ЛитМир - Электронная Библиотека

Пытаясь выудить из компьютера еще какую-нибудь дополнительную информацию, Костик нажал стрелку «Курсор вниз», белая линия скользнула ниже 401 года нашей эры и остановилась на II тысячелетии до нашей эры. В этом месте над графиком был стремительный красный толчок, линия круто и опасно изогнулась, как будто в том столетии произошло нечто из ряда вон выходящее, потрясшее течение времени. Под графиком было уточнение:

«20 мая 2000 г. до н. э. 10.05 утра – планета Земля. ОСНОВАНИЕ ЧЕРНОЙ ИМПЕРИИ».

– Это же ровно четыре тысячи лет назад! – воскликнул Костя. – Сейчас тоже 2000 год, но только нашей эры!

– И тоже май, только не 20 мая, а 12-е… – добавила девочка, не отрываясь лбом от стекла.

Мальчик содрогнулся от страшной догадки.

– То есть ровно через восемь дней…

– Или около того, – горько подтвердила Ирка. Она подошла сзади и положила руки Косте на плечи, заглянув в компьютер. – Они хотят взорвать Землю именно в этот юбилейный год. Неплохо все подгадали! 20 мая 2000 года до нашей эры. Черная Империя основана на планете Земля, а 20 мая 2000 года нашей эры они уничтожают эту планету. Небольшой салют галактического масштаба и восемь миллиардов жертв.

– Чтобы узнать все о Черной Империи, мы должны проникнуть в день ее основания! – решил Костя. – Наверняка с этим днем связана какая-то тайна, которую кто-то хочет скрыть, уничтожив нашу планету.

– На словах все звучит неплохо. Остались пустяки – проникнуть туда и помешать им, – усмехнулась Ира. – Подумаешь, только и дел-то: разведать все тайны Черной Империи, которые она охраняла на протяжении четырех тысяч лет, за какие-то двести часов, которые у нас остались.

– Не за 200, а за 283, – уточнил мальчик, взглянув на таймер в углу экрана. – Но как бы там ни было, времени терять не стоит.

Он выставил на компьютере дату «20 мая 2000 г. до н. э., 9 часов утра» – ровно за час до указанного времени, когда была основана Черная Империя. Некоторая трудность была с координатами, где это произошло, – не бродить же по всей Земле, но Костик с облегчением убедился, что, как только он установил дату, сектор на карте обозначился автоматически: кажется, это была какая-то лесистая, болотистая местность рядом с большим, покрытым густой высокой травой полем, заканчивающимся крутым обрывом, под которым текла река.

Прежде чем нажать «Ввод», подтвердив перемещение, он посмотрел на Иру.

– Ты готова?

– Давай скорее, пока я не успела передумать, – ответила она дрожащим голосом. – Нет, подожди, я возьму папину видеокамеру и бинокль, они могут нам пригодиться.

Она исчезла из комнаты и через минуту вернулась и с тем и с другим. Заодно она захватила из холодильника большую коробку конфет и какую-то кастрюлю с тушеным мясом, оставшуюся от гостей, которые были накануне. Вид у Ирки был довольно решительный, хоть и несколько бледный.

– Ну ты и нагрузилась! А ружья у вас нет? – спросил Костя, подумав, что было бы опасно наткнуться на солдат Черной Империи безоружными.

– Ружья нет, – замотала головой девочка. – Есть только кухонный топорик с зазубринами для рубки мяса. Принести?

– Принеси… Хотя не надо, в другой раз, – неопределенно сказал Телешов и, подумав про себя, что, возможно, другого раза вообще не будет, если их размажет по пространству, нажал на «Ввод».

Верхняя крышка процессора медленно поднялась, и показалось нечто напоминающее спутниковую антенну, только необычайно тонкую и ажурную, словно сплетенную из тысяч коротеньких проволочек. Антенна завибрировала, засветилась, и их обволокло зеленоватым ровным сиянием, которое описывало вокруг процессора круг радиусом приблизительно метра полтора.

Костик видел, что очертания стоявшей возле него девочки как бы растворяются и становятся прозрачными, он посмотрел вниз и обнаружил, что то же самое происходит и с его ногами. Мальчик поднял ладонь и увидел, как сквозь кожу просвечивают все сосуды и видны белые линии костей. Он даже мог видеть свое сердце, сокращавшееся в левой стороне груди под ребрами. А вот и легкие, и желудок – вся его анатомия, как будто он стал медицинским пособием. Но при этом он почему-то не испытывал ни боли, ни ужаса…

Потом в комнате полыхнула ослепительная зеленая вспышка, закрутил мгновенный вихрь, от которого балкон вдруг распахнулся настежь, и ребята, став еще более прозрачными, исчезли.

Комната опустела, только слышно было, как за дверью в коридоре мяукает перепуганный, оставшийся один в пустой квартире котенок.

Глава IV. Боевая группа звездной империи

260 часов до взрыва

Тем временем вызванный ребятами боевой крейсер Черной Империи был всего в нескольких световых месяцах от Земли и продолжал приближаться с чудовищной скоростью – до десяти световых минут в секунду, то есть со скоростью, в шестьсот раз превышающей световую.

Боевой крейсер был плоским, округлой формы и напоминал огромный диск, выпущенный с огромной силой из катапульты. На выщербленной от долгих странствий титановой броне крейсера, на верхней палубе, было две боевые башни со смертельным оружием – лазерным, молекулярным и гравитационным, которое одним залпом могло превратить в порошок и рассеять в пыль небольшую луну.

Команда звездолета Империи, высланная на выполнение особого задания, была небольшой: капитан корабля Гугль, два дубиноголовых ящера – Хрюк и Драгль и змеящийся розовым дымком морх-призрак, который вечно пребывал в спячке в синем кувшине.

Ящеры Хрюк и Драгль были покрыты бронированной чешуей и, поссорившись, колотили друг друга мощными хвостами с зазубринами. Удар этих хвостов был так силен, что вполне мог перерубить ствол столетнего дуба, но ящерам эти оплеухи не причиняли большого вреда: их чешуя была приспособлена и не к таким ударам.

Хрюк и Драгль были двуногие прямоходящие ящеры, ростом каждый метра два с половиной, с плоскими, покрытыми многочисленными шрамами от укусов и ударов мордами и четырехпалыми передними лапами, способными удерживать бластеры, антигравитаторы, лазерные удавки, метательные топоры и любое другое оружие.

Чтобы как-то различать их, ибо все ящеры для нас с вами выглядят на одно лицо, скажем, что Хрюк был чуть выше и мощнее, а Драгль – более подвижным, ловким и более сообразительным, хотя в отношении обоих ящеров о сообразительности судить можно с большими оговорками. На морде у Хрюка была черная повязка, прикрывающая недостающий глаз, который он еще в молодости потерял во время боя с гарпиями.

Гарпии с планеты Дымов – опасные противницы, у каждой из них во рту длинный язык с зазубриной, которым она выстреливает с необычайной меткостью на несколько метров. Язык острием вонзается в жертву, и через ранку в кровь проникает паралитический яд. Хрюку еще повезло: хоть он и лишился глаза, яд гарпий не смог его убить – кровь ящеров состоит из серной кислоты, которая способна разложить любой яд.

Морх-призрак из синего кувшина – хотя вместо кувшина, разумеется, могло быть все, что угодно, просто синий кувшин ему больше нравился – состоял из разумного зеленоватого тумана. Большую часть дня он проводил в спячке и выходил из нее только на час в сутки. Характер у него был необщительный, он постоянно ворчал и жаловался на сырость.

Но в чем морх был действительно незаменим, это в шпионаже. Его туманное тело могло принимать любые формы и превращаться во что угодно и в кого угодно, морх способен был просочиться в любую замочную скважину, не нуждаясь в дыхании – преодолеть любое расстояние, если нужно – стать невидимым и раздобыть любые сведения. Но при этом морх был очень сентиментальным и плаксивым, его легко было растрогать простенькими историями вроде: «У зайки отняли морковку, и теперь бедный зайка сидит под елочкой и плачет». Тогда морх не мог уснуть и тихонько ныл в своем кувшине, издавая воющие звуки.

Но самой любопытной и самой опасной фигурой на боевом крейсере Черной Империи были не ящеры, не морх, а капитан Гугль, старый вояка, которому Император лично доверял наиболее сложные и щекотливые задания.

9
{"b":"541543","o":1}