ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Призрак Канта
Планета Халка
Свинья для пиратов
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах
Любовь колдуна
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
Жестокая красотка
Возвращение
Любовница Синей бороды

Мэри Бэлоу

Немного грешный

Глава 1

Лорд Аллен Бедвин знал о войне лишь по рассказам своего старшего брата. Почти вся жизнь двадцатипятилетнего лорда, третьего по старшинству брата герцога Бьюкасла, прошла в Англии, вдалеке от военных баталий, будораживших Европу с тех самых пор, как к власти пришел Наполеон Бонапарт. Молодой лорд с жадным интересом слушал военные истории старшего брата Эйдана, вышедшего недавно в отставку полковника кавалерии. Вскоре Аллен решил, что знает о войне абсолютно все. Тогда он не мог и предположить, насколько его представления были далеки от истины.

В воображении юноши рисовались стройные ряды войск: по одну сторону — британцы и их союзники, по другую — противник. Врагов обязательно должна отделять обширная «нейтральная полоса» размером уж никак не меньше, чем спортивное поле. Большое спортивное поле, такое, например, как было в Итонском колледже.

Аллену представлялось, что сражение — это гениальная шахматная партия, в которой каждая фигура движется по заранее заданной траектории. Именно так, как предусмотрено правилами. Кавалерия, артиллерия, пехота. При этом каждая военная «фигура» расположена на своей «клетке». Разумеется, все солдаты и офицеры в соответствующей парадной форме, каждое движение четко определено, и сражение идет строго по разработанной схеме. Конечно, предполагалось, что на поле боя будут стрелять, но даже звуки пальбы не должны были мешать торжественности происходящего, ни в коем случае не внося хаоса или смятения.

Аллен думал, что все позиции на боевой арене четко обозначены и командиры имеют возможность наблюдать за малейшими перемещениями как своих войск, так и вражеских. И если бы Аллена тогда спросили: «Как дышится на войне?», то скорее всего он, не задумываясь, ответил бы, что на поле боя самый чистый и свежий воздух на свете.

И возможно, он так никогда бы и не узнал, что ошибается, если бы ему не было суждено увидеть все собственными глазами.

Военная карьера не особенно привлекала юношу. Когда пришло время задуматься о том, что он может сделать для своей страны, молодой лорд выбрал дипломатическую стезю. Вскоре он поступил на службу в британское представительство в Гааге и стал работать, под началом сэра Чарлза Стюарта. Однако после того, как пленный Бонапарт совершил побег с острова Эльба и снова начал поднимать грозную французскую армию, сэр Чарлз с группой служащих британского дипломатического корпуса, в число которых попал и Аллен, переехал в Брюссель. Именно там сейчас находился военный штаб армии союзников под командованием герцога Веллингтона. В ближайшее время должно было состояться одно из решающих сражений — битва при Ватерлоо.

Войска французской и союзнической армий готовились к кровавому побоищу на холмистой местности возле маленькой деревушки, расположенной к югу от Брюсселя. Союзнические войска уже выдвинулись на боевые позиции, и, чтобы не чувствовать себя «штабной крысой», лорд Аллен вызвался доставить Веллингтону депешу от сэра Чарлза. В его обязанности входило вручить письмо и привезти обратно ответ командующего.

Аллен был даже доволен, когда узнал, что у него не будет сопровождающего. Молодой лорд, конечно, любил путешествовать в компании, но сейчас все было слишком серьезно. Задание, которое он сам вызвался выполнить из любопытства, теперь внушало ему панический ужас. Неожиданно для себя самого он оказался в самом пекле сражения. И на деле все выглядело вовсе не так, как в мечтах.

Хуже всего была пальба. Казалось, что в мире не было других звуков, кроме оружейных выстрелов и разрывов снарядов. Оглушающие взрывы отдавались мучительными спазмами в животе. Из-за дыма Аллен почти ничего не видел, дым забивался в легкие, казалось, что на месте сражения воздух зачем-то заменили дымом. Порой вообще приходилось двигаться наугад, едва-едва удавалось разглядеть что-то на расстоянии нескольких дюймов перед глазами.

Но и это еще не все. Повсюду непонятно куда и зачем двигались вперемежку грязные люди и лошади. Все это уж точно не было похоже на отточенные ходы фигур в шахматной партии. Накануне всю ночь шел дождь, люди и лошади выглядели измученными — если их вообще удавалось разглядеть сквозь сплошную пелену дыма и гари.

Аллен видел офицеров и сержантов, выкрикивающих команды в порой тщетных попытках перекричать шум сражения. И был еще запах. Страшный запах крови и человеческой плоти. Может быть, мертвой человеческой плоти. Да, он видел трупы. И это был ад. Вот когда Аллен понял, что такое война.

Герцог Веллингтон был из тех полководцев, которые всегда оказываются в самом пекле, лишь каким-то чудом избегал смерти и даже тяжелых ранений. Сегодняшний день не был исключением. Аллен расспросил нескольких офицеров, где может находиться командующий, и наконец нашел его возле атакованной французами деревни Ла-Э-Сент, которую отчаянно защищали немецкие союзнические войска. Аллен с тревогой подумал, что Веллингтон при всем желании не мог бы выбрать для себя более уязвимую позицию. Заняв для наблюдения стратегический пост на возвышенности, он фактически оказался открытым для ударов противника.

Передав депешу сэра Чарлза командующему, Аллен полностью сосредоточил свое внимание на лошади: животное было напугано выстрелами и стремилось унестись подальше от места сражения — с седоком или без. Аллен старался не думать сейчас о подстерегающей его опасности, однако каждый взрыв артиллерийского снаряда повергал его в ужас. И с этим молодой лорд бороться был уже не в силах. Страх пронизывал его до костей.

Тем временем командующий прочел послание сэра Чарлза и начал диктовать ответ одному из своих помощников. Ожидание казалось Аллену нестерпимым. С точки, где располагался сейчас штаб Веллингтона, сражение за деревушку было видно, наверное, лучше всего. Естественно, обзору по-прежнему мешал дым от выстрелов тысяч пушек и ружей, но Аллен все же видел, как одни солдаты умирали, а другие с оружием в руках готовились умереть. Если ему удастся вырваться из-под обстрела живым, не потеряет ли он слух? А может, он потеряет рассудок? Наконец Веллингтон передал Аллену ответную депешу, и молодой лорд с облегчением покинул опасное место. Документ, который мог стоить ему жизни, он надежно спрятал во внутренний карман мундира, без устали благодаря небеса за то, что остался в живых.

«Как же Эйдан сумел вынести ужасы военной жизни?» — недоумевал Аллен. Невозможно себе представить, целых двенадцать лет! Каким-то чудом брату удалось не только выжить, но и сохранить светлые воспоминания о своем военном прошлом. Теперь, когда он вышел в отставку, женился на Еве и обосновался в старой доброй Англии, с трудом верилось, что он прошел через все ужасы войны.

Внезапно размышления Аллена были прерваны резкой болью в левом бедре. Сначала Аллен решил, что просто он неудачно повернулся в седле и потянул мышцу, однако, взглянув вниз, увидел, что его бриджи порваны, а по ноге течет кровь. Все вокруг стало нереальным: Аллен ощущал себя не участником событий, а беспристрастным наблюдателем.

— Боже милостивый! — воскликнул Аллен. — Я ранен.

Он услышал свой голос как будто издалека. Вокруг по-прежнему гремели выстрелы, заглушавшие все и вся. Дикая мысль о том, что он действительно ранен, звенела в голове тревожным набатом. Раздиравший душу страх заглушал голос разума. Аллен даже не подумал о том, что следовало бы обратиться за медицинской помощью. Все помыслы его были обращены на то, чтобы быстрее унести ноги из этого ада. «Скорее обратно в Брюссель!» — мысленно твердил он. Ему казалось, что только там он сможет вновь почувствовать себя в безопасности. Кроме того, в голове неотвязно вертелась мысль о том, что в Брюсселе его ждут какие-то важные и неотложные дела. Правда, что это за дела, Аллен сейчас вспомнить не мог, но был уверен в их существовании.

Страх подталкивал его в спину.

Какое-то время он бездумно несся вперед, не разбирая пути, просто чтобы выбраться из-под обстрела. Раненая нога болела все сильнее. Аллену даже перевязать рану было нечем, разве что носовым платком. Когда он вытащил платок из нагрудного кармана, то сначала испугался, что материи не хватит для того, чтобы обвязать вокруг ноги. Но, свернув платок «косынкой», Аллен с облегчением обнаружил, что платок больше, нежели он вначале предполагал. Потными дрожащими руками Аллен перевязал рану, скрипя зубами от боли. Он решил, что пуля застряла в бедре. От жестокой пульсирующей боли у Аллена кружилась голова, он боялся потерять сознание.

1
{"b":"5417","o":1}