ЛитМир - Электронная Библиотека

– Скажите, пожалуйста, вы считаете меня Создателем? – поинтересовался я. – Я не самоубийца и своих бойцов под нож на алтаре не подставлю. Если вам так нужно зачистить эти Красные пещеры, то я могу передать вашу просьбу магистру гильдии охотников Кару Вулкану. Договоритесь с ним о цене и доставку сюда моих братьев организуете. В течение месяца или двух охотники выполнят ваш заказ. Можете и к святошам обратиться, но не рекомендую. Те еще певчие птички.

– Мы не хотим идти на контакт, – сказал гулкий, – с гильдией охотников. Мы не можем этого сделать. От нас все потребуют не денег, а услуг. Клирики тем более. Ты сам это прекрасно понимаешь.

– У нас нет этого времени, – внес свои пять копеек шепелявый, – через четырнадцать дней будет поздно. Соглашайся, охотник, мы оставим тебе артефакт, раз ты пришел за ним. Мы осыплем тебя золотом и драгоценными камнями.

– Вы больные, – поставил я диагноз драконам. – Я отказываюсь вам помогать. Вас обидели эти темные – так сами с ними и разбирайтесь. Я не поведу своих бойцов на смерть.

– Влад, – раздался мелодичный голос у меня в голове, – темные похитили мою первую кладку. Мне нужно вернуть своих детей. Зачисти Красные пещеры. Всему роду драконов это нужно. За последние пятьдесят лет только я смогла принести потомство.

– Так если всему роду это нужно, то почему вы до сих пор телепались? – возмутился я. – Почему до сих пор не приняли решения об оказании услуги гильдии охотников или святошам в обмен на спасение потомства?

– Совет глав родов собирается раз в три года, охотник, – глухо сказал шепелявый. – Только он может принять решение об оказании взаимной услуги. Ближайшее собрание будет через восемь месяцев. Мы не можем принять на себя ответственность за всех драконов на Арланде, приняв обязательства перед кем-то. Наш долг будет касаться всех драконов. Один такой долг и привел к бойне, после которой мы оказались на грани исчезновения.

– Идиотизм, – прокомментировал я. – Полный идиотизм. Что касается остального, то деньги нужны живым, а не ушедшим к Создателю. Вы пытаетесь уговорить меня на смерть? Заявляю: я решительно на это не согласен. Закончили разговор. Я вам сочувствую, но ничем помочь не могу.

Молчание. Ткач, если это твоя очередная хохма на грани моей смерти, конечно, если я найду решение, найду лазейку, а не просто сдохну во время шутки, то меня должны припереть к стенке долгом или угрозой смерти моих близких. Пока ничего этого я не наблюдаю.

– Влад, – сказала дракона, – мы не уговариваем тебя покончить жизнь самоубийством, не просим тебя пожертвовать своими воинами. Как только начался наш разговор, мы поняли, что ты уже общался с драконами. За последние десять лет только трое разумных смогли это сделать, остальные были убиты или прогнаны. Все драконы являются в какой-то степени родственниками. Пока мой муж и отец общались с тобой, я связалась с родичами. После разговора с Грмурхом я догадалась, кто ты такой, а когда ты назвал свое имя, развеялись последние сомнения, Далв Шутник. У тебя есть шанс, ты сможешь это сделать. Грмурх рассказал мне про бой твоего отряда с духами Песка около усыпальниц в Зеркальной пустыне. Он описал твою невероятную удачу и великолепный расчет. Ты не испугался тогда, ты повел своих людей почти на смерть. Почему ты не хочешь помочь нам, как помог султану Рашиду?

– У меня был свой интерес в этом деле, и он не касался золота и драгоценностей. Это раз, а во-вторых, я помогал товарищу. В-третьих, после боя я потерял друга, которому обещал помощь и защиту, и больше не хочу этого делать. Все понятно? – тихо спросил я.

– То есть, – продолжила дракона, – ты не хочешь терять друзей, Влад. А я не хочу терять своих детей, они мне так дороги, что я не смогу жить без них. Как нам поступить, чтобы наши интересы сошлись, охотник? Как?… Ты знаешь, я придумала, как это сделать. Ты можешь отказаться помочь мне, и я ничего тебе за это не сделаю. Мы дали слово, что разойдемся по-хорошему после того, как ты отдашь нам посох мертвых. Но я даю тебе слово, что найду того, кто тебе дорог, и убью его. Отец, муж, не мешайте мне! Это наш единственный шанс! Я убью самого близкого и дорогого тебе человека, и не одного, Влад, граф эл Артуа. Когда ты общался с Грмурхом, твоя защита сознания была несовершенна, и мой четвероюродный дедушка многое узнал о тебе. Я не смогу разрушить твой замок, но гореть он будет хорошо. Как тебе такое мое предложение?

– Отличное, – оскалился я. – Просто великолепное. Как я понимаю, это еще не все. Это только кнут, а где же пряник? Я так люблю сладкое на завтрак.

– Пряник, – усмехнулась дракона, – заключается в том, что в дополнение ко всему предложенному я лично обещаю тебе услугу: я беру на себя долг жизни за каждого спасенного тобой моего детеныша. Более того, я беру на себя долг смерти, и любой, на кого ты укажешь, умрет, чего бы мне это ни стоило.

– Великолепно, – рассмеялся я. – Только есть пара шероховатостей в твоем гениальном предложении. Если ты нападешь на мой замок, то многие влиятельные разумные будут недовольны. После этого мои знакомые и союзники постараются устроить драконам веселую жизнь. Хотя бы некоторым из них. Вы же – одна семья. Вы нарушили свой принцип невмешательства и причинили зло невинным разумным. Как поступят твои родичи при таком раскладе? Они не выдадут тебя сами на расправу?

– Никак не поступят и не выдадут, – протянула дракона. – Я откажусь от своего рода. Я стану отверженной еще до нападения на твой замок. А во время боя я просто погибну. Мои бывшие родичи выплатят компенсацию – и на этом все закончится. Или ты думаешь, что большие деньги не помогут многим сильным мира сего договориться со своей совестью?

– Серьезная заявка, – согласился я. – Сумасшедшая отверженная дракона убита, и никаких претензий быть не должно… А если получить еще и деньги за моральный ущерб от самых могущественных разумных Арланда, то вообще просто праздник какой-то. Но некоторые ненормальные, и я в том числе, все равно будут мстить. Чему ты удивляешься? Я попытаюсь убить твоего мужа, отца, эту болтливую скотину Грмурха, сто якорей ему в зад. Подглядывать он любит, так пусть посмотрит на свои кишки, вуайерист крылатый. А не смогу проредить вашу семейку – все в жизни бывает, – так нервы всем твоим родичам попорчу. Права моей личной мести за родную кровь не сможет оспорить никто. Это вторая шероховатость в твоем плане.

– Ты осмеливаешься угрожать драконам? – удивилась неадекватная дракона.

– Да, – радостно улыбаясь, подтвердил я. – Некоторое время назад я считал, что друиды причастны к смерти моей подруги. В результате этого Закрытый лес, расположенный около моего замка, слегка сгорел, а я прикончил больше двадцати хранителей, не считая их мелкой живности. К сожалению, необратимо сдохли только семеро друидов, а остальных смогли вернуть к жизни, но и это мне доставило чувство глубокого морального удовлетворения. Кстати, классную конференц-связь вы устроили. Мои воины слышали наш увлекательный разговор?

– Нет, – озадаченно произнес гулкий, – только мы вчетвером. У твоих воинов хорошая защита сознания. Влад, не принимай всерьез мою дочь. Она вне себя от горя. Прости ее и подумай над нашим предложением. Действительно, сейчас ты наш единственный шанс.

– Понятно, – улыбнулся я, – вы посовещайтесь между собой и подумайте, как нам разойтись миром. Контракт на таких условиях меня не устраивает. Думайте: головы у вас большие и наверняка мудрые.

Я повернулся к своему отряду и поставил полог молчания. Хрен вы что-нибудь сможете сейчас подслушать из нашего разговора, филины-переростки.

– Что? – мгновенно спросил Ольт.

– Мой план удался, – ответил я. – Удался больше, чем я надеялся. Ткач в игре, это его хохма. Короче, есть халтурка на зачистку маленькой погани, размещенной в бывшей загородной резиденции герцогов Тария. Ничего сложного в работе нет. Там полтинник магов и колдунов, большинству из которых под тысячу лет, духи, рыцари тьмы и кое-что еще по мелочи в общем размере нескольких сотен. Дел всего-то на полчаса. Хватит ухмыляться. Эти темные хулиганы умудрились похитить кладку драконы. Пред вами была она, ее ротозей-муж и маразматик-отец. Рептилии настойчиво уговаривают меня покончить жизнь самоубийством и вас с собой прихватить. Мол, одному там будет скучно, а в компании самое то. Я долго ломался, как девочка, и пока разошлись при своих. Самое главное, что я не приперт к стенке долгом. На их пряники в виде золота и посоха мертвых по большому счету мне чихать. А единственное, что могла предложить сверху отчаявшаяся мать, – так это долг жизни и долг смерти за каждого спасенного дракончика, это в качестве конфетки. А в качестве ложки рыбьего жира юному мальчонке по утрам – это я себя имею в виду – атака драконой замка Стока. Мол, откажешься мне помогать, откажешься спасти тех, кто мне дороже жизни, – так и твоим близким достанется. Ольт, ни на что больше ткача не хватило.

17
{"b":"541565","o":1}