ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 4

Когда после короткого отдыха Рейчел спустилась в кухню, там витали вкуснейшие ароматы. Рейчел поняла, что, видимо, с предложением помочь она сильно запоздала. Филлис колдовала над большой кастрюлей с супом. Поднос был полон уже готовой выпечки. На столе стоял чайник с открытой крышкой, на плите закипала вода.

— Хорошо отдохнула? — спросила Филлис. — Все сейчас в комнате Уильяма, наверху. Если не трудно, завари, пожалуйста, чай, и мы вместе отнесем угощение. Тот бедный молодой человек еще спит?

Проснувшись, Рейчел не решилась заглянуть в комнату раненого. Она все еще чувствовала себя неловко из-за того, что намекнула ему, будто работает здесь проституткой. Она одновременно злилась и на него за глупые расспросы, и на себя за то, что поддалась минутному настроению и наговорила лишнего. Просто она очень обиделась за девочек, ей было неприятно, что этот молодой человек так презрительно говорил о них. В конце концов, девочки приютили здесь и ее, и его. Они заботились о нем, помогали ей. Да, они проститутки, но, может быть, самые душевные женщины на земле.

Героем дня в «веселом доме» стал сержант Стрикленд. Всем очень нравилось, как бодро он держится, несмотря на потерю глаза. Он не жаловался сам и не позволял жалеть себя другим. Потребовалась сила убеждения всех живущих в этом доме, чтобы заставить его оставаться в постели хотя бы пару дней, пока не заживут раны. Рейчел испытывала к нему большое уважение. В конце концов, он поступил как герой, спасая совершенно незнакомого человека, хотя и сам уже был тяжело ранен.

— Когда глаз немного заживет и можно будет надеть специальную повязку, уверена, вы будете выглядеть очень браво.

Именно на этих словах, произнесенных Бриджит в адрес сержанта, Рейчел вошла в комнату.

Они с Филлис принесли собравшимся чай и выпечку. В этот момент Бриджит как раз меняла бинты на ране сержанта.

— Ой, что-то у меня пропал аппетит, — пробормотала Филлис, взглянув на открытую рану сержанта.

— Уилл, с повязкой на глазу ты будешь похож на настоящего пирата, — подхватила Джеральдина. — Однако что-то мне подсказывает, что ты и раньше не был особым красавцем, а?

— Это точно, — с усмешкой согласился сержант. — Но по крайней мере у меня были целы оба глаза. Я всю жизнь в армии, понимаешь, девочка? Больше ничего не умею делать. Но придется как-то приспосабливаться к новой жизни, надо же что-то есть. Ничего, выкарабкаюсь.

— Не сомневаюсь! — Она придвинулась поближе и взяла сержанта за руку. — Но в ближайшие день-два тебе все-таки придется оставаться в постели, слышишь, солдатик? Это приказ. Имей в виду, раньше ты встанешь с постели только через мой труп.

— Ну, не думаю, что тебе удастся меня удержать, девочка, — отозвался сержант, — но я ничего не имею против, если ты хорошенько попытаешься. А вообще-то непривычно мне валяться в постели из-за пустяка, честное слово. Как только полегчает, сразу проведаю того парнишку, которого я сюда доставил.

— Ох, Филлис, сколько вкусного ты принесла! — воскликнула Флосси, меняя тему. — В мире нет лучшей кулинарки, чем наша Филлис.

— Мисс, не надо бы вам было тащить этот тяжеленный поднос на чердак. Клянусь, уже завтра я начну помогать вам, чем смогу. А вообще, леди, может, вам здесь нужен хороший вышибала, а? Приглядывать за порядком в доме, когда вы принимаете гостей, помогать по хозяйству, да что угодно.

— Уильям, неужели ты хочешь сменить службу в армии на работу в борделе? — спросила Бриджит, отламывая кусочек свежеиспеченной булочки и намазывая его маслом.

— Неплохая была бы работенка, мэм. Особенно пока окончательно не поправлюсь, — ответил сержант. — Естественно, никакого жалованья, только немного еды и постель.

— Дело в том, Уильям, что мы не можем с определенностью сказать, сколько еще пробудем в этом городе, — отозвалась Джеральдина. — Сейчас, когда армия ушла из города, доход будет не особенно большой, оставаться надолго невыгодно. Так что мы собираемся вернуться домой, и как можно скорее. Есть один подонок, которого нам во что бы то ни стало надо разыскать, где бы он от нас не скрывался. Это очень важно для нас.

— Он обчистил нас, украл все деньги, которые нам удалось скопить за четыре года работы, — объяснила Бриджит. — И, как ты понимаешь, мы хотели бы их вернуть.

— И даже больше того, мы хотим как следует проучить мерзавца, — добавила Джеральдина.

— Кто-то смылся со всеми вашими деньгами? — нахмурился сержант, принимая из рук Филлис тарелку с бутербродами. — И вы, значит, собираетесь пуститься за ним вдогонку? Что ж, тогда я с вами. Один мой вид заставит негодяя трястись от ужаса. И уж я сумею сделать так, чтоб он меня надолго запомнил. Куда он сбежал?

— В этом-то вся проблема, — вздохнула Бриджит. — Мы почти уверены, что он прячется где-то в Англии, но, сам понимаешь, найти его там будет непросто.

— Бриджит и Флосси написали всем нашим подружкам по ремеслу, которые умеют читать, — сказала Джеральдина. — Кто-нибудь из них обязательно должен засечь этого мерзавца. Ну а если нет, что ж, мы сами разыщем его, даже если на это уйдет несколько лет. Не важно, сколько времени потребуется, главное — найти и отомстить. Нужен хороший план.

— Все, что нам нужно, — сухо поправила подругу Флосси, — это деньги. Пока мы будем рыскать по Англии в поисках вора, мы не сможем работать, так ведь? А деньги нужны постоянно. Мы станем нищенками, если очертя голову бросимся на его поиски.

— Но пойми же, Флосси, — горячилась Джеральдина, — ведь он оскорбил нас, выставил абсолютными дурами. И все из-за того, что мы проститутки! Он украл не только наши деньги, он обманул и нескольких благородных дам. Леди Флэтли, нашу Рейчел и других. Но для них у него хотя бы нашлось благовидное объяснение! Он сказал им, что деньги пойдут на пожертвования, и кто потом будет проверять, положил он деньги себе в карман или раздал бедным? Но с нами он поступил еще хуже! Просто взял деньги и сбежал. Сидел тут, выслушивал наш благодарный лепет, мерзавец! А потом небось смеялся над нами!

— Да, — согласилась Филлис. — Мы должны преподать ему урок хороших манер. Не важно, сколько это нам будет стоить.

— В любом случае нам потребуется много денег, — настаивала Флосси, беспокойно постукивая по краю тарелки. — Без денег — как без рук.

— У меня есть небольшое состояние, — неожиданно пылко заявила Рейчел. Флосси прекратила постукивать по тарелке, взгляды девушек устремились на Рейчел.

— У тебя есть состояние, Рейчел? — переспросила Джеральдина.

— Так она же приходится родней барону Уэстону… По материнской линии, да, Рейчел? — припомнила Бриджит.

— Мама оставила мне свои драгоценности, — объяснила Рейчел. — Но я не могу получить наследство до двадцати пяти лет, а до этого целых три года. Глупо, конечно, было вспоминать об этом сейчас, ведь еще три года я буду бедной церковной мышью.

— А где они хранятся? — спросила Флосси. — Мы ведь могли бы взять их… без спросу, правда? Это ведь не было бы воровством, раз они принадлежат тебе.

— Нацепим на себя черные маски и возьмем штурмом хранилище при свете полной луны, да? — хихикнула Джеральдина. — А что, это интересно. Где они, Рейчи?

— Да я и сама не знаю, — рассмеялась Рейчел, покачав головой. — Они на хранении у моего дядюшки, но я понятия не имею, где именно.

Правда, Рейчел умолчала еще об одном способе, которым она могла бы получить драгоценности до истечения указанного в завещании срока. Но в данный момент ей казалось, что этот способ был совершенно нереален.

— А как насчет юноши, который лежит внизу? — спросил сержант Стрикленд. — Он богат?

— Он определенно джентльмен, — ответила Рейчел.

— А кто он, мисс?

— Он не помнит.

Сержант усмехнулся:

— Бедняга потерял память после падения с лошади? Вот не повезло! Но я уверен, что он чертовски богат, помяните мое слово! Может, у него есть даже богатые родственнички прямо здесь, в Брюсселе. Если, конечно, они не сбежали из-за этой заварушки с французами к себе в родовое поместье. Но в любом случае, думаю, они рады будут заплатить нам за то, что мы спасли его благородную шкуру.

10
{"b":"5417","o":1}