ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, – соврала Жанна.

– Что ж, это неплохо. Потребуется помощь – обращайся.

Жанна уткнулась в свою тарелку.

А вечером в доме появился Игорь с гитарой и деревянным ящиком, который он тут же поставил в центре гостиной, прямо на дорогой ковер. Сабуров вздохнул, но ничего не сказал. Лара только что привезла Элю с занятий бальными танцами, проходя на кухню, она задержалась и с иронией спросила:

– Что сие символизирует?

– Мебель, – коротко ответил Игорь. Взглянув на него, Жанна невольно подумала: «Ангел огня».

– Тебе что, мебели не хватает? – усмехнулась Лара. Гостиная была обставлена с отменным вкусом.

– Так это твоя мебель, – ответил Ангел огня. – Я что, должен признать, что это верх совершенства? Она же отвратительна! Как и все, что ты делаешь!

«Игорек, Игорек», – покачал головой Сабуров, а Лара разозлилась:

– Хам! А еще сын интеллигентных родителей! Папа – профессор, мама – заслуженный деятель культуры! А сынок болтается без дела, хотя и в институт его пристроили, и кормят с ложечки, и баю-бай на ночь поют. Не в коня корм! Может, ты подкидыш?

– Это ты кукушкино дитя, – разозлился Игорь. – Попала всеми правдами и неправдами в чужое гнездо и давай наводить свои порядки! Скоро всех отсюда выпихнешь!

– И еще она чужие вещи сжигает, – вмешалась в разговор Жанна. – Бумаги из кладовки зачем уничтожила?

– Как это уничтожила? – удивился Игорь.

– А так, – отрезала Лара. – Запомни: если не мне, то никому. Я тебя предупреждала? Не поможешь мне с аранжировками и с протекцией, сожгу все. Я знаю, что у тебя влиятельные друзья. Раз пришел сюда – значит, согласен. Согласился ведь?

– Слушай, у тебя совесть есть? – нахмурился Игорь.

– Это еще не все, – торжествовала Лара. – Ты кое о чем забыл, дорогой! У близкого тебе человека есть семья. Жена. Ты понял? Жена!

– При чем здесь это?

– А при том. Раньше мне нужен был он, а теперь ты. Если ты не захотел в свое время на него повлиять, то, может, он теперь на тебя попробует? Ему светлая память Сабины до фонаря. Светит, но не греет. Отыграем все в другую сторону.

– Постойте-постойте, – опомнился наконец Сабуров. – О чем, собственно, речь?

– Игорек знает, – таинственно ответила Лара.

Ангел огня зло сказал:

– Все это в твоих фантазиях! И не мечтай, чтобы я тебе помог из-за такой глупости! Все равно никто тебе не поверит!

– Да что ты? – с иронией приподняла брови Лара. – А как еще объяснить ваши отношения с Сабиной? Думаешь, она не бывала откровенной с близкой подругой? Не припомнишь, в каких позах вы занимались любовью? Я могу…

– Замолчи! – не выдержал Сабуров. – Да как ты смеешь?! Девочки бы постеснялась!

– Ах да, – притворно вздохнула Лара. – Я совсем забыла, что среди нас есть дети. Как-то в голову не пришло, что до двадцати лет можно в наше время сохранить чистоту и невинность. Разве что в инвалидном кресле.

Жанна чуть не расплакалась. Да как она смеет! Бить в самое больное! Захотелось в горло вцепиться этой гадине. И пальцы сжать так, чтобы она замолчала навсегда. Собака!

– Я тебя убью! – крикнула она.

– Замучаешься, – равнодушно бросила Лара. – Чтоб ты знала, у меня есть пистолет. И это всех касается. Только не думайте, что я кого-то боюсь! Кого здесь бояться? Калека, неудачник и импотент! Вот вы все у меня где!

Лара сжала кулачок. И напомнила, обращаясь к Сабурову:

– А ты, Сережа, вспомни, как погибла твоя жена. Девочку ты заставил замолчать, но меня…

– Замолчи! – во второй раз не выдержал Сабуров.

– Что вы имеете в виду? – с удивлением спросил Ангел огня.

– Ах да, среди нас есть непосвященные! – обрадовалась Лара. – Так что, Сережа, расскажем трогательную историю о чудесном выздоровлении Жанны? Почему она появилась в этом доме? Почему ты благотворительностью вдруг начал заниматься? До сорока лет обходился без этого, даже в церковь не заглядывал, милостыни ни разу не подал, а тут вдруг проняло! Увидел девочку в инвалидном кресле на переезде и проникся! В память о Сабине! Ха-ха!

– Ты, Игорь, знаешь, что Лара – женщина с фантазией, – пожал плечами Сабуров, обращаясь к Ангелу огня.

– Ну, разумеется, Сергей Васильевич, – согласился тот. – Уж кому, как не мне, это знать!

– Знать вы можете что угодно, но делать будете так, как я скажу! – отчеканила Лара. – Я пойду на кухню, займусь ужином, детей надо накормить, а то эта мерзавка совсем разленилась! Ну – ничего! И на нее у меня найдется управа! Сжигая бумаги Сабины, я обнаружила интереснейшую запись. Хотела зачитать вслух, да повода не нашлось. Хорошо бы сделать это за праздничным столом, в торжественной обстановке. Но я подожду. Вас, господа, ждет еще много сюрпризов! А то вы питаете иллюзии по отношению друг к другу. Я – стерва, а вы белые и пушистые. Хотите такими остаться – играйте по моим правилам. А нет, так все в вас будут пальцем тыкать. И еще: чтобы этой мерзости я своем доме больше не видела! – Лара ткнула пальцем в деревянный ящик, добавив: – А то тоже полетит в огонь!

И скрылась в дверях кухни. В гостиной повисла напряженная пауза. Всем стало неловко.

– У меня день рождения скоро, – сказала Жанна, чтобы хоть как-то разрядить атмосферу. Сабуров невольно вздрогнул:

– Вот вам и повод!

– Будет скандал, Сергей Васильевич, – тихо произнес Игорь.

– Так что ж теперь, не праздновать? – вздохнул тот. Жанне вновь захотелось расплакаться. Заметив, какое несчастное у нее лицо, Сабуров поспешно добавил:

– Конечно, мы его отпразднуем! Только без детей. У Эли новогодняя елка в школе, соседский мальчик учится в том же классе. Думаю, они не откажутся ее захватить. На всякий случай с ними отправится Сережа. Если будет скандал, то к возвращению детей все утихнет. Не хочется, чтобы они стали свидетелями. В доме и так ненормальная обстановка с августа месяца. И вообще: пора это прекращать.

– Так мне приходить или нет? – спросил Игорь.

– Да! – поспешно ответила Жанна.

– Ну, раз именинница приглашает, разумеется, приходи! – усмехнулся Сабуров. – Днем, часика в два.

Потом они пили чай. Лара в гостиной больше не появилась, детей покормила на кухне, затем те разошлись по своим комнатам, Лара ушла к себе, зато Жанна старалась изо всех сил. Почему-то ей хотелось, чтобы Игорь увидел ее в благоприятном свете. Она даже отправилась провожать его до машины, накинув на плечи теплую куртку.

– Ну, пока, – кивнул Ангел огня. – Рад, что мы познакомились.

– Я тоже, – тихо сказала она.

«Жигули» уехали. Жанна, немного прихрамывая, направилась к дому. Вышедший на крыльцо Сабуров заботливо спросил:

– Жанна, ты не перестаралась? Надеюсь, Олег Николаевич тебя вразумит. Он обещал, что уж на день рождения приедет обязательно. Соскучилась?

– Да. Конечно! – кивнула она.

Сабуров вдруг погрустнел и с тихим вздохом сказал:

– Пойдем в дом, холодно. Не лето.

– Сергей Васильевич, а сколько Игорю лет? – спросила Жанна, вновь очутившись в гостиной.

– Игорьку? Ну, года тридцать два – тридцать три. Я не уточнял.

– Не может быть! – удивилась Жанна. – Я думала, лет двадцать пять! Он такой… такой… И он вас на «вы» называет! А ведь вам…

– Мне сорок, – спокойно сказал Сабуров и, заметив, что Жанна всерьез огорчилась, рассмеялся: – Что, много? Ну, не переживай так! Это я должен переживать! А что касается Игорька… Единственный ребенок, избалованный мальчик из хорошей семьи. Зачем ему взрослеть?

– Лара намекала на то, что он и Сабина… Словом… – она густо покраснела.

– Ты поменьше слушай Лару!

– А бывает так, что всем кажется, будто мужчина и женщина любовники, а на самом деле ничего такого нет? – замирая, спросила она.

– Что ж. Все бывает.

– А почему Лара назвала его импотентом?

Сабуров вдруг рассмеялся:

– Лара – это Лара. Для нее всякий, кто ее отверг, импотент. Она считает, будто одной ее красоты достаточно, чтобы мужчина загорелся страстью. И вовек не потухал. Считает, что если переспала с ним, то получила со всеми потрохами.

21
{"b":"541613","o":1}