ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Государственные учреждения периодически оказывают содействие при привлечении внешних инвестиций, развитии торговли и потребления, но чаще они играют сдерживающую роль. Руководство и предприятия мегаполисов и крупных городов в развивающихся странах являются двигателями местного экономического роста, благодаря которому создается дополнительный доход для центральных правительств. Государство не создает благосостояние, в лучшем случае оно способствует росту городов. Города умножают благосостояния государств. Государства являются получателями экономической выгоды, создаваемой городами, но никак не создателями этой выгоды.

По данным Глобального института McKinsey за 2011 год, в 600 крупнейших городах мира было сконцентрировано 20 % мирового населения, и они создали капитал в размере 34 триллионов долларов, другими словами, приблизительно половину от валового мирового продукта (ВМП). К 2025 году ожидается, что крупнейшие 600 городов удвоят свои ВВП до 65 триллионов долларов и добавят 67 % к ВМП[8].

В развитых городах паритет покупательной способности (ППС), на основании которого рассчитывается ВВП, стремится к покупательной способности Запада. На сегодняшний день уровень жизни в городе Шеньчжень в Китае равен уровню жизни в Чикаго, а количество представителей среднего класса в этом городе выше, чем в Чикаго[9]. Жизнь в Шанхае и Пекине дороже, чем в Нью-Йорке. В период с 2007 по 2010 год ВВП крупных городов Китая вырос с 20 до 37 % от ВВП крупных городов США[10].

К 2025 году распределение ВМП, произведенного развитыми и развивающимися странами, вполне может быть обратным. По оценкам Парижской школы экономики, к 2025 году Китай будет вторым после Соединенных Штатов по номинальному ВВП, и ВВП Китая будет равен двум третям от ВВП Европейского Союза (ЕС) и половине от ВВП США[11]. Экономика Китая по состоянию на 2010 год была равна экономике США по состоянию на 2000 год. Также к 2025 году ожидается, что Индия будет на шестом месте по экономическому развитию и ВВП Индии будет равен ВВП Франции[12]. Эпицентр мировой экономики смещается от городов развитых стран к городам развивающихся стран.

Почему это происходит? Почему экономическое развитие Азии и других развивающихся регионов начинает затмевать экономическое превосходство Запада? Запад ожидал, что будет в течение продолжительного времени доминировать на политической и экономической арене после того, как закончилась «холодная война» с Советским Союзом. То, что экономические гиганты из развивающихся стран поставят под сомнение превосходство Америки, стало неожиданностью.

Ответ прост. С момента подъема государств в девятнадцатом веке сравнительные политика и экономика основывались на федеральных данных. Государства сравнивались по показателю абсолютного номинального ВВП, а не по ППС и не по темпам прироста ВВП. Номинальный ВВП рассчитывался в долларах США, а не на основе ППС, т. е. сравнительного расчета того, сколько людям стоит жизнь в разных странах при одинаковых стилях жизни. Номинальный ВВП в развитых странах – это историческое наследие. Темп прироста ВВП по ППС – это современная движущая сила.

Данные по стране не отражают разницу между ВВП городов внутри страны или же вклад города в ВВП государства. Например, в 2011 году 15 крупнейших городов Индии дали 56 % от ВВП страны, при том что население этих городов составляло 7,5 % от населения Индии[13]. Другими словами, показатели национального ВВП отстают от показателей по городам внутри страны. Города растут быстрее, чем страны. Города являются более привлекательными рынками, чем страны в целом. Города – это экономические локомотивы стран.

По оценкам PricewaterhouseCoopers[14], ежегодный темп прироста в Бразилии за период с 2010 по 2025 год составит менее 3 %, в то время как прогноз по ежегодному темпу прироста для Сан-Паулу на тот же период составляет 4,3 %, а для Рио-де‑Жанейро – 4,2 %. По оценкам, ежегодный темп прироста в Индии составляет 5 %, в то время как темп прироста для Мумбаи и Нью-Дели оценивается в 6,3 и 6,4 %, соответственно. В случае с Китаем, в котором ежегодный темп прироста за этот же период, по оценкам, составит 5,5 %, темп прироста в таких крупнейших городах, как Шанхай, Пекин и Гуанчжоу, превысит темп прироста в стране на целых 10 %. В 2012 году ВВП города Тяньцзинь вырос на 16,4 %, в то время как ВВП Китая вырос на 10 %. В Соединенных Штатах Америки в 2011 году темп прироста в Сан-Хосе в Калифорнии за предыдущий год составил 7,7 %; в Хьюстоне – 3,8 %; а в Мидланде в Техасе увеличение ВВП достигло 9,5 %[15]. Эти цифры значительно превышают показатель темпа прироста ВВП США, равный 1,7 %. К каким данным должны обращаться предприятия для инвестиций в расширение рынка – к данным по стране или по городу?

Экономический рост обеспечивается не формированием государственности, а национальной политикой, привлекающей мировые частные инвестиции в промышленность, торговлю и потребление крупнейших растущих городов как в развитых, так и в развивающихся странах. Такие инвестиции являются катализаторами индустриализации и коммерческого развития городов, в которые они поступают. Это способствует урбанизации за счет необходимости в новых навыках, дополнительном образовании, усовершенствовании инфраструктуры и технического потенциала, увеличении роста личных доходов населения и количества представителей среднего класса, стимулировании малых предприятий-поставщиков, а также более активном образовании капитала, стимулировании торговли, инвестиций и потребления.

Формирование городов, а не государств всегда было ключом к подъему на развивающихся рынках. Мегаполисы и крупные города мира имеют ВВП на душу населения, на 80 % превышающий ВВП на душу населения в странах, на территории которых эти города находятся[16]. Ожидается, что к 2025 году из 25 крупнейших городов с ежегодным средним доходом семьи свыше 20 000 долларов в ППС только 12 будут находиться в развитых регионах, а именно: Токио, Нью-Йорк, Лондон, Париж, Рейн-Рур, Осака, Лос-Анджелес, Сеул, Чикаго, Милан, Рандстад и Мадрид[17]. Остальные 13 городов, по прогнозам, будут находиться в развивающихся странах: Шанхай, Пекин, Москва, Мехико, Сан-Паулу, Мумбаи, Каир, Гонконг, Тайбэй, Шеньчжень, Стамбул, Дели и Буэнос-Айрес.

Хотелось бы проиллюстрировать экономическую силу городов на примере Китая. В 1980 году Дэн Сяопин, лидер Коммунистической партии Китая, учредил специальные экономические зоны (СЭЗ) в пяти китайских городах на восточном побережье, чтобы испытать рыночную экономику по прошествии десятилетий государственного планирования. Для эксперимента были выбраны следующие города: Шеньчжень, Чжухай и Шаньтоу в провинции Гуандун; Сямынь в провинции Фуцзянь, а также вся провинция Хайнань. Эти города стали свободными торговыми и экономическими зонами, особыми экспортными и промышленными регионами, свободными портами и зонами городского предпринимательства.

Первые притоки иностранного капитала в Китай, а именно в данные городские зоны, поступили не из западных стран, а из частных офшорных китайских капиталов Гонконга, Сингапура и других заграничных китайских инвесторов. За этим последовал западный корпоративный и финансовый инвестиционный капитал. Однако не все эти китайские инвесторы были из капиталистических стран. Некоторые находились в странах, которые на тот момент были социалистическими, например в Индонезии.

Когда была организована специальная экономическая зона Шеньчжень, она состояла из небольшого рыбацкого городка и торгового города в 30 000 человек, расположенного на площади не более 3 квадратных километров, застроенного разрушенными зданиями, где не было даже светофора. Новый урбанистический ландшафт экономического развития должен был заменить это унылое поселение. Из всех специальных экономических зон Шеньчжень обладал самой большой степенью свободы в отношении инноваций в рамках экономической политики. К 1982 году к СЭЗ были добавлены дополнительные районы муниципалитета Шеньчжень, и таким образом ее население составило 351 871 человек[18].

6
{"b":"541674","o":1}