ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ВОЖДЬ. A-а. Я распорядился перенести всё ко мне. Целее будет.

ВУДУ. Я думаю, часть коробок будет целее, если перенести их ко мне.

ВОЖДЬ. Так говорят духи болота?

ВУДУ. Они.

ВОЖДЬ. Хорошо, надо подумать.

ВУДУ. Не надо думать, надо перенести. И вот еще что беспокоит меня, Гого: пришелец совсем не признает наших основ…

ВОЖДЬ. Если бы он признавал наши основы, дорогой Вуду, у него бы не было зеленки и фестала. Он бы танцевал голый, с кольцом в носу, возле вашей хижины, если бы признавал наши основы.

ВУДУ. Дорогой Гого! Ваши слова изумляют меня. Духи болота могут возмутиться ими не на шутку…

ВОЖДЬ. Пускай духи болота подумают, как нам не сдохнуть от малярии возле наших основ, уважаемый Вуду. Пришелец нам полезен; пускай проповедует, что хочет… пока может. Нам нужны лекарства и керосиновые лампы, еда и вода, нам нужны средства против москитов и туалетная бумага… Или вам нравится подтираться листвой? Нет? Тогда объясните это, пожалуйста, духам болота. И попросите их не мешать мне!

6

АЛЬБЕРТ стонет и открывает глаза. Он лежит в хижине, рядом сидит АГУНЯ.

АГУНЯ. Очухался, красавец.

АЛЬБЕРТ. Кто вы?

АГУНЯ. Ну здрасьте. Сразу видно, что не местный. Я – Агуня, родная теща вождя.

АЛЬБЕРТ. A-а, да. Очень приятно.

АГУНЯ. Еще бы тебе не было приятно. (Нежно.) Я бы тебя съела.

Альберт слабо улыбается в ответ.

Лежи, лежи, малохольный.

АЛЬБЕРТ. Зачем вы едите людей?

АГУНЯ. Так исторически сложилось.

В хижину входит ФЕМА. У нее в руках половинка кокоса. Она не смотрит Альберту в глаза.

ФЕМА (протягивая кокос). Вот. Пей.

АЛЬБЕРТ. Что это?

ФЕМА. Пей. Надо.

АГУНЯ. Прибавляющее сил. Не бойся.

АЛЬБЕРТ. Я не боюсь. Я ничего не боюсь.

АГУНЯ. А вот это – зря. Но, если я еще не совсем ослепла, – от этой девочки зла тебе не будет.

АЛЬБЕРТ. Спасибо. (Пьет.) Спасибо, Фема. (Улыбается ей.) Очень вкусно.

ФЕМА. Ы-ы-ы! (Растопырив пальцы, рычит – и убегает, счастливая.)

АГУНЯ. Ну, малохольный, держись.

АЛЬБЕРТ. Сколько ей лет?

АГУНЯ. Ее глаза видели пятнадцать разливов реки.

7

Спустя пару дней.

Племя отдыхает на опушке. Все в майках с эмблемами ООН. Некто на протяжении всей сцены изводит спичечный коробок: зажигает спичку, дожидается, пока она догорит до пальцев, и с воплем роняет на землю. Потом вынимает следующую.

ПЕРВЫЙ. И чего вчера, этот… – опять бла-бла-бла?

ВТОРОЙ. Ага. Только сначала в зад иглой колол.

ПЕРВЫЙ. Тебя?

ВТОРОЙ. Всех.

ПЕРВЫЙ. И Вождя?

ВТОРОЙ. Вождя первого.

ПЕРВЫЙ. Смелый… А потом?

ВТОРОЙ. Потом бла-бла-бла. Сначала про этого… Христа; потом – любить ближнего (хлопает по заднице жену); потом – типа что Земля круглая, как кокос.

Первый ржет в голос. Второй молча достает из мешка глобус, снимает с оси и катит по направлению к Первому.

ВТОРОЙ. Вот. Он сказал: это – Земля.

ПЕРВЫЙ. Это? А где мы?

ВТОРОЙ. Я там ногтем процарапал.

ПЕРВЫЙ (рассмотрев). А где карачуры?

ВТОРОЙ (встревожившись). Ой. Не знаю.

ТРЕТИЙ. А еще он картинки показывал.

ПЕРВЫЙ. Интересные?

ТРЕТИЙ. Ага. (Вынимает из-под шкуры выдранный лист, расправляет.) Вот. Лео-нар-до! Человек в разрезе, представляешь?

ПЕРВЫЙ. Чего там представлять. А там что?

ТРЕТИЙ (переворачивая лист). Там другой, тоже поврежденный… Как его? (Жене.) Ты учила.

ЖЕНА. Святой Себастьян.

ПЕРВЫЙ (разглядывая Себастьяна). У, крови-то!.. Как думаешь, он сейчас живой?

ТРЕТИЙ. Вряд ли.

ПЕРВЫЙ (сглатывая слюну). Жалко…

8

ВОЖДЬ входит в хижину к АЛЬБЕРТУ.

ВОЖДЬ. Доброй ночи!

АЛЬБЕРТ. Доброй ночи, Вождь!

ВОЖДЬ. Читаете?

АЛЬБЕРТ. Читаю.

ВОЖДЬ. Благородное занятие. Я тоже когда-то читал.

АЛЬБЕРТ. Как?!

ВОЖДЬ. Как все, в школе. В городе. Папа хотел, чтобы я стал человеком. А потом папу съели, я вернулся сюда… Ну и не до чтения стало. Пока навел порядок, все зубы сточил. Во! (Показывает.) Как движется дело просвещения?

АЛЬБЕРТ. Мы только в самом начале пути.

ВОЖДЬ. Наша благодарность велика. Укрощенный огонь согревает людей; лекарства защищают их от лихорадки. Однако скажу вам правду: этого мало. Народ Цапли горд, но многочисленен. Нам нужна одежда, вода, еда… Все время. А то, что вы привезли, уже кончается.

АЛЬБЕРТ. Ну что вы!

ВОЖДЬ. Вы уж мне поверьте. Того, что было в грузовике, в настоящий момент почти нет. И с каждым часом этого становится еще меньше. (В ответ на недоумение Альберта.) Да! Мы воруем. Это тоже традиция.

АЛЬБЕРТ. Послушайте!..

ВОЖДЬ. Будем реалистами, мой друг. Тысячелетние привычки не одолеть сразу. Нужно время. Чтобы Народ Цапли дожил до светлого будущего, нам требуется постоянная помощь мирового сообщества. Вы же не хотите нашей смерти?

АЛЬБЕРТ. Ну что вы!

ВОЖДЬ. Я знал, что не ошибся в вас! Спасибо, спасибо, друг! (О своем.) Какая у вас мягкая рука…

АЛЬБЕРТ (освобождая руку). Но – погодите…

ВОЖДЬ. Не будем ждать. История дает нам шанс. Что это у вас?

АЛЬБЕРТ. Это? Рация.

ВОЖДЬ. Это такая штучка, по которой можно связаться с мировым сообществом?

АЛЬБЕРТ. В каком-то смысле – да. А откуда вы знаете?..

ВОЖДЬ. Дорогой Альберт! Весь этот дарвинизм так обостряет интуицию. Свяжитесь поскорее со своей конторой, попросите их прислать нам предметов первой и второй необходимости.

АЛЬБЕРТ. Уважаемый Вождь! Я готов вам помочь, я хочу помочь! – но для этого Народ Цапли должен, по крайней мере, перестать всё время воровать и, разумеется… ну вот…

ВОЖДЬ. Прекратить человекоядение?

АЛЬБЕРТ. Да.

ВОЖДЬ. Не требуйте от нас невозможного.

АЛЬБЕРТ. Но…

ВОЖДЬ. Поймите, это наши традиции. Наши предки проливали за это свою кровь. Здесь каждый клочок земли пропитан ею.

АЛЬБЕРТ. Сожалею, но тогда у нас ничего не получится.

ВОЖДЬ (печально). Это шантаж.

АЛЬБЕРТ. Нет! Поймите – иначе нельзя! Людоедство…

Вождь делает протестующий жест.

Ну хорошо, неважно! Как ни называйте, это несовместимо с цивилизацией!

ВОЖДЬ. Альберт! Давайте поговорим как взрослые люди.

АЛЬБЕРТ. Я не ребенок.

ВОЖДЬ. Вы младенец, Альберт! Вы максималист. Вы хотите всего сразу, но чего вы добьетесь? Из-за вашей принципиальности эти несчастные останутся без лекарств и чистой воды. Они будут ползать в трясучке и умолять лесных демонов не забирать их детей. Это будет чудовищный откат назад. Через полвека никто тут не вспомнит, что такое кипяченая вода. Вы этого хотите?

АЛЬБЕРТ. Нет.

ВОЖДЬ. Вы считаете людоедом меня – считаете, считаете! – но даже не представляете, с кем приходится иметь дело мне! Хотите, я вас познакомлю с нашим колдуном, Вуду, и его друзьями, хранителями заветов?

АЛЬБЕРТ. Не хочу.

ВОЖДЬ (смеется). Ну то-то. Я ведь сдерживаю ситуацию из последних сил. Лет десять назад мы тут ели друг друга поедом, только хруст стоял. В праздники съедали человек пять, да жертвы демонам, да в каждое полнолуние – по младенцу. А теперь едим одних карачуров. Это прогресс.

АЛЬБЕРТ. Хорошенький прогресс…

ВОЖДЬ. Какой есть! Давайте договоримся, Альберт: терпение и еще раз терпение. И – компромисс. Если сюда приедет новый грузовик с гуманитарной помощью… – что вы так удивились? Если сюда приедет еще один грузовик, мы рассмотрим вопрос о сокращении человекоядения до разумных пределов.

12
{"b":"541620","o":1}