ЛитМир - Электронная Библиотека

Женщина только ресницами хлопала удивленно.

– О! – восхищаясь (златнями, не мной), выдохнул усатый и попытался облобызать мою ручку. Поверил в сказочку про купеческую дочку! – Будем знакомы, Антус Кронций.

– Вероника, – ляпнула первое, что на ум пришло.

Собственно, на этом «личная жизнь» моей новоявленной опекунши и откланялась. Сообразил небось, что тут у него обломалось.

– Ты что творишь?! – прошипела женщина, заталкивая меня в дом.

Дверь с грохотом затворилась, выражая неприятным звуком всю гамму чувств хозяйки.

– Свободу твою спасаю, – и прямо посмотрела недовольной хозяйке в глаза, целиком и полностью уверенная в собственной правоте. Интуиция подсказывала: поступок был верный. Да и сама Амена разжиться новым мужем вроде как не торопилась. – Можешь не благодарить.

– Да как-то и не собиралась. – Женщина уселась за стол и жестом велела мне занять место напротив.

На лицо непроизвольно легла страдальческая гримаса. Сейчас еще и влетит ни за что ни про что! Но все же подчинилась без лишних слов.

– Ты здорово рисковала, – медленно проговорила попечительница (и ведь даже не соврала почти, она же правда заботится обо мне последние дни!), подперев щеку кулаком. – Он мог начать допытываться.

Мой взгляд будто прилип к обшарпанной столешнице.

– Так не начал же!

Да, я права. Только отчего тогда щеки огнем горят? Вот всегда так: хочешь, как лучше, а получается…

Теплая рука мягко накрыла мои сжатые в замок ладони.

– Знаю, ты помочь пыталась. В этот раз даже получилось. Но на будущее – учись сдерживать свои порывы, – и неожиданно круто переменила тему: – Кстати, давно хотела спросить, какая у тебя основная сила?

Э-э… О чем это она? Я ошалело моргнула.

– Не знаю…

Амена глубоко вздохнула и, кажется, проглотила замечание насчет моей дремучести. Даже обидно немного сделалось. Разве ж я виновата, что сориты образованием вверенной им меня не озаботились?

– Ну, волшба тебе какая лучше всего удается?

А! Так бы сразу и спросила!

– С огнем связанная. – Ответ лишних раздумий не требовал. – В соре я занавески сожгла однажды и сама, когда сильно злюсь, огнем вспыхиваю. Еще воду в лед превращала и так, по мелочи. Только потом еле ноги передвигала. Вроде ничего не делала, а умаялась…

– Так всегда бывает, когда к чужой силе обращаешься, – с улыбкой пояснила женщина.

Я улыбнулась в ответ. Как же все-таки здорово, когда с кем-то можно вот так просто поговорить. Обо всем. О чем угодно… И тут сознание кольнул неожиданно возникший вопрос.

– А откуда ты столько знаешь о… силах?

Моя собеседница заливисто рассмеялась. И в этот момент показалась мне совсем девчонкой.

– Посмотри на меня внимательно… Ничего не замечаешь?

Покорно пригляделась. Да нет, все как всегда вроде. Красивая…

– Ты чужестранка? – брякнула первое, что на языке вертелось. Ох, чувствую, договорюсь однажды!

– Верно, – благосклонно кивнула Амена. – А еще я такая же одаренная, как и ты. Была то есть. Правда, повелевала не огнем, а ветром.

А звучит-то как – повелевала!

Но неужели?..

– Не пугайся, – заприметив, как расширились от ужаса мои глаза, поспешила прояснить положение дел эта загадочная особа, – меня не освобождали от дара принудительно. Там, откуда я родом, подобное вообще не принято. Просто так случилось, что мое призвание вовсе не великие дела, а дом и семья.

От сердца немного отлегло, но я до сих пор взирала на нее с недоверием.

– Силу можно укротить, даже подавить, – продолжала меж тем Амена, изучающе рассматривая меня. – Но ты же не хочешь этого?

Я? Едва ли не впервые что-то зависело от моего желания. Это заставило задуматься, что само по себе для меня редкость. Обычно решения приходят мгновенно, выскакивают из мыслей, точно кузнечики из травы. И именно они оказываются самыми верными.

А тут… Отказаться от возможности колдовать. Легко сказать! Но стоило мне только представить, что больше никогда моих рук (хотя бы только рук!) не коснется ласковое пламя, как сделалось дурно. И губы сами собой произнесли:

– Ни за что.

Амена удовлетворенно кивнула.

– Так я и думала! И знаешь что, из тебя может получиться толк.

Даже не сомневаюсь. Вот только для этого вспыхивать (в буквальном смысле!) по поводу и без явно недостаточно. Управляться с силой ведь где-то учат… наверное. Вот, темнота моя дремучая! Даже простых вещей не знаю. И сдалась я тем магам такая темная?

Посчитав разговор оконченным, Амена вернулась к печи. И тут же зашипела сквозь зубы, скидывая в помойное ведро с десяток обуглившихся оладушек. Я невольно хихикнула.

– Одни расходы от тебя, – по-доброму заворчала хозяйка, прекрасно понимая, что, не будь в ее доме такой вредоносной меня, не было бы здесь и муки для теста, и еще много чего.

– Поклеп! – вскочила я в притворном возмущении, даже руки в бока уперла. Правда, с моей костлявой фигурой вышло как-то неубедительно. Отъедаться надо, притом срочно. – Иди лучше жениху своему несостоявшемуся обвинения предъяви.

– И мешок муки в компенсацию потребуй. – Это в явившемся к завтраку Алике рачительность взыграла. – Может, его хоть тогда жаба задавит и он перестанет под окнами околачиваться.

Повинуясь неясному порыву, я слегка отодвинула занавеску. И точно! Взгляд успел выхватить удаляющуюся спину сборщика податей. Медом ему здесь намазано, не иначе.

– Эдак ты весь дом сожжешь, – посетовал Алик, отодвигая меня от окна. Вернее, от едва не вспыхнувшей занавески.

Я с глубокомысленным видом оглядела собственные ладони, горящие веселым пламенем. Однако… И как теперь это остановить?

– Вот и еще один довод в пользу самоконтроля, – усмехнулась Амена, и сын с радостью ее поддержал.

Весело им, понимаете ли! А обо мне, бедной, кто-нибудь подумал?

Итог оказался плачевным: завтрак стоит на столе и испускает просто умопомрачительные ароматы, а я пожираю его, к сожалению, только взглядом, но взять ничего не могу. Если, конечно, не собираюсь сжечь весь дом к Сумрачному. А я не собираюсь, честно, потому как черной неблагодарностью не страдаю. Вот и терплю стоически, только слюнки глотаю.

– Что с тобой поделаешь? – весело сверкнул на страждущую меня глазами друг и подсел ближе. – Открывай рот.

Далее последовала веселая народная забава под названием «Накорми сиротку». Этот негодник еще и дразниться вздумал! Долго соблазнительным кусочком перед самым носом водит, прежде чем отдаст. Так что уже через несколько минут все лицо оказалось перемазано где сметаной, где вареньем. А тут и Хеллия в игру включилась.

У-у-у, бедная я! Самое большее, что смогла себе позволить, – это цапнуть вредного мальчишку за палец. Не жечь же его, в конце концов?

Обидно, но огонь исчез сразу, как только со стола убрали. Даже себе доверять нельзя!

Глава 3

Уже на следующий день весь городок знал о моем существовании. Кронций сболтнул кому-то, и пошло-поехало. Молва облетела улочки и площади со скоростью ветра, в небольших поселениях так всегда бывает. Еще и подробности неожиданные всплыли. Пара зевак «видела» степенного купца с девчонкой подходящего возраста, а торговка вдруг «вспомнила» пришедшего вместе с юной покупательницей мужчину.

Легенда обрастала фактами, а мне только на руку.

Жить стало значительно легче, местами даже веселей. Не было больше нужды скрываться, и я позволила себе сперва подышать прохладным вечерним воздухом во дворе, а со временем и в город стала выбираться. Больше того – получила платье, о котором уже несколько месяцев мечтала.

Как-то утром мы вместе с Аменой в лавку готовой одежды отправились. Я чуть не приплясывала от восторга. Долго стояла перед витриной, украшенной самыми разными тканями, потом еще дольше изучала предлагаемый ассортимент.

Естественно, почти все наряды оказались мне велики. Но и кое-что стоящее отыскалось.

– Через несколько лет настоящей красавицей станешь, – умилилась Амена, разглядывая меня в обновке.

6
{"b":"541554","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хозяйка книжной лавки на площади Трав
Все формулы мира
Женщина, которая умеет хранить тайны
Я – твой должник
Сказки
#Секреты Королевы. Настольная книга искусной любовницы
Workout. ХЗ как похудеть
Темная империя. Книга третья
Человек 2050