ЛитМир - Электронная Библиотека

Сразу навалилась слабость. К черту все. Я встаю и осматриваюсь. Левая рука и бок залиты сильно текущей кровью. Порезал меня неслабо. Вперед и с песней к доктору, и как можно быстрее. Кстати, где он? На дуэлях вроде бы положен лекарь. А что за молчание на площади? Все по правилам. Подхожу к краю круга, пытаюсь выйти – не судьба. Линия меня не пускает.

– Господа, выпустите меня отсюда. У меня ранка болит, к лекарю надо.

Маг Ворт, кажется, медленно кивнул, и линии погасли. И тут площадь взорвалась. Шум, крики, вопли. Дуняшка, повисшая на шее, охотники, отбивающие плечи. Радостное лицо Матвея. Финал Лиги чемпионов отдыхает.

– Пустите, бестолочи, ему нужна помощь. – Пробившаяся ко мне Ната оттаскивает сестренку и начинает ощупывать.

– Ната, то, что тебя интересует, находится спереди и ниже, – ухмыляюсь я.

– Тем я потом займусь, если получше не найду, а пока стой ровно – лечить буду.

– А ты это умеешь, язва?

– Вот кретин, через член все мозги вытекли: я все-таки магиня жизни, – пробурчала она.

Огненная волна прокатилась по телу, вызывая сильную испарину.

– Что ты делаешь, сожжешь ведь!

– Все, что нужно, я уже сделала – рану закрыла, яда и другой пакости не обнаружила.

– Так быстро? – пробормотал я, рассматривая тонкие рубцы на руке и боку, оставшиеся от ран.

– А чего ты хотел? Ната – одна из лучших в городе лекариц, – улыбнулся Матвей, обнимая меня.

– Не лекарица, а магиня жизни, – прошипела Ната, – и не одна из лучших, а лучшая.

– Что ж ты, лучшая, рубцы оставила? – давясь смехом, спросил я.

Уж очень потешно выглядела рассерженная миниатюрная блондинка-магиня.

– А насчет рубцов ты к нам попозже загляни – выведем, – хищно осклабившись, сказала Арна.

– Ну все, очухался – выбирай себе замену: остальным тоже хочется поразвлечься.

А вот и Глав, выбив пыль своей ладонью у меня из спины, спешит уделить внимание «голубку».

– Да, хватит время терять.

– Назначай замену.

– Чур, я первый.

– А я – второй.

– Нет, я второй.

Глав, Яг и другие, знакомые и не знакомые мне охотники, начали нетерпеливо требовать продолжения банкета. Дети – и конфеты. Охотники – и особи, имеющие несчастье стать их врагами.

– Мужчины, как вам не стыдно, уступите место леди!

Вот и Арна подключилась, а говорят, что феминизм – современное изобретение. Сча-аз. Посмотрел бы я на тех сумасшедших, рискнувших заявить волчицам об их месте в высокой башне и любимом занятии – вышивании крестиком в ожидании своего суженого.

– Господа и дамы, – величаво обращаюсь я к спорящему народу, – не желая никого обидеть, я предлагаю вам самим определиться с очередностью и, самое главное, с противником.

– Верно.

– Мне вон того, рыженького.

– А мне – толстого.

– А мне – мага.

– Копье тебе в зад. Маг – мой. Другого смертника себе выберешь.

– Я не опоздал? Рыжего запишите на меня.

– Рыжий уже мой.

– Как я тебя со второго уровня тащил, помнишь? Рыжий – мой.

Дался им этот рыжий.

– Арн, а ты что здесь стоишь? Тебе точно нельзя, ты стражник, отойди и не мешай.

Отойдя на пару шагов от толпы ожесточенно спорящих и торгующихся охотников, я сел прямо на мостовую. Какое все же красивое небо. Полосы жемчужного и розового цвета создавали изумительное зрелище. Эх, был бы я художником…

– Я тоже люблю смотреть на Сестер, – подошедшая Дуняша уселась рядом. – Не сиди на камне, простудишься.

– А ты?

– Ко мне болезни не пристают.

Обнявшись, мы вместе смотрели на небо.

– Знаешь, Влад, я всегда очень хотела иметь брата. И вот вчера ты появился. Тебе не понять, как я обрадовалась, – вы, мужчины, очень толстокожие. А сегодня я могла тебя потерять – у меня чуть сердце не разорвалось. Ты так был спокоен, причем не только внешне. Я умею чувствовать людей. Тебе было совершенно наплевать, останешься ты в живых или нет. Я не буду тебя спрашивать о прошлом. Просто знай: если ты умрешь, мне будет очень плохо. Постарайся этого не делать.

– Постараюсь, сестренка.

Судя по смолкшим воплям и ругани, охотники уже договорились между собой. Пора заканчивать с этим делом.

– Влад, как ты? – отозвал меня в сторону Матвей.

– Нормально, Матвей. Знаешь, что я подумал? Вот приехал я вчера с тобой в город, никого не зная, вляпался в пошутилку волчиц. Драка у Абу перехватил, рожи богатым смертникам начистил, сумел выжить на поединке, а теперь охотники спорят между собой, кто из них какого мажора прикончит. Если бы я был обычным человеком, а не тем, кто есть, просто приехавшим в Белгор, – случилось бы это со мной?

– Никто не знает, где найдет, где потеряет. Судьба, значит, у тебя такая. Давай, охотники уже договорились.

Я оглянулся. Вокруг стоят вооруженные до зубов охотники. Когда успели? Вперед вышел Глав:

– Влад, мы решили. Пойдем.

Окидываю взглядом свою замену – Яг Топор, Глав, Арна, великан, сидевший в корчме вместе с Главом, а этих двоих вижу впервые. Пошли так пошли. Небольшой компанией, провожаемые взглядами большой толпы – еще народу набежало: чувствую, что сегодняшний день и ночь запомнятся надолго, – мы приблизились к сэру Бергу. Обреченный взгляд последнего – все понимает, гад, но не давать же себя прирезать ради интересов короны Орхета. Плевать я хотел на эти интересы. Ненавидящие, затравленные взгляды уродов, срочно надевших всевозможные железки. Что, грустно стало, не ожидали такого исхода забавной шутки? Приехали нервы пощекотать опасным развлечением – вот и огребайте веселья по полной.

– Сэр Берг, по праву вызываемого кровью, я выставляю замену на оставшиеся поединки.

Берг кивнул.

– Кто будет ответчиком Жера, барона эл Линта, Лэя, барона эл Скаро, Нола, виконта эл Толани, Кея, барона эл Лари, Зула, барона эл Синта, и Вага, баронета эл Ольта? – спросил он.

– Глав Медведь, Арна Черная, Нэт Копье, Инс Лед, Яг Топор и Трон Гром, – ответил за меня Матвей.

– Условия поединка? – поинтересовался Берг.

– По выбору вызывающих.

Лоб Берга немного разгладился.

– Ваши условия, господа, – обратился он к пока еще живым друзьям хорька.

Некоторое время они совещались, потом вперед вышел «голубок».

– Мое условие – магия и сталь, остальных – сталь.

– Ну что ж, приступим, – сказал Берг.

Глав и «голубок» направились в круг. Секунданты и свидетель заняли свои места.

– Почему условия поединка отдали вызывающим? – спросил я у Матвея.

– Чтобы у них был хоть небольшой шанс, – усмехнулся он. – Ты не знаешь еще, как становятся охотниками. Если бы они выбирали правила, это было бы просто убийство.

– Посмотрим.

– Смотри и наслаждайся.

В отличие от моего поединка, линии не просто засветились, а образовали купол над кругом.

– Бой, – дал отмашку свидетель.

«Голубок» мгновенно окутался серым непрозрачным коконом, из которого в Глава стали бить одна за другой ледяные стрелы. Но охотник не стал ждать встречи с ними. Изображая телом самый настоящий маятник, он быстро приближался к противнику. Стрелы скользили мимо него, исчезая вблизи защитного купола. Вдруг Глав исчез и появился уже около серого кокона, а кусок мостовой, где он находился, покрылся трещинами. Громкий хлопок ударил по ушам. Отблеск цвайхадтера[26]. Крик – и из серого кокона вывалились две половинки когда-то единой головы. Раздались одобрительные крики.

– Матвей, твои комментарии для новичка.

– Мальчик слишком сильно надеялся на свою магию, хотя не очень умел ею пользоваться. Видно, не хватало опыта. Применив ледяной вихрь[27], довольно опасное заклинание, сочетающее в себе защиту и атаку, он надеялся заморозить Глава. Поняв, что не получается, этот Жер Линта запаниковал и пустил в ход воздушный молот[28], один из самых сильных аргументов школы воздуха. На этом бой фактически закончился. Молот – штука хорошая, но ослабляет большинство других заклинаний воздушной школы. А Глав слишком опытен, чтобы этим не воспользоваться. Применив прыжок[29], подобрался вплотную и прикончил щенка, пока ледяной вихрь был ослаблен.

вернуться

26

См. Приложение. Железо средневековой Европы.

вернуться

27

См. Приложение. Плетения и заклинания.

вернуться

28

См. там же.

вернуться

29

См. там же.

21
{"b":"541562","o":1}