ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

IX. Приключения в Минстедском лесу

Аллен шел густым лесом по глухой тропинке, порой совершенно терявшейся. Юноша не без волнения осматривал богатую местность: он знал, что его предки некогда владели этими землями. Его отец, чистокровный сакс, считал своим праотцом Годфри Мэлфа, владевшего Бистерном и Минстедом еще в ту пору, когда норманны впервые ступили на английскую землю. Но понемногу фамилия беднела и утрачивала свой блеск, часть владений перешла к королю, часть конфисковали за неудачный мятеж саксов. Однако у них в собственности оставался родовой замок с рощей и фермами, и потому Аллен не без чувства гордости смотрел на земли своих предков, ускоряя шаг в надежде поскорее увидеть родной замок.

Вдруг во время этих размышлений перед ним словно из-под земли вырос крепкий мужчина, одетый как крестьянин, с дубиной в руках.

– Стой! – грозно крикнул незнакомец. – Как смеешь ты свободно гулять по этим лесам? Кто ты?

– А почему я должен отвечать тебе? – насторожился Аллен, готовясь к защите.

– Чтобы спасти свою голову, мальчишка! Что у тебя в сумке?

– Ничего ценного.

– Покажи-ка!

– Не покажу.

– Глупец, я придушу тебя как цыпленка! Отдавай сумку, если не хочешь распрощаться с жизнью!

– Ни того, ни другого без борьбы! Попроси ты у меня милостыню – я бы охотно тебе дал что мог, но силой не добьешься ничего, еще я расскажу обо всем брату, Минстедскому сокману…

При этих словах разбойник опустил свое оружие.

– Коли так – другой разговор! Раз вы его брат – не дай бог мне вас обидеть!

Аллен улыбнулся.

– Ну, раз так – покажи мне ближайшую дорогу к его дому.

В эту минуту раздались звуки охотничьего рога, и на поляну вылетела кавалькада охотников. Впереди всех ехал воинственный загорелый человек со сверкавшими из-под нависших бровей глазами. На нем был шелковый кафтан с золотыми лилиями, бархатная мантия, опушенная горностаем, а на серебряных доспехах были оттиснуты львы Англии.

Аллен сразу узнал доблестного Эдуарда, короля англосаксов. Юноша снял шляпу и почтительно поклонился королю, но мужик стоял как ни в чем не бывало, опершись на свою дубину и не выказывая подобающего уважения королю и его свите.

– Шапку долой, собака! Шапку долой! – грозно прикрикнул на него барон Брокас и прошелся по его лицу хлыстом.

Бродяга с ненавистью посмотрел вслед всадникам.

– Мерзкая гасконская собака, – прошептал он. – Пусть Господь уничтожит меня, если я не уничтожу все, что найду под крышей твоего замка!

– Не примешивай имени Бога к своим мстительным угрозам! – воскликнул Аллен. – Я поищу какую-нибудь целебную траву, чтобы успокоить боль от удара этого лизоблюда…

– Не тревожься обо мне, юноша, и, если хочешь увидеть своего брата, поспеши: сегодня наши молодцы будут ждать его на сборище. Иди скорее в ту сторону, в проем между дубом и терновником, и ты выйдешь на минстедское поле. Я бы присоединился к тебе, да уж нашел себе ночлег.

Аллен поспешил в указанном направлении, и с каждым шагом, приближавшим его к замку, росла его тревога. Но вот деревья стали редеть, и он вышел на поляну, через которую протекал ручей. Грубый мостик привел его на другую лужайку – к деревянному зданию с тростниковой крышей. В золотом сиянии осеннего солнца это жилище казалось таким мирным и снова погрузило Аллена в приятные воспоминания.

Но его размышления вдруг были прерваны звуками голосов, и вскоре из лесу показался белокурый высокий мужчина, рядом с ним шла грациозная девушка с ясными глазами и гордым станом. Левая рука ее была согнута, и на ней сидел маленький взъерошенный сокол. Не заметив Аллена, разговаривавшие подошли к мосту, и до юноши донеслись обрывки фраз:

– Ты должна быть моей женой! – горячо сказал мужчина, хватая девушку за талию.

Девушка с гневом рванулась в сторону.

– Никогда этого не будет! Я скорее соглашусь стать женой последнего крепостного моего отца! Пустите меня, вы, грубый неотесанный мужик! Вот каково ваше гостеприимство! Сэр! – обратилась девушка к Аллену, наконец заметив его присутствие. – Защитите меня от этого негодяя!

– Послушайте, господин, – сказал Аллен, – вы не смеете удерживать мисс против ее воли!

Мужчина, не выпуская девушку, обратил к юноше свое лицо с пылающим взором и выразительными чертами. Лицо это показалось Аллену самым красивым из всех виденных, но сквозило в нем что-то дикое, необузданное.

– Осел! – гневно крикнул он. – Не суйся куда тебя не просят! Она обещала быть моей женой и будет!

– Лгун! – воскликнула девушка и, быстро наклонившись, вцепилась зубами в державшую ее руку. Мужчина с проклятием отдернул руку, a девушка, освободившись таким образом, подбежала к Аллену и спряталась за ним, ища защиты.

– Прочь с моей земли, щенок! Кто ты? Ты, кажется, из тех проклятых монахов, которые наводнили, как крысы, нашу страну… Прочь!

– Так это ваша земля? Вы владелец Минстеда? – в сильном волнении переспросил Аллен, не обращая внимания на гнев незнакомца.

– Да, я сын Эдрика, потомок знатного Годфри, и, клянусь бородой отца, странно было бы, если бы меня посмели оскорбить на единственном клочке моей земли, который еще не успели выманить! Прочь! Не мешайся не в свое дело!

– Не покидайте меня, – шепнула с мольбой девушка, – это будет позором для мужчины.

– Право, сэр, – ответил Аллен, слегка улыбаясь, – я вижу, что ваши предки высокого происхождения, но клянусь, что мои предки не хуже ваших!

– Собака! – яростно вскричал минстедский владетель. – Во всей округе не нашлось бы смельчака произнести такое!

– Однако я смею, – возразил Аллен с улыбкой, – ибо я тоже сын Эдрика, чистокровный потомок Годфри. Наверно, дорогой брат, – произнес он, протягивая руку, – теперь вы более тепло встретите меня!

Но тот, напротив, с проклятием отдернул руку.

– Ты – молодой щенок из Болье? Твои монахи ограбили меня, чтобы дать тебе воспитание, и теперь ты пришел отнять последнее? Негодяй, я спущу на тебя собак, прочь с дороги!

С этими словами он снова схватил девушку за руку. Но Аллен поспешил несчастной на помощь, и, взяв ее за другую руку, угрожающе поднял палку.

– Поступайте со мной как хотите, но, клянусь спасением души, я раздроблю вашу руку, если вы не оставите в покое девушку!

Уверенный тон и пламенный взор юноши показывали, что его слова не пустая угроза. Владелец Минстеда отскочил назад и стал оглядываться кругом в надежде найти что-либо для своей защиты, но, не найдя ничего, бросился к замку, свистом призывая к себе собак.

– Бежим, друг мой, – в волнении проговорила девушка, – пока он не вернулся!

– Пусть возвращается, – твердо произнес Аллен. – Я не тронусь с места, хоть призови он всю свою псарню.

– Идемте же, – умоляла девушка, – я не могу вас бросить здесь! Ради Пречистой Девы – бежим!

Аллен решился, и они стали поспешно пробираться сквозь кустарник, которым густо зарос лес. Наконец они выбрались к маленькой лесной речке и пробежали по ее дну полсотни метров, чтобы собаки потеряли след. Возле большого ясеня вышли на берег.

– Здесь не опасно, тут больше не его земля, – произнесла, задыхаясь, девушка.

Молодые люди отдохнули несколько минут на влажном мху берега. Затем поднялись и поспешно пошли дальше через Минстедский лес, по бархатному торфу, через лужайки, озаренные ярким солнцем.

– Так вы хотите узнать, в чем дело? – спросила на ходу девушка.

– Отчего же нет, – произнес Аллен, – расскажите, если желаете.

– Вы имеете право знать все, ибо из-за меня потеряли сегодня брата. Слушайте. Ваш брат хотел, чтобы я стала его женой. Но не потому, что меня любит, а чтобы пополнить свой сундук за счет моего отца. Отец же считает его неотесанным мужланом самого низкого происхождения. Он отказал ему и запретил мне охотиться в этой части леса. Однако сегодня я спустила своего маленького сокола Роланда на большую цаплю, и мы с пажем Бертраном стали преследовать его, не заметив, как оказались в Минстедском лесу. Вдруг моя лошадь – Трубадур – зашибла ногу, стала на дыбы и сбросила меня на землю. Затем Трубадур помчался, а Бертран, как безумный, бросился его догонять. Я осталась одна. И в это время из лесу вышел этот злодей и стал угрожать. Боже мой, боже мой! – продолжала она жалобно. – Мое платье в грязи, башмаки изорваны – что скажут дома? Это уже третье испачканное за неделю платье. Горе мне, когда Агата, моя камеристка его увидит.

14
{"b":"541690","o":1}