ЛитМир - Электронная Библиотека

– Больно надо! – фыркнула я, выуживая из своих вещей одну из многочисленных баночек, всученных мне Рудиком в первый день пребывания в Боллате, плеснула на ладонь немного ее содержимого и блаженно принюхалась.

Похлопала чистой рукой по плечу это чудо растрепанное, давая знак сесть, и принялась приводить в порядок его шевелюру. Жесткие серые пряди скользили, точно нити в руках умелой пряхи. По мере того как их хозяин приобретал относительно приличный вид, моя обида на него таяла.

– Что там представлять? Как ты оттачиваешь на ней свою властелинистость? Спасибо, я это и так ежедневно вижу.

– Вот как? – Алекс был даже немного разочарован.

– Вот так, – удовлетворенно изрекла я, расправляя по его плечам струящиеся пряди. Не хуже чем у любого эльфа получилось. Конечно, со скидкой на грязно-серый цвет.

Не признаваться же ему, что вчера я всерьез прикидывала наиболее болезненные способы убийства одной остроухой красотки?

– Все было именно так, как говорит Чезариэль, – продолжил властелин.

Я задумчиво покрутила в руках баночку с настоем, вернула ее на место, затем тщательно вымыла руки в тазике с мыльной водой, насухо вытерла махровым полотенцем и ответила:

– Я бы на твоем месте не была так уверена.

Ну вот! Не успела оглянуться, как стала подозрительней Габриэля.

– Ксения… – Алекс подошел ко мне, взял за плечи, разворачивая к себе, и проникновенно заглянул в глаза. – Айлин – мой друг. И она ничем не отличается от Габриэля, Любы или Дармира.

– А еще она эльфийка, – попыталась я спустить властелина на грешную землю. – И вполне логично, что она защищает своего царя.

– Я ей верю.

– А я – нет!

– С каких это пор ты перестала доверять моему чутью? – Алекс воспользовался запрещенным приемом, который вкупе с нежным поглаживанием по волосам (знает ведь, коварный, где мое слабое место, – я разве что не замурлыкала от удовольствия) принес ожидаемый результат.

– Ладно, сдаюсь, – проворчала я. Тем более что никаких разумных доводов у меня все равно нет. Других – тоже нет. И Власа здесь даже в помине не было. А спорила я просто так, из вредности. – Она тебе тоже жизнью обязана?

– Нет, мы учились вместе. Я знаю Айлин не намного меньше, чем себя самого.

Вот оно что! Надо же… А я-то посчитала дивную своей ровесницей или около того. Забавно.

Признаться, я и сама не подозревала ушастых (за исключением одного конкретного) ни в чем особенном. Им в вину можно вменить разве что чрезмерное самомнение, но оно пока еще злодеянием не считается (вот и хорошо, иначе не летать бы мне больше).

Продолжить разговор помешал деликатный стук в дверь. Появившийся слуга вежливо напомнил, что его величество давно нас ожидает. Я хмыкнула про себя. Неужели пять минут – это «давно»?

Алекс решил поторопиться, дабы не осложнять и без того не слишком простые взаимоотношения с эльфами. Я тенью проскользнула за властелином в тронный зал и пристроилась у стеночки. Самое темное место выбрала. Авось не заметят.

Только сейчас появилась нормальная возможность оглядеться в святая святых Чезариэля. В прошлый-то раз было не до того: сперва я набедокурила, потом Алекс накинулся на его эльфячье величество (меня так и подмывало называть царя Зарриком хотя бы в мыслях), а потом нас вообще выпроводили. А поглядеть здесь, между прочим, есть на что. Вот я и наверстывала упущенное.

Тронный зал напоминал миниатюрный лес. Просторное помещение заливал яркий солнечный свет, растительная роспись на стенах создавала ощущение более объемного пространства: не впечататься лбом в стену мне помог исключительно здравый смысл. Под ногами мягким зеленым ковром стлался мох, скрадывая звуки шагов. Тут и там шелестели листочками серебристые березки, на ветках которых выводили трели вполне настоящие птицы. Дышалось здесь на удивление легко, чистый воздух до того напоен травяными запахами, что у меня даже голова закружилась.

Трон казался естественным продолжением большущего дуба. Довольно странное сочетание утонченности, вычурности и природной гармонии.

А напротив него возвышалась мраморная статуя, рядом с которой наблюдалось странное оживление. Я даже отлипла от стены, с которой так старательно пыталась слиться, дабы разглядеть, что там происходит.

Судя по всему, процесс возвращения Фабиэлю его нормальных размеров у ушастых намертво застопорился. Иначе с чего бы дивным расхаживать вокруг этого мраморного воплощения подлости с таким видом, будто мы им не их же собственного эльфа вернули, а слежалого упыря приволокли?

Но окончательно меня ввергло в шок даже не это. Подумаешь, не могут расколдовать предателя ушастого! Тоже мне маги стихийные. В том, что, как обычно, все придется делать самой, сомнений не возникало. С моим-то везением.

А вот то, что среди лучезарных вполне себе мирно расхаживает Даник, – это уже плохо. Уж лучше бы мой… кем он там мне приходится?.. кузен оказался видением – на семейные разборки я сейчас абсолютно не настроена. Хотя пара вопросов к нему все же имеется.

Властелин приблизился к эльфам, перекинулся с ними парой фраз. По сморщившимся физиономиям лучезарных – будто их целый лимон разжевать заставили, а запить не дали – я поняла, что речь шла отнюдь не о погоде. Упрямый блеск серых глаз подтверждал мои домыслы. Похоже, Алекс решил окончательно послать все многовековые традиции дивного народа к лешему и наплевать на этикет. Растолкав магов, он буквально навис над Чезариэлем – тот был намного ниже властелина – и принялся энергично что-то ему втолковывать.

Голоса эльфов вперемешку с птичьими руладами мешали расслышать, что именно говорили друг другу правители, но все и так было ясно. Причина спора стояла аккурат посреди зала, запечатленная в мраморе, и деваться никуда не собиралась.

«Какой он все-таки красивый», – неожиданно для себя с гордостью подумала я, глядя на яростно сверкающего глазами властелина.

«Извращенка», – прозвучало из самого далекого уголка существа. Вздрогнув, я крепко сдавила виски вмиг заледеневшими пальцами. Только раздвоения личности для полной коллекции психозов не хватает.

От пронзительного взгляда прозрачно-голубых глаз у меня зачесался кончик носа. Что он уставился? Чуть дырку не прожег. Соскучился, что ли? Так я сейчас быстро напомню кое-кому о родственных чувствах и всей прелести их отсутствия.

Но осуществиться моим кровожадным планам оказалось не суждено. Не успела я сделать и двух шагов по направлению к столь некстати свалившемуся на голову родственничку, как обо мне вспомнили:

– Ксения, хватит прятаться. Быстро иди сюда.

Я одарила властелина раздраженным взглядом. Мало того что совсем не вовремя, так еще и сильно напоминает команду «ко мне!». Вот и выходи после этого замуж: не успел окольцевать – уже дрессирует.

О Данике пришлось временно забыть.

– Только наличие благородного воспитания не позволяет мне спорить с тобой.

Упрямый властелин действовал Чезариэлю на нервы едва ли не больше, чем беломраморный Фабиэль. Тот хоть молча стоит и не возникает.

– Да ну? – фыркнул Алекс. – А по-моему, отсутствие должного образования мешает тебе согласиться с моими доводами.

Я наградила мужчин вопросительным взглядом. И за какой нечистью я им понадобилась? Вроде и без моей помощи неплохо ругаются.

– Хранительница, – натянуто улыбнулся царственный эльф, – надеюсь, вы соблаговолите просветить нас насчет того, что вы сделали с этим существом, недостойным именоваться эльфом?

– Как это – что? – опешила я. – Обездвижила, конечно.

– Должен признать, у вас довольно радикальные методы, – ядовито улыбнулся Селест, пристально уставившись на меня.

От такого пристального внимания высокопоставленных особ захотелось спрятаться куда подальше. И желательно пожизненно.

– Какие есть, – буркнула я. – А если не нравится, надо было самим ловить его, а не сидеть и ждать, пока за вас это сделает кто-нибудь другой.

– Лекс, где ты ее нашел? – с улыбкой спросил Кайэль. Причем в отличие от своих собратьев он улыбался абсолютно искренне. – Мне всегда казалось, что притягиваются лишь противоположности.

17
{"b":"541555","o":1}