ЛитМир - Электронная Библиотека

Нелепая эта угроза (ведь сорвись парень, вниз полетели бы оба и, упав с такой высоты, непременно переломали бы себе конечности) никак не подействовала. Рекрут тоненько заскулил, в отчаянии закрутил головой.

Болотники внимательно наблюдали за ним. Каю или Гербу стоило только встать на колени и протянуть руку вниз, чтобы помочь несчастному. Но они этого не сделали.

– Держись, гадюка! – рявкнул мужик и моментально сменил грозный тон на умоляющий. – Ну соберись, миленький… Ну немного же осталось… Козлина ты вонючая…

– Помогите! – заголосил парень, обращаясь явно к болотникам.

– Рекрут Агвар, – заговорил Кай. – Тебе следует опереться на левую ногу, переместить вес тела на левую руку – и приподняться на две ладони, чтобы правая рука угодила в щель.

Голос болотника звучал спокойно и размеренно.

– По… помогите, сэр Кай… – всхлипывая, запричитал парень. – Во имя Нэлы Милостивой, помогите мне!

– Я же помогаю тебе, рекрут Агвар, – с некоторым удивлением отозвался Кай. – Я говорю – нужно опереться на…

– Дайте руку, сэр Кай! – завизжал парень. – Нет мочи держаться уже! Я пальцев не чую! Во имя Нэлы, явите каплю сострадания!

– Ты слышал, что я сказал, – проговорил Кай. – Другой помощи я оказать тебе не могу. Сострадание и состоит в том, чтобы предоставить тебе возможность помочь себе самому. Потому что ты в силах сделать это. Проделав это лишь раз, ты утвердишься в том, что глупо уповать на кого-то, просто боясь добиться желаемого самостоятельно.

– Нет сил! Нет сил, сэр Кай, добрые господа!.. Ежели я одну руку отпущу… – взвизгнул парень, – я сорвусь! Сэр Кай! Добрые господа! Сэр Герб!

– Ах ты падаль болотная! – взревел вдруг его напарник, предпринимая рывок вверх. – Дай только до тебя добраться, скотина, я т-тебе…

Рыча и плюясь от ярости, мужик взобрался повыше.

– Ставь ногу на мое плечо! – рявкнул он. – Ставь, говорю, подлюка!

Парень последовал его совету и, немного опомнившись, все-таки поднял голову и углядел ту щель, о которой говорил ему болотник. Он подтянулся к ней, уцепился… и через пару ударов сердца уже стоял рядом с рыцарями. Вслед за ним вылез и мужик – страшно оскаленный, только присутствием Кая и Герба удерживаемый от того, чтобы немедленно учинить расправу над своим напарником.

– Рекрут Маар выполнил задание, – ровно проговорил Герб, хлопнув мужика по плечу. – Рекрут Агвар с заданием не справился.

– Слюнтяй он, а не рекрут… – пробубнил мужик. – Я вот как думаю, сэр Герб…

Тяжелый удар о землю и глухой стон, раздавшийся внизу, прервал речь рекрута Агвара. Рекруты, те, кто ожидал своей очереди взбираться на стену, и те, кто уже успел справиться с заданием, сочувственно заохали, собравшись вокруг человека, рухнувшего вниз с высоты в три человеческих роста.

– Рекрут Барац выполнил задание, – спокойно прокомментировал Кай.

Проводив взглядом четверку мужиков, уносивших рекрута Бараца, прижимавшего к груди неестественно вывернутую руку, Эрл покачал головой.

– Как это понимать? – проговорил он. – Этот… Барац просто свалился, как куль с мукой, – и он выполнил задание?

Болотники услышали короля, хотя он не повышал голоса.

– Рекрут Барац, ваше величество, перерезал веревку, связывавшую его с напарником, – объяснил Герб. – Перерезал тогда, когда понял, что вот-вот сорвется и утянет напарника за собою.

– Однако он не взобрался на вершину башни, – возразил король. – Что – насколько я могу судить – и является условием выполнения задания. Это… просто милость рекруту за его добросердечие?

– Вовсе нет, ваше величество, – сказал Герб. – Давая это задание рекрутам, мы имели целью научить их доверять и помогать тому, с кем делаешь одно общее дело. Барац до того, как стал рекрутом, долгое время работал на западе королевства, в шахтах Глубинных Троп. Там этот урок усваивается быстро. Если будешь думать только о себе – погубишь и себя, и своих товарищей…

Эрл задумчиво потер подбородок. Потом взял Литию под руку. Король и королева двинулись дальше по галерее.

Довольно долго они молчали. Кажется, Эрл ждал, что скажет Лития. Но та ничего не говорила.

– Сокровенная Крепость – это утопия, – произнес наконец Эрл. – Может быть, у моих братьев и получится воспитать из некоторых рекрутов – людей Долга, но пропустить через Училище всех людей Шести Королевств… или даже одного только Гаэлона… это все равно что попытаться просеять через сито пески орабийских пустынь.

– Ты не веришь в Сокровенную Крепость? – подняла брови Лития.

– Откровенно говоря… нет, не верю. Не совсем верю.

– Создание Крепости – трудное дело, – сказала королева. – Очень трудное. Невероятно трудное. Самое трудное, какое только можно вообразить. Но – не невозможное. Потому что основное, чему учат на Туманных Болотах, – поверить в собственные силы. Когда ты понимаешь, что для тебя нет ничего невозможного, тогда и получаешь право называть себя рыцарем-болотником.

Эрл промолчал.

– Вот странно, – продолжала между тем Лития. – Ты не вполне поверил в злонамеренность Высокого Народа, но отказался от союза с эльфами. И утвердил создание Училища, хотя не очень-то веришь в успех предприятия болотников… Все твои действия как бы… осознанны только наполовину…

Эрл остановился и обернулся к своей жене.

– Что ты хочешь этим сказать? – спросил он, и голос его прозвучал резковато.

– Только то, что сказала, – пожала плечами жена.

Эрлу показалось, что на дне ее глаз блеснула льдинка.

– Мой Долг – чересчур тяжел, Лисичка, – не отдавая себе в том отчета, он впервые назвал так Литию при свете дня. – От моих решений и действий зависят жизни многих тысяч людей. И теперь скажи мне, могу ли я, зная это, предпринимать что-либо, не колеблясь и не сомневаясь?

– Но ведь ты… – Лития говорила очень тихо. – Ты… продолжаешь колебаться и сомневаться и тогда, когда решение уже принято…

– Очень часто на принятие решений дается слишком мало времени. Наступает такой момент, когда…

Громкий торопливый топот позади не дал королю договорить. Обернувшись, Эрл и Лития увидели пажа Бастиана, пухлого мальчишку лет десяти, который отличался тем, что, несмотря на внешность неповоротливого увальня, всегда и всюду поспевал первым. Быть Бастиану лучшим из пажей всех Шести Королевств, если б он не входил в число тех людей, для которых исполнить поручение быстро не всегда означало исполнить поручение качественно.

– Ваше величество! – размахивая руками, кричал Бастиан. – Ваше величество! Скорее, ваше величество!

За несколько шагов до короля паж опомнился и попытался остановиться, но скорость, с которой он бежал, оказалась столь велика, что мальчишка, споткнувшись, покатился по полу.

– Ваше величество! – выдохнул он, ткнувшись носом в королевские сапоги. – Там… такое случилось!..

– Поднимись и говори толком, – велел Эрл.

– Его поймали, ваше величество! – вскочив на ноги, радостно сообщил Бастиан. – Прямо так – р-раз, и все! И поймали! И пикнуть не успел, родненький, как скрутили его! Одним махом!

– Кого поймали и скрутили? – смеясь глазами над сбивчивой скороговоркой пажа, переспросила Лития.

– Его! – торжествующе выкрикнул Бастиан и вдруг осекся. – Забыл имя… – промямлил он. – Имя такое дурацкое у него… я и забыл. Как сюда бежал – помнил, а как шмякнулся…

– Окажется, что напрасно меня взбаламутил, всыплю дюжину плетей пониже спины, – не совсем, впрочем, серьезно пообещал Эрл.

Вслед за мальчишкой уже бежали придворные. Вид у них был взволнованный и растерянный. За придворными громыхали кольчугами и алебардами стражники.

– Действительно, случилось что-то важное, – проговорила Лития.

Эрл двинулся навстречу придворным.

– Он там, ваше величество! – крикнул бежавший первым. – Внизу, в Парадном зале! Прикажете спустить его в подвал?

– Да кого спустить в подвал?! – рявкнул Эрл.

– Его самого, ваше величество, – сообщил придворный, метнув на Бастиана быстрый взгляд. – Которого поймали…

13
{"b":"541625","o":1}