ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как ты смеешь? – вскинулся сэр Берг.

– Смею.

Несколько мгновений он яростно смотрел на меня, потом сгорбился и отвел глаза.

– Действительно, смеешь, – пробормотал сэр Берг.

– Действуй.

Берг встал и подошел ко мне.

– Наклони голову и открой грудь.

Дождавшись, когда я это сделаю, Берг надел мне на шею амулет и прижал его к сердцу. Мгновенная вспышка боли. Несколько мгновений – и она исчезла. Молча я застегнул рубашку.

– Амулет нужно носить поверх одежды.

– Понял, – сказал я. – Дальше что, какие клятвы мне произносить?

– Ничего не надо, все, что нужно, ты уже слышал.

– Заканчивай уже, народ ждет.

Берг опять что-то пробормотал, движение руки – и купол исчез. Игнорируя приятные взгляды хорька энд компании, подхожу к сопровождающим меня лицам.

– Ну как, – спрашивает Дуняшка, – что сказал сэр Берг?

– Давай не томи, – вмешивается Матвей и застывает, глядя на мою грудь.

– Это то, что я думаю?

– Да.

Матвей, переглядываясь с Главом и Ягом, поворачивается к Бергу:

– Я думал, ты мне друг, сэр Берг.

Холодом, исходящим от голоса Матвея, можно заморозить небольшое озеро. Постепенно до всех остальных начинает доходить. Дуняшка застыла и побледнела, нахмурились остальные мои фанаты. Зато до уродов что-то дошло. Приблизившийся ко мне хорек радостно осклабился и поклонился сэру Бергу:

– Сэр Берг, ваша слава не преувеличена. Вы нашли изящный выход из положения.

Берг мазнул его взглядом и вновь уставился в пол.

– Серв… э… простите. Господин ученик охотника. Как дворянин дворянину, я хочу вам напомнить о нашем небольшом разногласии по поводу этой трактирной девки. Давайте выйдем на улицу и закончим наш разговор.

Голос сочится ядом и издевкой. Нет, ну что за кретин, неужели не понимает, где он находится? Не может додуматься, что он тоже мертвец? Матвей или Глав вызовут и прикончат его, как только он разделается со мной. На правила они положат, с прибором. Вон и Абу подозвал к себе одного из своих охранников. Явно не за тем, что бы спросить про погоду. Здесь форпост, и на понты хорька, длину его родословной и влиятельных родичей всем плевать: раздавят как клопа.

И дружки его идиоты – что лыбитесь, вам тоже достанется. А ты «голубок», зачем к хорьку направляешься? Предупредить хочешь? – так поздно.

– Винт, дружище, не мог бы ты уступить право разговора с этим достойным человеком мне? Я хочу разъяснить ему различные толкования слова «любезный».

Нет, умственные способности всей этой компании оставляют желать лучшего. Земля вам будет пухом. Расслабились вы в своих курятниках.

– Нет, Линт, прости, но не могу.

Какой вежливый. Зря тебя мамочка не научила распространять свою вежливость на всех, а не только на своих дружков.

– Господа, если у вас есть вопросы к Владу, вы можете задать их его друзьям. Мы к вашим услугам.

Началось – Глав не выдержал. Зря ты, «голубок», руки Дуняше крутил. Пора народ выводить на улицу, а то здесь и сейчас начнется резня. Вон уже Яг с парой других охотников направляется к остальным друзьям хорька.

– Господа, действительно, пойдемте на улицу, – говорю я и показываю остальным пример, шустро выходя из комнаты.

Взгляд цепляется за обреченно смотрящего вслед Берга. Ты все понял, не дурак. Орхету Пятому в ближайшее время грозит очень серьезное осложнение отношений с королевством Нарина. Стражу позовешь – так народ не поймет и сильно обидится, одними волнениями дело не ограничится. Похоже, я ненароком вскрыл старый гнойник. Ладно, узнаем условия поединка у Матвея.

– Матвей, как все проходит?

– Очень просто: один вызывает и определяет время и место, а другой определяет условия. Такой трюк они хотели проделать с тобой в корчме.

– Очень мудрые условия.

– Такие правила введены, чтобы благородные задиры не повырезали друг друга. Обычный вызов бросают из-за любой причины, вызываемый может выставить замену, но тогда и вызывающий может отказаться от поединка без урона для чести. Пятно позора ляжет на вызываемого. Редко, но бывает вызов, связанный с оскорблением крови и рода, – тогда замена не принимается, бой только насмерть. Если вызываемый убил вызывающего, то оскорбление крови и рода снимается, и никакой кровной мести не будет.

– Какие условия определяет вызываемый?

– Бой сталью или сталью и магией. Другое условие – бой насмерть или до крови. Тебя оно наверняка не касается.

– Понятно. А если вызов крови и рода бросают несколько человек одному?

Матвей запнулся и внимательно посмотрел на меня.

– Если несколько, – медленно начал он, – то вызываемый должен выиграть первый поединок, а потом может выставить себе замену. Дальше бой продолжится по обычным правилам. Насмерть. Что ты задумал?

– Ничего особенного. Хочу дать шанс Главу и остальным прикончить ублюдков без всяких проблем. Сэр Берг беспокоится за их жизни и может неадекватно отреагировать на любые телодвижения. Кроме того, если подонки будут принимать вызовы от охотников, то наверняка бой по правилам будет не до смерти. А Глава это не остановит, как и этих ублюдков в отношении меня. Я прав?

– Прав.

Лицо Матвея было полностью непроницаемым. А мы уже вышли на площадь. Мать моя женщина, за время общения с Бергом количество народа около магистрата увеличилось вдвое. Соскучился народ по развлечениям.

– Любезный, – голос хорька.

Поворачиваюсь и получаю перчатку в лицо.

– Вы нанесли мне оскорбление крови и рода, я требую удовлетворения.

Чего-то подобного я и ожидал. Попробуем сыграть по их правилам в свою игру и прикрыть рвущихся в драку охотников.

– Вы один хотите получить удовлетворение или ваши друзья тоже?

– Когда я с тобой закончу, смерд, то, что от тебя останется, не сможет дать удовлетворения даже куче червей.

И чего ты такой злой?

– Вот и хорошо, значит, они на меня не в обиде. Какие осторожные и благоразумные люди. Их матери правильно воспитали своих сыновей. Я им благодарен.

Легкие смешки на площади.

– Слушай, холоп, – вскипел «голубок», – ты хочешь получить от нас вызов – так получай, смерд. Мы все требуем от тебя удовлетворения за оскорбление, нанесенное нам в корчме.

– Все?

– Да, – ответил мне рев.

Чудненько. Не догоню, так согреюсь.

– Место и время?

– Здесь и сейчас. Условия?

– Условия поединка – сталь. Кстати, тут есть один симпатичный круг. Начнем?

– Торопишься умереть? – заинтересовался хорек.

– Очень.

– Придется подождать, пока мои слуги не принесут все необходимое.

Пожав плечами – не прошло, так и не очень рассчитывал, – я отошел от хорька и направился к скамейке, расположенной у дома на площади. Хион давно зашел за горизонт, но света на улице было достаточно. Вместо него на небе появились Лайя и Тайя. Размером они были немного меньше Луны, но удивительно красивы. Одна луна была жемчужного цвета, без единого пятна на своем лице, другая – розового. Сочетания двух цветов давало невероятно красивую картину. Питер, с его белыми ночами, стыдливо прятался в закоулке.

– На что ты рассчитываешь, Влад? – спросил подошедший Глав и внимательно посмотрел на меня.

Я молча продолжал любоваться ночным небом.

– В драке без оружия ты хорош, даже великолепен. За всю свою жизнь ничего подобного я не видел. Да и кинжалом ты неплохо работаешь. Но на поединке все будет по-другому. Он хороший мечник, это нетрудно заметить опытному человеку даже по походке. Пойми, здесь в почете умение владеть если не магией, то хотя бы сталью. Слуги и создания Падшего очень опасны, и если ты оказался на расстоянии руки от любого из них без меча или боевого топора, то очень скоро попадешь на встречу с Создателем. Даже кинжал почти бесполезен. Пока ты будешь им кромсать того же простого зомби, занятие долгое и почти бесполезное, ему достаточно один раз задеть тебя своими когтями – и ты труп, если не что-то похуже. Кулаками вообще невозможно справиться с нежитью, поэтому мордобой здесь не искусство, а развлечение. Для того чтобы быть спокойным за свою жизнь, даже серв на Севере учится махать топором, не говоря уже о благородных, с детства приученных к оружию. Я вот взял в руки меч…

19
{"b":"541562","o":1}