ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не забывайте, герр Вранке, нам предстоит гражданская война. А у нее другие правила и законы. У марксиста Франца Меринга есть пособие по тактике уличного боя. Один из рецептов таков: женщины целуют солдат, мужчины стреляют в офицеров. Задача – не разгромить врага, а перетянуть на свою сторону. Кстати, и в этой войне Пугачев примерно так же побеждал окраинные гарнизонные команды, пока не столкнулся с кадровой армией.

– И как вы намерены применить марксистские наработки на степных холмах? – недоверчиво спросил Вранке.

– Очень просто. Мы находимся со своим оружием в цепи застрельщиков. Заметьте, даже наши пистолеты-пулеметы стреляют гораздо дальше тогдашнего… теперешнего гладкоствольного оружия. А винтовка способна подавить несколько артиллерийских батарей – достаточно расстреливать хотя бы наводчиков. Но, наверно, даже до этого не дойдет. Достаточно убивать офицеров.

– Не совсем по-рыцарски, – пробормотал майор Келлер.

– Простите, а что, в августе четырнадцатого года на французском и русском фронте нашей пехоте приказывали в первую очередь выбивать рядовых? – живо возразил Вернер.

Келлер надулся, будто хотел сообщить, что именно его, Вернера, тогда на фронте не было. Но спорить с фактом не стал.

– Итак, мы с безопасного расстояния убиваем командующих боевого порядка, развернутого против нас. Потом убиваем всех, кто берет командование на себя. Инициативных офицеров всегда немного, особенно в русской армии. И когда в полках императрицы уже некому командовать, к солдатам подходят женщины с водкой, казачьи атаманы, может, даже мятежные попы. Они объясняют солдатам, что единственный законный царь – Петр III. Попы могут добавить что-нибудь про небесную кару, постигшую офицеров. Между тем наша цепочка приближается – и когда прискачет командующий, мы ликвидируем и его. На каком-то этапе оставшиеся офицеры просто спасаются бегством. Итог: на сражение потрачено тридцать – сорок патронов, а мы не просто победили неприятеля, но привели к присяге всю вражескую армию.

– К повторяющейся тактике противник привыкает, – с недоверчивым интересом заметил Келлер.

– А мы не позволим к ней привыкнуть! Если мы согласимся предоставить свои услуги Петру Федоровичу, а он их примет, то придется как можно скорее стать лучшими военными консультантами. Для этого возьмем Оренбург – с гранатами и пистолетами нетрудно захватить сектор вала и удержать до подхода штурмовой колонны. После этого мы обещаем царю новые победы, если он примет нашу тактику. Придется реорганизовать армию: создать регулярное интендантство и подобие военной полиции – мародерство может погубить наилучшую тактику. В интенданты можно взять немцев из менонитов – их поселки относительно недалеко.

– Не забывайте, солдаты останутся русскими, – заметил Вранке.

– Герр Вранке, неужели в вашем полку не было хиви? Если русских хорошо кормить и четко объяснять, что от них требуется, это очень дисциплинированные солдаты. К тому же, где гражданская война – там идеология. Создадим подобие института комиссаров. Пусть объясняют, что слуга Спасшегося Царя не должен обижать население любых классов и сословий.

– Ладно, идеология – ваше дело, – хмыкнул майор Вранке. – Предположим, в захваченном Оренбурге сформирована дисциплинированная и мобильная армия. Дальше?

– Еще до весны – рейд в центр России. Несколько полевых побед и, как полагается на гражданской войне, эффект домино. Сначала отдельные солдаты убегают из полков. Потом к нам переходят целые подразделения и гарнизоны. Города сдаются без осад, наместники провинций вступают в переговоры. Нельзя забывать: на раннем этапе восстания Петр Федорович еще не включил в свою программу тотальную ликвидацию дворянства, поэтому поле для маневра остается у обеих сторон. Настает момент, когда зачаточная буржуазия, духовенство и даже аристократия приходят к выводу, что договоренность лучше сопротивления. Царица Екатерина заключена в тюрьму или становится постоянной гостьей Фридриха Великого, а донской казак, – Вернер понизил голос, – садится на трон. А дальше – два варианта. Вы догадываетесь какие?

– Я не люблю политику, но постараюсь догадаться, – в голосе Келлера появился энтузиазм. – Подобно Троцкому новый царь распускает армию и вообще отменяет государство, чтобы удовлетворить своих приверженцев. Но настоящая анархия бывает лишь в брошюрах. Россия распадается на десятки, если не сотни казачье-разбойничьих княжеств, которые воюют друг с другом и обирают подданных. Или второй вариант: новый царь правит по-прежнему – и против него затеяна новая революция. Результат тот же: десятки воюющих княжеств.

– А потом, – столь же восторженно перебил его Вранке, – спасителем России от анархии становится наш Фридрих. Ведь прусские войска нельзя разоружить по той же схеме, да мы и не будем это делать. Несколько полков наводят в России порядок, и мы получаем столько жизненного пространства, сколько необходимо нации. Этот вихрь принес нас спасти Третий рейх!

– Не рейх, а Германию, – уточнил майор Келлер. – В этом случае некоему талантливому, но увлекающемуся художнику придется прославлять свое имя только натюрмортами – восток станет нашим задолго до его рождения. Но что же от этого получим мы?

– Во-первых, доживем до утра. В худшем случае погибнем – но не сразу, как будет в случае отказа, – сказал Вернер. – Но, скорее всего, нам за наши заслуги удастся получить какое-нибудь Псковское герцогство или Ярославское княжество. А когда придет прусский король, мы попробуем сыграть в генерала Монка. Может, даже сохраним титулы, став королевскими вассалами.

Вранке вообразил себя герцогом, Келлер его слегка высмеивал. Вернер тоже пошучивал и тихо напевал «Заводы, вставайте…». Унтер Шмидт стал подсвистывать. Еще тише – но Келлер заметил это и удивленно посмотрел на него.

Дверь в царскую горницу распахнулась.

– Царь немцев требует, – гаркнул кто-то. А так как немцы задержались – обтирали пальцы, громко добавил: – Эй, шагай до царя, не журись. Кат уже пьян, до утра не повесим.

Чуть-чуть отряхнувшись и почти не пошатываясь, гости из сталинградского котла вошли к царю. Вранке подбадривал себя «Вахтой на Рейне», а Вернер напевал что-то из Эрнста Буша.

Дверь закрылась.

II. 127 лет спустя

«Правильно ли я сделал, взяв иллюстратором Адольфа? – подумал Александр. – Ведь Эльза рисует лишь немногим хуже. А если наша работа победит, мне придется ехать в Сибирь с Адольфом, а не с ней».

Впрочем, Эльза уже побывала в Сибири и даже на Камчатке, так что не очень обидится. А работа, задуманная Александром, была сложной. Ведь реферат, посвященный альтернативной истории, назывался: «Что было бы, если бы Екатерина победила своего спасшегося мужа?» Тема не менее интересная, чем высадка в Англии Великой армады, гибель в море экспедиции Колумба или захват турками Вены.

– Давай так. Буду тебе читать, кратко. А ты помечай, где будешь делать иллюстрации.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

13
{"b":"541669","o":1}