ЛитМир - Электронная Библиотека

– Светит, но не греет! Лето, тоже мне… А ты все о детях, да? Как самочувствие-то? Не тошнит?

Лена несильно пихнула ее кулаком в бок и на миг повернулась к аптечному окошку. Усталая женщина, взяв у покупателя деньги, вдруг выронила купюру и грудью налегла на крошечный прилавок, выпучив глаза и широко раскрыв рот. Всю ее затрясло, словно кто-то пропускал через тело несчастной ток. Никто еще не успел ничего сказать, как она упала в тесное пространство между шкафчиками с лекарствами.

– Больно, дурочка! – пискнула Света, и Лена только теперь поняла, что от страха стиснула ее запястье. – Ой, а где продавщица-то?

– «Скорую» вызовите! – хрипло закричал какой-то старик, одновременно пятясь, напирая спиной на толпу. – Эй, девушка! Коллеге вашей плохо!

– Надя, идем отсюда! – хрипло крикнула пожилая дама дочери, ухватила ее за руку и потащила к выходу, расталкивая покупателей. – Они тут сами все больные, творится черте-те что…

И все разом подались к дверям. Подруги, стоявшие в хвосте очереди, не смогли бы остаться в аптеке, даже если бы захотели, – их просто вынесло людским потоком. Лена не успела даже испугаться неожиданному припадку продавщицы – да мало ли что могло с ней случиться! Но какой-то древний, в генах сидящий ужас заставил сердце забиться раненой птицей, когда она увидела лица бросившихся прочь людей. Никто и не подумал помочь продавщице, никто не старался соблюсти хоть какие-то приличия: толпа просто ломилась к выходу. В дверях возникла давка, кого-то прижали к стеклянной двери, кто-то истошно закричал…

– Счастье, что мы не у окошка были! – Светку вместе с Леной вытеснили из аптеки в числе первых, и они легко отделались. – Ты смотри, прямо ополоумели все! Ленка, отойди, отойди дальше!

Света потянула подругу в сторону от выхода – люди, в основном благообразного вида старики и старушки, оказавшись на свободе, бежали прочь не разбирая дороги. Спустя минуту аптека опустела, только за стойкой напарница упавшей аптекарши что-то кричала в телефонную трубку. Лена все не могла сойти с места, так удивила и напугала ее внезапно возникшая паника. Не слушая без умолку несшую какую-то чушь Светку, она смотрела на дверь, в которой только что давили друг друга три десятка человек. На стекле осталась полоска крови – то ли из губы, то ли из носа прижатой женщины. А может быть, это просто помада? Внизу валялась сумочка, за которой хозяйка не смогла нагнуться, а потом или забыла, или испугалась вернуться. И тогда на четвереньках, содрогаясь всем телом в агонии, из аптеки появился последний покупатель, тот самый старик, что просил позвонить в «скорую». Его лицо стало почти синим, он задыхался, выпученные глаза уставились прямо на Лену. Старик протянул к ней дрожащую руку и упал навзничь.

– Ты что, совсем дура?!

Крик Светки остановил Лену, уже сделавшую первый шаг.

– Может, у него сердечный приступ!

– Давай позвоним, пусть приедут! Но подходить нельзя! Идем отсюда, Ленка, я боюсь!

Лене тоже было страшно, и она позволила отвести себя в сторону, на ходу доставая телефон. Но позвонить не успела: Света вдруг сильно толкнула ее в сторону, и мобильник вылетел из рук. В здание, от которого они еще не успели отойти, врезался легковой автомобиль, и, не заметь его Светлана, обе оказались бы раздавлены о стену. В стороны полетели осколки фар, у запаркованных неподалеку машин сработала сигнализация. Лена увидела водителя, с выпученными, как у старика в дверях аптеки, глазами, на губах его выступила розовая пена. С глухим ударом еще один автомобиль, не вписавшись в поворот, подскочил над бордюром и въехал на тротуар.

– Бежим! – Светка совсем ошалела и первая помчалась прочь. – Беги от дороги, беги!

Если бы Лена не была так напугана, она, конечно, не бросилась бы за подругой во двор, прочь от собственного подъезда, находившегося буквально в двух шагах. Но в эту секунду ей важнее всего было не остаться одной. Слева, подчинившись крику Светланы, тоже побежал изо всех сил какой-то паренек, бросив с перепугу любимый скейт. Из-за угла дома вышла целая семья с полными пакетами продуктов из «Пятерочки». Завидев бегущих навстречу, дети подались назад, а рослый и полный отец набычился.

– Бегите, поубивают всех машинами! – взвизгнула Светка на бегу и скрылась за углом.

– Какими еще машинами? – рявкнул мужчина, но тут же тихо и растерянно выругался: с улицы донесся еще один удар, на узкой дороге образовалась пробка. – Что творится-то? А ну, бегом!

Он переложил пакеты в одну руку, просто взвалил на плечо младшего сына и тяжело побежал вдоль дома, на ходу обернувшись и рявкнув что-то опешившей жене. Мальчик выронил мороженое и заревел на всю улицу, то ли от страха, то ли от потери. Жена побежала было следом, но набитый пакет порвался, и она неловко нагнулась над раскатившимися по асфальту овощами. Дочь, тоже с мороженым, собралась было помочь матери, и только тогда женщина закричала.

– Танька, дура, какие овощи?! Беги за папой, беги!

Все-таки зачем-то схватив большую картофелину, она сильно толкнула дочь в спину, и та, взвизгнув, сразу изо всех сил помчалась за отцом, обгоняя мать. Лена провожала их глазами, когда перекошенное Светкино лицо оказалось прямо перед ней. Подруга ухватилась за воротник Лениной куртки и сильно тряхнула.

– Окаменела, что ли?! Бежим!!

– А куда бежать-то?!

Крики ужаса и детский плач доносились со всех сторон. Вокруг одни падали, корчась в агонии, другие в страхе бежали, но бежали-то во все стороны! Только что эти улицы, дворы в будний день выглядели полупустыми и вдруг наполнились движением, ужасом. Отчаянно гудели клаксоны машин, где-то сверху разбилось стекло. Лена задрала голову, и мир закружился вокруг нее, она почувствовала тошноту. Несмотря на тягостное ожидание приближения чего-то чудовищного всех последних дней, катастрофа разразилась так неожиданно и быстро, что ее сознание отказывалось поверить в реальность происходящего. Лена зажмурилась. Ей хотелось проснуться в холодном поту и с бьющимся сердцем, чтобы тут же пойти в душ, где обрывки ночного кошмара уйдут в сток вместе с мыльной водой. А потом конечно же позвонить маме! Неужели и там, в тихих измайловских двориках, творится то же самое? Она обязательно должна была узнать… Но где же Паша, что с ним, как он доедет по забитой разбитыми автомобилями дороге?

– Ленка, не оставляй меня! – Светлана не кричала, спокойно попросила, и именно поэтому Лена не только услышала ее, но и нашла в себе силы вырваться из накатывавшегося обморока. – Давай где-нибудь спрячемся и переждем, а? Ты только не умирай, как все!

Лена открыла глаза. Она лежала на асфальте, посреди затихавшего двора – те, кто не упал и не умер на месте, разбежались. Только возле «Пятерочки» еще продолжались крики и будто бы начиналась драка. Света, бледная, как панночка в советском фильме «Вий», присела перед ней на корточки. У нее даже губы посинели.

– Ну и видон у тебя! Краше в гроб кладут! – с некоторым удивлением услышала Лена свой голос.

– На себя посмотри! Завалилась, как барышня тургеневская, и разлеглась! Встань, пожалуйста! Я боюсь одна.

Ноги были словно чужие, да и Светка вся дрожала. Инстинкт требовал убраться с открытого места и, конечно, держаться подальше от нескольких тел, оказавшихся неподалеку. Кое-кто из упавших еще подрагивал. Поддерживая друг друга, девушки отошли в сторону, к кустам и редким деревцам возле школьного забора.

«Хорошо, что занятий нет! – почему-то подумалось Лене. – Дети, без родителей, в школе, а тут такое происходит…»

– Ну и тютехи мы с тобой! – заговорила Светка, приседая возле березки. – Все убежали, а мы остались! Все из-за тебя!

– Не все убежали. – Лена нервно ощупала карманы. – Телефон не могу найти! Дай свой, мне надо позвонить!

– Ой, подожди, я первая! – Светка тут же выхватила мобильник и даже отодвинулась в сторону, будто подруга могла его отнять. – Я быстро! А твой у аптеки валяется, может, еще поищем!

Точно, теперь Лена вспомнила. Телефон вылетел из рук, когда на тротуар въехала первая машина… Оглянувшись через плечо, Лена увидела, как тот человек, что все еще подрагивал ногой, приподнялся на локтях. Невнятная, не сформировавшаяся еще надежда заставила вздрогнуть. Значит, не все умерли? А может быть, еще половина поднимется? Или даже все?

2
{"b":"541568","o":1}