Весть о том, что нашему Ордену выпала честь принимать у себя дочь короля Гаэлона, наполнила мое сердце радостью, – продолжал Магистр, обращаясь уже к принцессе. – Уверяю вас, ваше высочество, каждый человек, живущий на Болоте, почтет величайшей милостью, если вы позволите ему оказать вам хоть малейшую услугу.

– Вы очень любезны, сэр Скар, Магистр, – улыбнулась Лития, и улыбнулась еще по отдельности сэру Гербу и сэру Равару, – но желания мои сейчас скромны: мягкая постель, хорошая еда и кубок теплого вина.

– Все, что принадлежит мне и моим людям, – по праву принадлежит вам, ваше высочество, – произнес Скар, и Оттар не услышал в его словах пустую любезность. Магистр говорил серьезно: тоном, каким сообщают само собой разумеющееся.

– Я рад, что ты вернулся, брат Кай, – проговорил рыцарь в лиловых доспехах, вглядываясь в лицо Кая, – но мне кажется, что какая-то тревога гнетет твое сердце.

– Ты прав, брат Герб, – тускло ответил юноша. – Я вернулся, и я принес дурные вести.

– Я знаю об этом, – сказал Магистр. – И сделаю все, что от меня требуется… Во имя и в память моего короля. Враг идет за вами, но, пока стоит Болотная Крепость, принцесса Гаэлона будет вне опасности.

– Я вернулся, – сказал еще Кай. – И сердце мое неспокойно…

Рыцари Болотной Крепости переглянулись. Магистр внимательно взглянул на Кая, и тот не отвел глаз – хотя, как могло показаться, это далось ему с некоторым трудом. Кай сглотнул и заговорил ровно и не прерываясь: видно, эту речь он подготовил заранее.

– Братья! – сказал юноша. – Я шел по светлой и прямой дороге, но оказался в темноте. Я убивал Тварей, выполняя свой Долг. Но я убивал и людей, видя в них Тварей. Я оберегал жизнь ее высочества принцессы, выполняя свой Долг. Но тем самым я вмешался в дела людей, не имея на то права… Я прошу вас судить: достоин ли я оставаться рыцарем Болотной Крепости Порога или заслужил позора клятвопреступника… Я требую Суда, братья! На Суде вы услышите все до последнего слова.

Оттар тяжело вздохнул, с неудовольствием поморщился и посмотрел на Магистра, как бы ища в его лице поддержку. Словно ожидая: сэр Скар сейчас скажет что-нибудь такое, что враз положит конец мукам и сомнениям, терзавшим Кая последние несколько недель.

– Магистр! – волнуясь, заговорила Лития. – Доблестные сэры! Словом королевской крови я ручаюсь за чистоту помыслов сэра Кая, я говорю вам, что все время своей службы он не сделал ничего дурного и его… не за что судить.

– Во, и я о том же! – ляпнул Оттар. – Брат Кай – самый великий воин из тех, что когда-либо появлялись среди людей, настоящий рыцарь! Но уж слишком уж он это самое… – Не умея верно сформулировать свою мысль, он наморщился и покрутил расслабленной пятерней у лба.

– Я… теперь не знаю, кто я, братья, – обращаясь к болотникам, сказал Кай. – Я требую Суда. Мне… нужен Суд.

– Да будет так, – помолчав, ответил Магистр Скар.

– Да будет так, – повторил сэр Герб.

– Доблестные сэры, – произнесла золотоволосая, – я с готовностью явлюсь на ваш Суд и расскажу все, что потребуется.

– И я! – присовокупил северянин.

– Этого не нужно, – мягко возразил сэр Скар. – Благодарю вас, ваше высочество, и тебя, сэр Оттар. Суд Ордена не нуждается в свидетелях. По Кодексу рыцарей Болотной Крепости болотник, потребовавший для себя Суда, сам должен открыть суть своих сомнений, а Судии – обязаны помочь ему разобраться.

– Это другое дело! – повеселел юный великан. – А я-то думал – прямо уж Суд… А то он и нас замучил своими этими самым сомнениями… и сам замучился. Вы уж там вправьте ему мозги, доблестные сэры! Вы уж там ему… – Возможно, северянин наговорил бы чего-нибудь еще, но, заметив, что старшие рыцари и сам Кай его веселье нисколько не разделяют, осекся.

– Возвращайся в Крепость, сэр Кай, – сказал Магистр Скар, – и жди всех нас там.

Не говоря более ни слова, Кай прошел туда, где на берег были вытащены две лодки, встал в одну из них и оттолкнулся от берега шестом. С тихим шорохом острый нос лодки рассек неподвижную черную гладь воды.

– И все же я требую милости для сэра Кая, – сказала Лития, глядя, как туман понемногу скрадывает прямую тонкую фигуру рыцаря.

– Ваше высочество, – с поклоном ответил Магистр Скар, – милость нужна тем, кто сам в ней нуждается.

Лития помолчала немного, явно не зная, как реагировать на эти слова. Зато вступил Оттар.

– Сэр Скар! – обратился он к Магистру. – Вот тот, кого судят, все начистоту выкладывает, так? А потом Судии ему все разъясняют – это я тоже понимаю. Я не понимаю, кто ж тогда приговор выносит?

– Подсудимый сам должен вынести себе приговор, – ответил Магистр. – Но только после того, как все его сомнения будут развеяны.

– О как! – удивился северянин. – Это что же получается… Подсудимый сам себе и Судия? Да везде бы так было! Кто ж самому себе худа-то пожелает!

Болотники снова переглянулись.

– Приговор, который человек самому себе выносит, – он и есть самый справедливый, – проговорил Герб, внимательно глядя на Оттара. – Разве это не очевидно?

– Нет и не может быть приговора справедливее, – повторил Магистр, – чем тот, который человек вынес самому себе. Не может быть справедливее и не может быть суровее и страшнее.

Северный рыцарь открыл рот, вероятно, чтобы возразить, но… ничего говорить не стал, а задумчиво поскреб свой затылок.

– Я так думаю, – заговорила принцесса, – что в Болотной Крепости не часто случаются Суда Ордена.

– Вы правы, ваше высочество, – с поклоном ответил сэр Скар, – последний Суд состоялся около двухсот лет назад…

Оттар присвистнул.

– Я очень устала, – помолчав, проговорила Лития. – Велите проводить меня в мои покои. Позже, после того как я отдохну, мы продолжим наш разговор.

– Конечно, ваше высочество, если таково ваше желание, – сказал Магистр. – Нам еще о многом нужно поговорить, ваше высочество. Но сначала вам нужно отдохнуть. Вы очень устали – я вижу это.

10
{"b":"541540","o":1}