ЛитМир - Электронная Библиотека

– Займемся, – успокоил его я. – Так займемся, что ты с грустью будешь вспоминать недавние каникулы и вечерние посиделки с миской несъедобной каши.

Глава 4

И чем вы хотите меня удивить?

Наконец-то, суки, я увидел предмет вашей неиссякаемой гордости. Гвардеец, твою дочь убили при помощи этого? Тебя хотели казнить таким же вечным огнем?

– А это, – продолжил экскурсовод показывать мне достопримечательности местного Эрмитажа, – наша гордость и наша жизнь. Взгляните, Слав, на темное пламя. Правда, потрясающее зрелище?

Полностью с тобой согласен, удод. Зрелище незабываемое. Посредине громадного зала, как и все остальные помещения данного ВИП-комплекса, вырубленного в толще скалы из красного мрамора, горела тьма. Лепестки черного пламени извивались и сплетались друг с другом, изредка подбрасывая к потолку искры мрака.

– Великолепное зрелище, – равнодушно сказал я. – А зачем вы, мастер Нерисан, мне все это показываете? Вы ведь знаете, что я не являюсь поклонником Проклятого.

– Разрушителя, Слав, – улыбнулся темный. – Ты можешь смело называть его истинным именем. Я показываю тебе нашу обитель, потому что так захотел великий мастер Нарвион. Ты должен понять, кто является истинным владельцем герцогства Тария. У вас не должно остаться никаких иллюзий. Мы или партнеры, или у вас ничего не получится, Слав.

Сча-аз, все у меня получится. По крайней мере, я надеюсь на это. Запугать меня решили, падлы, так не надо так грубо работать. Учитесь у товарища Бендера. Ты даже парабеллум мне еще не предложил, а уже разводишь на бабки. Хрен тебе в грызло! А пятерых рыцарей тьмы, что возбужденно сопят за моей спиной, ты вообще мог и не привлекать к конвоированию моей тушки. Плевать я на всех хотел. А на тебя в особенности.

– Уж позвольте мне, мастер Нерисан, называть Темного – Проклятым, Падшим, Продавшимся Тьме, Пожирателем Сущностей и так далее. Сначала я начну говорить всуе его истинное имя, потом стану баловаться жертвоприношением во славу Падшего, а что будет дальше?

– Мы с радостью примем в наш круг такого воина и мага, – напыщенно ответил этот болван. – Вы ведь наверняка хотите увеличить свою магическую силу? Такую возможность мы вам предоставим. Посмотрите на меня, Слав. Я ведь был обычным магом, но, когда я принял покровительство Разрушителя, когда я получил возможность использовать силу Его, я стал тем, кем являюсь сейчас. Я – правая рука могущественнейшего из смертных великого мастера Нарвиона!

Крий, мне за тебя уже обидно. Оказывается, не ты главная шишка в темном муравейнике за пределами погани Белгора. На твоем месте, Крий, я бы давно послал сюда группу исполнения. Тебя же не уважают! А ты, мастер Нерисан, дешевая шестерка, которую эта полумумия, Нарвион, поставила на внезапно ставшее вакантным место. Спасибо драконам, однако. Ты кто такой по жизни, чтобы указывать, что мне делать, холоп?! Давно на конюшне батогами не пороли?

– Ведь согласитесь, Слав, – продолжил удод расправлять павлиний хвост глупости и высокомерия, – что вы всего лишь мастер магии Льда и в поединке со мной у вас нет никаких шансов. А все потому…

– …что вам, колдун, – перебил я его, – за стенами Красных пещер цена медяк, не больше. Вру, если вы захотите провести ритуал призыва силы Проклятого и поцарапать мне шкурку, то ваша цена возрастает до трех медяков. Мне придется просто быстро вас убить с небольшим риском для своей жизни. Я в любом месте обладаю одинаковой силой, мастер Нерисан, вот и все. Поэтому сильные и – или – умные маги, служащие Падшему, не становятся колдунами, полностью зависимыми от его силы. А вне средоточия силы Проклятого используют для повышения своего могущества камни боли.

– Это одно и то же! – возмутился придурок.

Нет, с этим болваном разговаривать бесполезно. Он безапелляционно отвергает все, что не соответствует его мировоззрению, тщеславию и всему остальному. Техника работы с камнями боли совершенно другая, чем обычная магия плюс сила Проклятого, это раз! Второе: эти камушки – аккумуляторы силы, и ими можно воспользоваться почти мгновенно, конечно, если ты умеешь это делать, а на ритуал призыва силы Падшего вне таких вот чудесных мест нужно время. А третье – камушки боли по существу стоят недалеко от границы между обычной магией и служением Проклятому. Почти на границе, с небольшим заходом в черноту. Они созданы при помощи магии Смерти, ужаса и боли разумных, твою мать, а не являются квинтэссенцией зла в чистом виде. Норк, спасибо тебе опять. Как мне тебя не хватает, приятель.

– Довольно, мастер Нерисан, – прервал я возмущенные вопли полудурка. – Даже здесь ваша жизнь в поединке со мной не стоит пяти медяков. Я боевой маг, который провел сотни схваток, у меня громадный опыт, а вы чем можете похвастаться? Сотнями принесенных в жертву Проклятому разумных? Я устал от вас и вашей глупости. Примите мой вызов здесь и сейчас. Я вас убью, и это будет хорошим окончанием нашего спора.

– Господа, – раздался нежный женский голос за моей спиной, – не надо ссориться. Я прошу вас об этом.

Легкие шаги – и перед нами оказалась вполне симпатичная девчонка. Миниатюрная брюнеточка с зелеными глазами. Интересное сочетание, да и фигурка хорошая. Кстати, а сколько этой девчонке столетий? Или мне нужно сразу закладываться на тысячу с лишним лет? Спросить ее? Не стоит, я позже воткну в тебя парочку бандерилий, хотя ты телка, а не бычара. Так, подруга, что-то мне не нравится твой чудесный лепет, ласковая улыбка, откровенное платье и провоцирующее поведение. Вон как этот остолоп размяк и смотрит на тебя бараньими глазами. Ладно, скопирую взор этого мастера Нерисана. А с бандерильями я погорячился. Тебя злить не нужно – тебя необходимо убивать прямо в загоне. Правильно поступают бесстрашные испанцы, что не выпускают на арену буренок. Среди четвероногих участников корриды коров нет. Ведь эти дамочки во время атаки своих глазок не закрывают. Тореадорам-то жить хочется, девушку помять после выступления, а еще…

– Конечно, – улыбнулся я, – я с удовольствием прогуляюсь с вами, Дара. Как можно отказать такой прелестной девушке?

Я предложил свою руку темной леди. Хотя леди назвать эту сучку невозможно. Так, а что у нас показывает очередная моя бахрома? Ни хрена себе! Повелительницу Крови с темным оттенком и кое-что еще показывает мое плетение. Вот это да. Темная мастерица, однако. А кого я еще ждал, когда специально пошел на конфликт с болваном? Ну чо, кровососка, совершим променад? Провожаемый ненавидящим взглядом удода, который пытался просверлить во мне дыру, я с Дарой возобновил экскурсию. Проф, Эллина, Четвертый, хорошо, что вы заложили мне основы работы сознанием двумя потоками, но я могу вам сказать, что Трана выше в этом деле всех вас на голову. Помимо лоботомии, она за два дня еще и вбила в меня своеобразный аванс за предстоящую работу. Хотела сработать по максимуму, но темные уроды слишком быстро прибыли на мой пляж. Одно плохо: опыта работы в таком состоянии у меня маловато. Так, пора у Земы перехватывать управление моей речью и телом.

– Конечно, Дара, – я улыбнулся темной прелестнице самой обворожительной улыбкой передовика-комбайнера, – вы целиком и полностью правы. Но этот мастер Нерисан совершенно невозможный тип!

Орлы, все управление я беру на себя, не вмешиваться. Слишком опасным стал наш разговор. Она может слишком рано просчитать мою первую маску самоуверенного и недалекого вояки. Я зря перевел в конфликтную фазу разговор с удодом? Я зря выманивал на себя крупную дичь, пытаясь избавиться от спесивой и самодовольной мелочи?

– Я не терплю оскорблений от комнатных собачек, – жестко сказал я. – Тем более когда интересы затрагивают мой кошелек. Вот с вами, Дара, я надеюсь найти общий язык и взаимопонимание.

– Я не сомневаюсь в этом, Слав, – обрушила на меня артобстрел глазками Дара, – я могу многое для этого сделать.

Все правильно, осла нужно подгонять морковкой, вывешенной перед его мордой. А то, что она в конце пути ему может и не достаться, так это совершенно другой вопрос. А слова «сделать многое» – это не слово «все».

20
{"b":"541565","o":1}