ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Различия в прочих факторах, помимо фактора дохода, таких, как средний возраст населения, количество и размер семей, уровень образованности населения, определят проблемы и возможности для занятия бизнесом в данных крупнейших городах, а также городах из более широкого рейтинга McKinsey, включающего 600 городов. Транснациональным и местным компаниям нужно будет адаптировать их стратегии и действия к различным профилям городских ландшафтов.

Стратегия ведения бизнеса в городских хозяйствах

В своей книге, вышедшей в 1984 году, под названием Cities and the Wealth of Nations [Города и богатство наций] Джекобс блестяще развенчала государственные теории создания богатства, реалистично продемонстрировав, что именно города и городские районы являются истинными генераторами национального богатства[30]. Она утверждала, что города растут поэтапно: (1) рынки для импорта, (2) замещение импорта (рабочие места), (3) перемещение промышленных и коммерческих структур, (4) технологии и (5) образование капитала и инвестиции. Она продемонстрировала, насколько тесно западные городские агломерации объединились с другими импортирующими и экспортирующими городскими агломерациями внутри государства, чтобы создать национальное богатство. Городская агломерация – сердце государственной экономики. Как только ключевые города преуспевают в замещении импорта, они начинают экспортировать избыточные продукты производства и инновации в соседние ключевые города, а затем за рубеж. Импорт всегда преобразуется в замещение и экспорт, и таким образом растет богатство городских агломераций. Когда энергия и изобретательность центрального города иссякает, агломерация приходит в упадок.

Еще раньше, в 1961 году, Джекобс написала свою книгу The Death and Life of Great American Cities [Смерть и жизнь больших американских городов], в которой она следит за гонкой между городами и городскими агломерациями США, а также описывает различные причины, по которым одни города выигрывают, а другие остаются в проигрыше[31]. Каждый город вступает в конкуренцию за рынки, рабочие места, размещение производства, технологии и капитал. Города могут быть вечными, но их богатство и экономическая сила не постоянны.

Джекобс стала свидетелем подъема Токио и других крупных японских городов и видела рост богатства Японии. Но она не дожила до экономического подъема мегаполисов и крупных городов Китая, Индии и других стран Азии, Сан-Паулу, Рио-де‑Жанейро и Мехико в Латинской Америке, Стамбула и Дубаи на Ближнем Востоке или же Лагоса в Африке. Также она не видела спад экономического роста Токио и других крупных городов Японии в течение десятилетий стагнации, начиная с 90‑х годов и далее, или коллапс Детройта и экономический спад многих знаменитых американских и европейских городов. Тем не менее Джекобс была права с самого начала. Экономическое состояние городских агломераций зависит от изменений в сфере внутренних и мировых рынков, рабочих мест, размещения производства, технологий и капитала.

На момент написания Джекобс ее книги, в 1961 году, Советский Союз еще не распался. Мировой порядок свободной торговли, финансовой интеграции и новых мировых финансовых инструментов еще не существовал. Не было ВТО, способствующей преобразованию протекционистской торговли в более открытую. Коммунистический Китай только начал свой быстрый рыночный рост. Социалистическая Индия еще не начала рыночные реформы. Транснациональные корпорации еще не стали теми мировыми тяжеловесами, которыми являются сегодня. К моменту смерти Джекобс в 2006 году очертания нового мира уже наметились. Наша книга – это дань уважения ее новаторской работе по изучению богатства городов и того, как деловая и политическая, социальная и личная жизнь должны подстроиться под этот новый урбанистический мир.

Давайте посмотрим, как пять этапов, указанных Джекобс, вписываются в сегодняшнюю и завтрашнюю мировую экономику.

Рынки

Мы уже документально зафиксировали новый ландшафт городских рынков (определив город как городскую агломерацию по аналогии с определением Джекобс). В 2008 году в развивающихся городах, входящих в рейтинг 600 ведущих городов мира, было 80 миллионов семей – представителей среднего и высшего класса, а в развитых странах их количество составляло 172 миллиона[32].

Что касается самого высокого темпа прироста городского ВВП в 2025 году, ожидается, что из 25 городов с самым быстрым темпом прироста ВВП 15 будут находиться в Китае. Только один город США, Лос-Анджелес, возможно, войдет в состав 25 городов с самым быстрым темпом прироста ВВП. Что касается количества семей с ВВП по ППС более 20 000 долларов США в год, только Нью-Йорк, Лос-Анджелес и Чикаго из городов США попадут в число 25 таких городов, причем те же показатели будут у Шанхая, Пекина и Шеньчженя в Китае. Если смотреть шире, ожидается, что 12 из ведущих 25 городов с семейным доходом более 20 000 долларов США ВВП по ППС в год будут городами развивающихся стран[33].

Профиль рынков как фактор благосостояния сместился с развитых на развивающиеся страны. Это означает, что эпицентр потребления смещается за счет комбинации роста городского ВВП, числа населения, количества семей и их размеров, а также дохода на душу населения.

Ключ к растущему рыночному потреблению ведущих развивающихся городов – это глобальная досягаемость транснациональных корпораций в части производства, силы бренда и розничных сетей. Оно увеличивается за счет подъема местных компаний и их производственных мощностей, дизайна, рекламы и распределения через розничные сети и торговые центры.

Западные транснациональные компании, работающие с конечными потребителями (B2C) и с корпоративными клиентами (В2В), изначально экспортировали свои товары и услуги в развивающиеся города. Вскоре импортные товары данных ТНК копировались компаниями развивающихся стран и продавались другим предприятиям или конечным потребителям по более низкой цене. Чтобы подготовиться к данной рыночной угрозе и выдержать экспортную конкуренцию, ТНК разместили производство в развивающихся городах, чтобы защитить свои бренды на рынках данных стран, воспользоваться дешевой рабочей силой, а впоследствии экспортировать товары в свои родные страны и на другие рынки.

ТНК попытались взять верх над местным замещением импорта при помощи патентов и защиты авторских прав. С исторической точки зрения это была безнадежная задача. Тем не менее бренды ТНК укоренились в развивающихся экономических системах, а западные промышленные и коммерческие инвестиции добавили силы развивающимся городам, одновременно с этим ставя под угрозу производственную экономику своих родных стран.

Местные компании развивающихся городов не только заместили импорт и создали собственные бренды и заняли свою нишу в сфере торговли, но и начали инвестировать в научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР), а также в инновации. К 2011 году Китай стал вторым по величине экспортером после ЕС и опередил США[34]. В 2012 году китайский телекоммуникационный гигант Huawei инвестировал 13,7 % своих ежегодных доходов в НИОКР[35]. К 2013 году Китай сместил свою структуру экспорта в сторону продуктов с добавленной стоимостью и успешно конкурировал с продукцией ТНК на внутренних рынках.

Рабочие места

В ведущих развивающихся городах больше рабочих мест, чем в крупнейших развитых городах. Вы могли бы уместить прогнозируемое население пяти развитых городов с самым высоким уровнем дохода на душу населения в мире по состоянию на 2025 год (Осло, Доха, Берген, Тронхейм и Сан-Хосе) в одном рабочем районе Шанхая[36]. Большая часть самых успешных с точки зрения дохода на душу населения городов имеет маленькое население и ограниченные рынки труда, но они богаты природными, трудовыми и финансовыми ресурсами.

8
{"b":"541674","o":1}