ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну да. Но, с другой стороны, как он попал в лотерею? Может быть, конверсия какого-нибудь оборонного предприятия?

Костя еще о многом мог бы спросить родителей, и они наверняка могли бы дать ему ценный совет, но тут он взглянул на часы и обнаружил, что уже десять минут девятого, а на первом уроке математичка собиралась дать им контрольную по алгебре. Он вскочил со стула и помчался в комнату собирать школьный рюкзак, как всегда в самый последний момент.

Мальчик уже стоял на пороге и забрасывал рюкзак за спину, как вдруг его озарила внезапная страшная догадка. Он еще вчера подумал об этом, но потом как-то отвлекся. Забыв о контрольной, он бросился на кухню к родителям.

– Послушайте, – выпалил он с порога, – если какая-то, неважно какая, программа запущена и из этой программы не предусмотрен выход, то если выдернуть компьютер из сети, что будет?

Отец задумался.

– Возможны три варианта, – сказал он. – Первый: обесточившись, компьютер прервет выполнение программы. Второй: в компьютере могут быть встроенные аккумуляторы, накопившие запас энергии, и тогда он будет работать в экономичном режиме, с потушенным монитором, но все равно выполняя программу. И третий вариант, – тут папа выдержал эффектную паузу, – программа будет выполняться независимо от компьютера, и тогда хоть выключай, хоть не выключай – все без толку.

– Но почему? – воскликнул Костя. – Почему?

– Потому что в третьем варианте компьютер будет только как передаточное звено, обыкновенный передатчик, – пояснил отец. – Программа будет выполняться не в самом компьютере, а где-нибудь совсем в другом месте, в каком-то удаленном центре.

– Но как это? Все равно не понимаю!

Родитель досадливо поморщился: он не любил, когда сын вдруг терял сообразительность, вместо того чтобы схватывать все на лету.

– Представь себе дистанционный пульт от телевизора, на котором не работает выключение, – терпеливо стал объяснять он. – Ты нажимаешь кнопку, включаешь телевизор – и телевизор работает. Соображаешь?

– Пока да.

– Отлично. Но раз на пульте нет выключения, то он теоретически уже не нужен. Он уже выполнил свою задачу. Телевизор будет работать и без пульта. Ты можешь сломать пульт, наступить на него или оберегать как зеницу ока – не имеет значения: телевизор все равно уже включен и уничтожение пульта ничего не изменит. Так и тот компьютер. Существует вариант, что он только привел в действие какую-то программу, послужив таким пультом, а сам центр, в котором эта программа решается, находится где-нибудь в другом месте или даже не на Земле.

– Не на Земле? – в ужасе переспросил Костя, чувствуя, как пол завертелся у него под ногами.

– Ну разумеется, где-нибудь на спутнике, на орбите. Но это я так, к примеру. Откуда там ему взяться? – ничего не замечая, продолжал отец.

– А если бы центр управления программой находился на другой планете, в иной Галактике? – спросил сын. Он сам еще не думал об этом, вопрос вырвался сам собой.

– Это уже из области фантастики. Но чисто теоретически это возможно. Только нужен очень мощный источник энергии, чтобы осуществить связь… Эй, ты куда?

Папа еще многое мог бы сказать, но Костя сорвался с места и бросился к входной двери. Не дожидаясь лифта, он по ступенькам скатился вниз, кометой пролетел по двору и пять минут спустя ворвался в класс. Половина учеников была на месте. Он хотел только одного – чтобы Ирка была среди них.

Ира Матвеева сидела на второй парте в среднем ряду и вытаскивала из сумки тетради, а рядом с ней крутился Федька Волков, первый силач в классе и большой задавала. Он утверждал, что занимается какими-то восточными единоборствами, такими секретными, что им обучают только десантников, и теперь, привлекая внимание первой красавицы, Федька размахивал кулаками перед носом у ее соседа по парте, Паши Сосновского, тихого отличника, курчавого, рыжего и в крупных веснушках.

Паша изо всех сил делал вид, что ничего не замечает, что он выше тупого насилия, и пытался повторять алгебраические уравнения по учебнику. Ирка очень дорожила дружбой с Пашей и всегда сидела с ним рядом, ибо он восполнял провалы в ее знаниях по математике и всем точным наукам.

Обычно Костя ждал, пока этот остолоп Волков куда-нибудь улетучится, чтобы с ним не связываться, но сейчас у него просто не было на это времени. Он схватил Ирку за руку и буквально вытащил ее в коридор.

Все удивленно уставились на них, Сосновский уронил учебник, а Федька попытался схватить Костю за плечо и ошарашенно произнес: «Ты что, оборзел?»

– Спятил? Чего тебе надо? – спросила пораженная Ирка, когда они оказались уже в коридоре.

– Что с компьютером?

– Ничего. Папа положил его в коробку, сегодня после обеда хочет отвезти и поменять. С утра он звонил в ту фирму, но там сказали, что никакой дядька с половиной бороды у них не работает, ни о какой лотерее они не знают и никаких компьютеров никому не выдавали. Наверное, напутали что-то. А в чем дело? У тебя такой вид, как будто ты только что упал с крыши…

– Программа уничтожения Земли еще работает. Мы не смогли ее остановить! – выпалил Костя.

– Но ты же выдернул компьютер из розетки!

– У меня нет времени объяснять, но это ничего не изменило. Мы в огромной опасности! Побежали, нужно снова включить компьютер! – И Костя потянул ее к выходу из школы.

– Я не пойду! Сейчас же контрольная! – заупрямилась Ирка. Она все еще не понимала важности происходящего.

– Забудь о контрольной, забудь обо всем… Если мое предположение окажется правильным, то через какое-то время Земля разлетится вдребезги, как на той заставке! – почти закричал Костя.

И девочка ему поверила, если не словам, то, во всяком случае, перекошенному лицу.

– Погоди, я только возьму свою сумку, и мы пойдем! – быстро решилась она.

– Плевать на сумку, побежали!

– Ты не понимаешь, там ключи от квартиры. Родители уже ушли. – Ирка метнулась в класс и стала поспешно швырять в сумку тетради, косясь на дверь в ожидании появления математички. Звонок уже протренькал дважды, но учительница опаздывала.

– А, контрольную прогуливаешь, Матвеева! – с торжеством крикнул Федька Волков, ломая ребром ладони чью-то линейку.

Паша Сосновский посмотрел на нее укоризненно. Он не понимал нелогичных поступков и импульсивного поведения. Зачем уходить с контрольной, когда он и так помог бы ей получить пятерку? Или, если Ирина с самого начала решила не идти на алгебру, зачем было вообще появляться в школе? Притворилась бы больной. Опять нелогично.

Подруга-соперница Матвеевой, вторая красавица класса Лена Булатова забросила за спину длинную косу и сказала нарочито громко:

– Уходить с уроков – и с кем? У кое-кого уже совершенно испортился вкус.

Впрочем, Ирка уже не прислушивалась. Все, что происходило теперь вокруг нее, весь привычный школьный мир, друзья и завистники, контрольные и четвертные оценки стали неожиданно чем-то мелким и неважным. Если Земля разлетится на куски, то по сравнению с размером этой трагедии все остальное только досадные мелочи.

Она выскочила из класса и в дверях натолкнулась на училку с классным журналом. Та пораженно отшатнулась, хотела что-то спросить, но девочка уже метнулась к лестнице, где ждал ее Костя.

– Вы куда? У вас будут неудовлетворительные оценки! – крикнула им вслед математичка, но они уже мчались по лестнице к выходу из школы.

– А вдруг твой папа уже забрал компьютер, чтобы его поменять? – спросил на бегу Костя.

– Это было бы ужасно, но, может, мы успеем его перехватить, – ответила Ирка.

Они ворвались в подъезд, проскочили мимо охранника и взлетели по лестнице на площадку. Ира позвонила, но никто не открыл: наверное, родителей в самом деле не было уже дома. Мама поехала рано на шейпинг, а потом должна была заехать к парикмахеру, а за папой с самого утра приехала машина, чтобы отвезти его в банкетный зал ресторана «Славянский базар», где проводилась презентация новой коллекции духов русско-французской парфюмерной фирмы, в которой ее отец был заместителем директора. Ему было уже сорок пять, и он был на десять лет старше мамы, а Ира была у них единственным и поздним ребенком. Когда Матвеев стал в жизни преуспевать, он женился и смог наконец уделить немного времени личной жизни.

5
{"b":"541543","o":1}